В Лоеве у женщины забрали 3-месячного ребёнка и поместили на гособеспечение. Кто виноват и что делать?

18.08.2018 в 12:53

В Лоеве власти забрали у родителей 3-месячного первенца, сообщает «Радио Свобода». Выясняем причины.

Алеся Фоминых

Жительница Лоева Алеся Фоминых родила первенца в 34 года. Беременность и роды были сложные. Максим родился с пороком сердца. В родительском доме он не был ни разу. Сначала — бесконечные больницы. Сейчас 3-месячного ребенка забрало государство.

Официальная причина – «ненадлежащее исполнение родителями своих обязанностей по содержанию сына, которые своим поведением лишают ребёнка минимальных жизненных благ, необходимых для полноценного развития, отец несовершеннолетнего склонен к злоупотреблению спиртными напитками, в семье отсутствует какой-либо доход».

Алеся прожила с гражданским мужем Андреем 16 лет.

«Долго не было детей, это нас расстроило. И вот в 34 года — беременность. Так ждали этого ребёнка! Сейчас у нас его забрали. Он и в доме здесь не был», — рассказывает женщина.

Ранее незарегистрированный ПЦ «Весна» сообщал, что жительница Лоева в начале августа попала в больницу с аппендицитом. За новорожденным сыном Максимом во время болезни ухаживала бабушка. После выписки с больницы женщина ребенка дома не застала.

Она говорит, что еще до рождения Максима а в их дом начали ходить комиссии. Чиновники из местного исполкома, сотрудники МЧС, милиции, социальной службы, которым «не нравилось буквально всё».

«Заглядывали в шкафы, всё фотографировали, даже собачью будку», — говорит молодая мама. Каждый раз давали новые поручения — отремонтировать печку, трубу, крыльцо, поклеить обои, заменить газовую плиту. Средств на это у молодой семьи не было. До беременности Алеся работала уборщицей, получала 200 рублей. Андрей не работал, стоял на учете в центре занятости.

Выдержка из решения Лоевского райисполкома: «Мать Фоминых Алеся Валерьевна, 21.10.1983 г.р., по месту работы характеризуется посредственно, нуждается в постоянном контроле со стороны руководства».

Сейчас в доме скромный порядок. Стоит детская коляска, коляска, подготовленное бельё, одежда, бутылочки, лекарства, игрушки для Максима. Но чиновники малыша не отдают.

Новые требования — заменить неисправную газовую плиту и провести воду. Плиту приобрели. На то, чтобы провести воду, а это 600 рублей, в семье денег нет. На новой работе, куда Андрей устроился рабочим, он имеет около 200 рублей. Из этих денег теперь должен отдавать 70% на содержание сына.

Ещё одна претензия властей — Андрей раньше злоупотреблял алкоголем и попадался милиции на глаза.

«Но после рождения сына он лечился от алкоголизма, есть все справки, устроился на работу! Чиновники обещали: сделаете в доме порядок, будет Андрей работать — отдадим ребенка. Не отдали. Мы же все их требования выполнили!» — плачет Алеся.

Выдержка из решения Лоевского райисполкома: «Отец Ковзик Андрей Владимирович, 07.04.1982 г.р., зарегистрирован безработным в управлении по труду, занятости и социальной защите Лоевского райисполкома, однако снят в связи с неявкой более 2-х месяцев в службу занятости; состоит на учете в наркологическом кабинете, ранее проходил лечение от алкогольной зависимости в лечебно-трудовом профилактории № 1 г. Светлогорска, неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушение антиалкогольного законодательства и общественного порядка; в состоянии алкогольного опьянения агрессивен, склонен к насильственным действиям».

Пустая колыбель

С больным от рождения сыном она провела более двух месяцев в больнице. Потом у женщины в самой начались проблемы со здоровьем — вырезали аппендицит. Сейчас молодой матери позволяют видеть малыша только полчаса в день.

Максим по решению Лоевского райисполкома стал «несовершеннолетним, который нуждается в государственной защите», семья — «социально-проблемной», родители — «обязанными лицами». Лоевчанке перестали выплачивать декретные.

