Они могут слышать бордюры, а хотят – аплодисменты. В Гомеле незрячие актеры попали на сцену

26.07.2020 в 14:16
Юлия Цурко, "Белка", фото: Мария Амелина

Первый и единственный в Беларуси атмосферный «Тим театр» знают по смелым экспериментам. Завязать зрителям глаза или попросить их подержать свечку над влюбленными героями пьесы – вполне себе идеи для спектакля-погружения или спектакля-присутствия. Сейчас здесь снова экспериментируют – на сцену готовятся выйти незрячие актёры. Журналисты «Белки» побывали на репетиции нового спектакля.

КАБИНЕТ-МАСТЕРСКАЯ

Слева – фиолетовые динозавры, справа – кучерявые принцессы. Пока идём по просторному холлу с бетонными стенами, успеваем рассмотреть рисунки юных художников – участников новогоднего инклюзивного бала. Со многими из них директор-художественный руководитель «Тим театра» Андрей Бордухаев-Орел знаком лично. В репертуаре необычного театра – 30% спектаклей созданы и адаптированы для слабовидящих и незрячих детей.

– А теперь по лестнице на третий этаж, – вздыхает Андрей и сразу предупреждает. – Жаловаться на условия не буду. Слава богу, у нас есть свой дом (театр третий год обитает во Дворце культуры «Белицкий» – прим. авт.). Как добраться до наших куличек, постоянные зрители знают, а новичкам всегда поможем.

Кабинет директора больше напоминает мастерскую. На стене аккуратно развешены строительные инструменты, пахнет древесиной и краской. Оказывается, реквизит для своих спектаклей артисты делают сами. На то, что мы в театре, указывают яркие афиши в рамах. Правда, на последней красуется совсем не актуальная дата – 29 марта.

– До премьеры спектакля «Однажды на радио» оставалось пять репетиций. Из-за пандемии коронавируса постановку отменили, — объясняет Андрей.

От худрука узнаем, что в новом спектакле задействованы четыре незрячих актера, которые играют самих себя. События развиваются в радийной студии, куда герои пришли записать «Сказ про Федота-стрельца».

Директор-художественный руководитель «Тим театра» Андрей Бордухаев-Орел

Сегодня на репетиции ожидаем двух актеров. Пока же Андрей рассказывает, как театр переживает коронавирус.

— Мы серьезно застряли с этой пандемией. Собирались в тур по Беларуси со спектаклем «Айболит» для слабовидящих и незрячих детей – пришлось отменить, планировали провести второй инклюзивный бал – снова мимо. Работали до самого критического момента, а затем, как и многие театры, перешли в онлайн. Проводим курс театральных тренингов, читаем для детей сказки по телефону. Конечно, благодаря интернету о нас узнало больше людей, но нам очень нужен зритель в зале…

— Энергетика?

— Атмосфера. Во время спектакля задействованы все органы чувств зрителей, кроме зрения. Они испытывают тактильные ощущения, слышат запахи, брызги, ветер… Можно сказать, попадают в эпицентр событий и сами рисуют в своей голове картинку происходящего.

Шум в соседнем помещении подсказывает, что актеры уже на месте и готовы работать. Режиссер выходит к ним и обозначает мизансцену. Под театральным светом стоят Дмитрий Геращенко с баяном и Наталья Кравченко в венке. С галёрки наблюдаем, как Андрей общается с актерами.

НАДО ЧУВСТВОВАТЬ

Это теперь Наталья уверенно и с выражением читает реплики, а Дмитрий всегда уместно растягивает меха. Полгода назад было по-другому.

Наталья Кравченко

— Самым сложным для меня было отработать жестикуляцию, — вспоминает первые репетиции Наташа. — Окружающие подсказывали, куда рукой махнуть, чтобы соседу в глаз не зарядить. А что? У меня был такой случай…

— Тексты пришлось вызубрить, подсмотреть-то некуда, — улыбается Дмитрий и перечисляет удобные для этого способы. – Читали культовую сказку на компьютере с помощью скринридера, слушали аудиозапись профессиональных актеров, некоторые части переводили через онлайн-конвертер Брайля.

Дмитрий Геращенко

В творческий коллектив «Тим театра» Наталья и Дмитрий попали из зрительного зала.

