Многодетный гомельчанин побыл в декретном отпуске вместо мамы и рассказал о своем опыте

20.08.2017 в 20:34
Елена Чернобаева, "Белка", фото: Вячеслав Коломиец, youtube.com

Мама в декрете — это привычно. Папа — пока не очень. Тем не менее когда мы начали искать героя для репортажа, оказалось, что «декрет­ные» папы не такая уж редкость. Толь­ко вот афишировать свой статус гото­вы не многие. Самый частый ответ: да надо мной смеяться будут! Но что-то же всё-таки побуждает мужчин стать главными няньками своим новорож­дённым детям. Причину мы попыта­лись выяснить, напросившись в гости к Ольге и Геннадию Муравьёвым. Гендерные предрассудки — это не про их семью.

Геннадий и Ольга — опытные роди­тели. У них пятеро детей — и все девоч­ки. Младшей 2,5 года, старшей 26 лет. Сейчас с Лизой сидит мама. Но ког­да она только родилась, в декретный отпуск ушёл папа Геннадий. И пробыл в нём 9 месяцев.

— Ольга работает заведующей поликлиникой, а руководящих работ­ников очень неохотно отпускают в отпуска, особенно такие длительные, как декретный. Она и на предродо­вой больничный-то, по сути, не уходи­ла. Работала до последнего. Пошла в декрет 8 января, а родила 16-го. Дату родов ставили вообще 10-го. Так что в поликлинике все шутили, что ждут не дождутся, когда же она родит где-нибудь в лифте, — смеётся Геннадий.

Теперь уже шутить можно. А в тот момент папе было не до шуток. Нужно пеленать, купать, кормить и укладывать спать младенца. Ольга вышла на рабо­ту, когда Лизе было два месяца.

— Чему пришлось учиться? Да я всё умел. Помог опыт, которого набрался со старшими дочерями.

— Да, папа у нас опытный. Доверить ему младенца было не страшно, — улы­бается Ольга. — Нам даже удалось сохранить грудное вскармливание. Ген­надий привозил дочку ко мне на работу, чтобы я могла её покормить.

Ещё Геннадий вспоминает, как подол­гу гулял с маленькой Лизой на улице. Говорит, только на прогулках она хоро­шо спала.

— Каждый раз я брал с собой книгу в надежде почитать. Всё время пытал­ся пристроиться где-нибудь на лавоч­ке. Только сяду, Лиза сразу просыпает­ся и начинает плакать. Встаю — и сно­ва наворачиваю с коляской круги по району. За день проходил по 15 кило­метров. А вечером, когда Ольга возвра­щалась с работы, ещё шёл на подработ­ку. Из-за этого, кстати, пришлось потом вернуть больше 8 млн декретного посо­бия. Потому что я был оформлен на пол­ставки. По закону в этом случае только мама может получать 100% декретных, папа — только 50%.

Пока папа рассказывает, Лиза забра­лась к нему на руки и строит нам глаз­ки. Она девочка общительная, в свои 2,5 года уже многое знает и умеет. Родители уделяют ей много времени, не отгора­живаются гаджетами и предлогом вро­де того, что сильно устают на работе. А есть свободная минутка — изучают новые методики физического и интел­лектуального развития. Вместе.

Геннадий не понимает мужчин, кото­рым стыдно признаться, что они были в декретном отпуске.

— Мы не в фильме «Москва слезам не верит», сейчас другое общество, другое время. И если жена зарабаты­вает больше и у неё это хорошо полу­чается, работа нравится — слава Богу. Если муж больше зарабатывает — тоже прекрасно. Но когда родилась Лиза, я трудился на нескольких работах и всё равно зарабатывал меньше, чем Оль­га. К тому же для неё как руководите­ля важна карьера, я решил это поддержать. А потом как-то втянулся даже. Когда поменялись и в декретный отпуск пошла Ольга, я днями скучал по Лиз­ке. Привык с ней постоянно сидеть. Но и сейчас мы много времени проводим вместе: читаем, песни поём, танцуем. Да, Лиза, папа с тобой танцует? — Лиза тут же самостоятельно отправляется включать музыку.

Будучи в декретном отпуске, Ген­надий узнал, что в Гомеле есть папа-школа. Записался туда, а потом и сам стал одним из модераторов проекта.

— Этот проект родился в Швеции больше 30 лет назад. Там в декрет­ном отпуске по закону должны побыть и мать, и отец. На постсоветское про­странство (Москва, Санкт-Петербург, Минск) проект пришёл недавно. В Гомеле папа-школа работает шесть лет. Занятия проводятся бесплатно. Но со шведами сотрудничать мы перестали, потому что они начали продвигать свои «европейские ценности» про родителя №1 и родителя №2. Мы сразу объясни­ли, что у нас такого в принципе быть не может, — возмущается Геннадий.

За шесть лет в гомельской папа-школе обучились 300 человек. Занятия проходят по субботам раз в две недели в течение двух месяцев. Длятся два-три часа. В офисе есть пеленальный сто­лик, ванночка, кроватка. Всё, что нуж­но, чтобы научить пап ухаживать за младенцем.

Ещё специально для практических занятий у лучшего минского мастера заказали куклу реборн, которая полно­стью имитирует живого ребёнка. Весит Паша (так назвали «младенца») 2,5 кг. Когда его долго держат в руках, он нагревается. Эффект, уверяют Ольга и Геннадий, просто потрясающий.