Максим Ковзик

«Как жить … К нам уже приходил судебный исполнитель — мы должны отдавать деньги на содержание сына. У нас сейчас вообще нет средств к существованию. Мне сказали — немедленно иди работай, твоего сына нечем кормить. Пошла в районное потребительское общество, где я раньше работала, сдать больничный — мне не оплатили его, сказали, все деньги пойдут на ребенка», — горюет женщина.

Максима отобрали по решению Лоевского райисполкома от 10 июля, по ходатайству социально-педагогического центра.

Решение Лоевского райисполкома

В решении исполкома говорится: «Родители своим поведением лишают ребенка минимальных социальных благ, необходимых для полноценного развития».

Алеся не согласна: «Как я могла смотреть огород, когда три месяца была с малышом в больницах — то в Гомеле, то в Лоеве?»

Дом, в котором живет семья

«В семье отсутствует какой-либо доход», — пишут чиновники. «А где в Лоеве работа, чтобы получить более 200 рублей? Выходит, что если мы бедные, то не можем рожать детей, потому что у нас их заберет государство и мы будем должны ему платить…» — говорит Алеся.

Бабушка Максима

В решении райисполкома написано: «Никаких мер для создания нормальных условий не приняли». А как же ремонт, плита, крыльцо, накопленные на зиму дрова, попытки провести воду?

Выдержка из решения Лоевского райисполкома: «Специалистами отдела спорта и туризма райсполкома. УЗ «Лоевская ЦРБ», сотрудниками Лоевская РОЧС констатированы неудовлетворительные условия проживания семьи: выявлены нарушения пожарной безопасности, отсутствует вода, антисанитария, отсутствуют постельные принадлежности, минимальный запас детской одежды, посуды, придворовая территория, огород в запущенном состоянии. В семье отсутствует какой-либо доход».

Решение об «отобрании несовершеннолетнего Максима Ковзика» подписала заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Людмила Журавская. Она категорически отказалась комментировать данную ситуацию незарегистрированным СМИ — как при непосредственной встрече, так и при попытке телефонного разговора.

Алеся обратилась за помощью к гомельскому правозащитнику Леониду Судаленко. Он полагает, что решение исполкома следует обжаловать в вышестоящих инстанциях и в суде.

Выдержка из решения Лоевского райисполкома: «Родителям устанавливались сроки для устранения недостатков, предлагалось переехать в благоустроенную квартиру по месту регистрации, однако предложенные варианты проигнорированы. Гр. Ковзик А.В. прошел лечение от алкогольной зависимости в УЗ «Гомельский областной наркологический диспансер» в нюне 2018 года, по ходатайству комиссии по делам несовершеннолетних бесплатно закодирован, однако, принимая во внимание, что ранее он неоднократно лечился от алкоголизма и безрезультатно, требуется определенное время для наблюдения за ним».

Правозащитник Леонид Судаленко

«Забирать в семье ребенка нужно, когда это исключительный случай и нет другого выхода. Здесь мать не употребляет алкоголь, не курит, в доме навела порядок, отец вылечился от алкоголизма, устроился на работу. Люди стараются. Но если Алеся получала 200 рублей в месяц, то это проблема государства, а не женщины. То, что нет воды — так в деревнях многие люди воду носят из колодца. Тогда у всех сельчан отобрать надо детей?» — говорит Леонид. Он считает, что чиновники в данном случае злоупотребили своими обязанностями, не учли всех обстоятельств.

Как поступят родители дальше, покажет время. Можно, конечно, попробовать вернуть ребёнка через суд, однако самым верным и действенным путём будет являться устранение причин постановки в СОП. Отцу следует окончательно завязать с пагубной привычкой и найти нормальную работу и/или несколько подработок. Маме также стоит уделить больше внимания благоустройству и заработку.

Отметим, что Лоевщина относится к районам с социально-напряжённой ситуацией на рынке труда. Достойную зарплату заработать довольно сложно, но возможно. При искреннем желании родителей изменить ситуацию можно рассчитывать на помощь властей. Тогда через несколько месяцев Максим вернётся в семью, мама продолжит получать гарантированное государством пособие и жизнь вернётся в нормальное русло.

Обсуждение

Загрузка...