— Мы и раньше бывали в театрах, но с большего ничего не понимали. А тут все стало на свои места. Сидели в зале, слушали актеров и «видели» все, что они делали. Это не передать словами, это надо чувствовать…

— Помню, под каким впечатлением мы были после «Призраков», — подхватывает партнершу Дмитрий. — Руководство «Тим тетра» позвало нас на этот спектакль и попросило проконсультировать. Представляете, для нас двоих показывали целый спектакль. Они хотели проверить наши ощущения через звук, систему вентиляции, дым, ароматизацию. Все время спрашивали, как мы воспринимаем тот или иной эффект. Ну а когда предложили сыграть в «Федоте», конечно, мы согласились. Это же опыт.

— Спрашивать надо всегда, — зацепилась за тему Наталья. — И в случае с безбарьерной средой тоже. Среди незрячих много неравнодушных людей, они хотят быть полезными городу и обществу. Всегда говорим властям – зовите нас оценить обстановку на месте. Мы подскажем, что лучше: повесить речевой информатор, положить тактильную плитку или сделать направляющие.

ИЩУТ КЛАД

На весь зал раздается звонкий голос актрисы: «Да за энтого посла даже я бы не пошла, так и зыркает подлюка, что бы стибрить со стола!»

В спектакле Наталья играет сварливую няньку, что совсем не свойственно для нее в жизни. Дома она ласковая жена и заботливая мать двух дочерей. С будущим супругом познакомилась в гродненской школе-интернате. Он тоже незрячий, но так как у обоих заболевание приобретенное, девочки родились здоровыми.

Часто знакомые Натальи недоумевают, как молодые супруги справляются с бытом. Говорит, доходит до смешного – спрашивают, как слепые чистят картошку. Наталья в ответ всегда улыбается и объясняет, что все происходит машинально.

— Но бывают и обидные вопросы, например, как вам доверили детей растить, — признается актриса во время перерыва. — Я раньше остро реагировала, а теперь не обращаю внимание.

У Натальи есть отличный помощник – Сандра. Взяли её в квартиру щенком, а соседка-кинолог помогла воспитать реабилитолога. Это чуть шире, чем просто поводырь. Собака показывает бордюр, скамейку, остановку, помогает зайти в автобус.

– Еще ж умудряется найти мне свободное место, а сама прячется под сиденье, чтобы не мешать другим пассажирам, – смеется Наталья. – Когда гуляем на детской площадке, по направлению носа Сандры понимаю, где мои девочки.

Наташа потеряла зрение в младенчестве, понимать мир без помощи глаз научилась рано. Для нее не составило труда окончить университет, создать семью, работать копирайтером и внештатным журналистом в нескольких изданиях: «Я вспоминаю, что не вижу, когда у меня об этом спрашивают».

У Димы заболевание генетическое, он единственный из пятерых детей в семье родился слепым. Но в деревне, где он рос, послаблений не было — наравне со всеми косил траву, кормил телят, доил корову. Это ему помогло жить полноценно. Сейчас в областной организации Белорусского товарищества инвалидов по зрению Дмитрий помогает другим незрячим приноровиться к новой жизни. Он инструктор по реабилитации:

— Некоторые люди с особенностями боятся выйти из четырёх стен. Но страшно сделать первый шаг, а дальше будет легко. Мы, незрячие, ведь даже бордюры можем слышать. Да, эхолокация как у дельфинов. Главное, не выключать внимательность. Да и окружающие нас хорошо видят, иногда от них даже слишком много внимания. Как-то шел с тростью, а маленький мальчик спрашивает маму: «Дядя в городе клад ищет»?

— И у тебя про клад было? Надо же, я тоже часто слышу этот вопрос, — смеется Наталья.

ЗАНАВЕС

Софиты потухли. Стол, баян, венок вместе с другим реквизитом перемещаются в гримерку. После репетиции Андрей внимательно осматривает зал – закрыты ли окна, не осталось ли чего под сиденьями. Минуя лестничные пролеты, болтаем:

— Как вам?

— Они отлично справляются. А вы у них чему-нибудь научились?

— О-о-о, — затягивает Андрей, — мне бы четверть от их уверенности в себе, я был бы самым счастливым человеком…

Метки:

Обсуждение