— Когда я забирал куклу, открыл коробку, то аж дёрнулся. Вот живой ребёнок лежит, и всё!

С покупкой куклы была интересная история. Когда её заказывали, нужно было выбрать, какого пола будет «ребё­нок». А так как у Муравьёвых в семье одни девочки, то Ольга мужу сказала: раз здесь у нас выбор есть, значит, будет мальчик — Пашка! Так и решили.

Будущие папы реагируют на Паш­ку по-разному. Одни, когда узнают, что таким их ребёнок будет в две неде­ли, восклицают: «Такой здоровенный! Как он может вообще родиться?». Дру­гие, наоборот, считают, что ребёнок очень маленький. В общем, сплошные парадоксы восприятия, ещё и подкре­плённые «ужастиками» про роды из Интернета, где сегодня ищут ответы на все вопросы не только женщины.

Приходят на чисто мужские курсы будущие папы разного возраста — от 18-летних мальчишек до 40-летних мно­годетных отцов семейств. Им тоже ещё есть чему поучиться.

— Не факт, что 18-летний будет менее ответственным отцом, чем 30-40-летний. Как по мне, так первым, наоборот, легче становиться папами. Потому что они ещё не умеют увили­вать от ответственности, — уверен Ген­надий.

Беседы про гормоны, капризы бере­менных и прочие женские штучки — это тоже часть программы папа-школы. Будущие мамы на занятия не допуска­ются. А мужские «разговоры за жизнь», правда, без пива и футбола, очень помо­гают понять, что ты в своей ситуации не одинок.

— Рассказываем, что делать с жен­щиной, когда у неё скачет настроение. Бывает, и посмеёмся. Один говорит, моя прямо бегает за МАЗами, чтобы поды­шать выхлопами. Причём другие мар­ки машин её не устраивают! Другой сокрушается про изменчивость кули­нарных предпочтений своей жены. Мол, она хочет селёдку, и тут же клубнику ей подавай. Всё это никакие не мифы, а чистая правда, — уверяет нас опыт­ный муж и папа, который уже научился любые капризы жены и дочерей не про­сто удовлетворять — предугадывать.

Главная проблема современных отцов, по мнению Геннадия, не в том, что они не умеют обращаться с деть­ми. Просто в тот момент, когда нуж­но утвердить своё право на отцовство — пасуют перед жёнами и излишне активными бабушками. Которые снача­ла берут всю инициативу в свои руки, а потом сокрушаются, что мужчины им не помогают.

— Если сам не «прорвёшься» к ребёнку с первых дней, тебя отодви­нут — жена, тёща, мама. Поэтому в папа-школе мы даём установку ребятам: ты должен занять свою нишу в семье и процессе воспитания. Потому что ребё­нок такой же твой, как и мамин. Муж­чине лучше сразу «забить» для себя купание младенца. Во-первых, будет телесный контакт с ребёнком, он будет знать отцовские руки и понимать, кто этот дядя. Во-вторых, это существен­ная помощь жене, у которой и так руки постоянно в воде, — продолжает Ген­надий.

Перестав бояться своего ребёнка, папа будет давать жене возможность отдохнуть. Сходить в магазин, напри­мер. А когда женщина сутками с малы­шом, ей даже поход в магазин за моло­ком на полчаса сродни празднику. В семье Муравьёвых разделения труда на мужской и женский нет.

— Гена очень хорошо готовит! Понятно, если он на работе, а дома я и три взрослые девицы — мы сдела­ем поесть. Если никого нет, он придёт с работы и сам приготовит. Это не про­блема. Ещё наш папа любит встать в субботу утром и что-нибудь наколдо­вать у плиты, пока мы ещё спим, — делает комплимент мужу Ольга и ещё раз подтверждает истину, что все муж­чины в душе немножко шеф-повара.

— Наши девчонки не знают такой разницы. У одной был выпускной в хореографической школе, забыла кол­готки. Так не маме позвонила, а папе. Папа, привези, а то мама ругаться будет.

Муравьёвым хочется иметь большую семью. Для этого и строят большой дом.

Я хочу развести кур, индюшек. И когда девочки будут собираться к празд­никам, нагружать им сумки. И чтобы у каждой обязательно была в родитель­ском доме своя комната, — делится сокровенным многодетный папа.

В большой семье дети счастливее. Для Ольги и Геннадия это выска­зывание наполнено особым смыс­лом. Они уверены, что именно в таких семьях есть и преемственность, и воз­можность набраться опыта. А потому дети вырастают хорошими людьми, не эгоистами. Ведь произошёл серьёзный разрыв поколений. Раньше в семьях было много детей, и пока старшие подрастали, они успевали поняньчить маленьких. Поэтому для них не было неожиданностью рождение своего, а вид младенца не вызывал оторопи. Сейчас, когда в семьях по одному-два ребёнка, многие молодые родители до появления малыша никогда не держали в руках новорождённого. Вот и полу­чается, что его появление порой вызы­вает шок.

Занятия папа-школы проходят по адресу: Речицкий проспект, 80, офис 49. Тел.: 8 (029) 307-89-59, 8 (029) 656-72-15.

Метки:

Обсуждение