Мужчины-отцы из Гомельской области о семье: Надо 2000-2500 рублей в месяц

02.07.2020 в 20:30
Андрей Липский, "Ранак"

В июне во многих странах мира отмечают День отца – праздник, посвящённый всем заботливым отцам, участвующим в воспитании детей. Для этого праздника не установлено конкретной даты, но для большинства стран законодателем моды в этом стали США, где День отца отмечается в третье воскресенье июня. Я попытался разговорить нескольких отцов-молодцов…

Отец четверых сыновей

— Решение о рождении каждого из моих детей практически всегда было осознанным, — говорит отец четверых сыновей Александр. – Если и были сомнения, мы с женой придерживались принципа справедливости: если мы позволили родиться старшему, почему нельзя родиться младшим?

В роду у 48-летнего Александра тоже есть многодетные семьи: в семье, где рос его отец, родилось пятеро детей, до совершеннолетия дожили четверо.

— Но это же их семья, я-то жил в семье из четырёх человек: мама, папа, я и брат, и не сказать, чтобы меня прельщало большое количество людей, — говорит Александр. – Но уже сейчас я понял одну вещь, которую наблюдал и у других: большая семья очень хорошо дисциплинирует. В большой семье у ребёнка – будь то мальчик или девочка – появляется дух соревновательности. Каждый стремится быть лучше другого, чтобы заслужить кусочек любви родителей. Полагаю, что в этом смысле большая семья лучше готовит ребёнка к самостоятельной жизни, где нужно будет стараться, добиваться, делать что-то лучше других.

Своими отцовскими обязанностями, помимо обеспечения материального достатка в семье, Александр считает «наблюдение, и когда нужно – коррекция деятельности ребёнка».

— Мы не являемся очень строгими родителями, — говорит отец четверых сыновей. – Мы сторонники того, что у детей должно быть детство, а не, например, сезонные работы в огороде. Если мы себе это можем позволить, то дети должны получать все радости детства. Но всё должно быть под неким негласным контролем с моей стороны. Это как какой-то невидимой рукой повернуть ребёнка с неверного пути на нужную дорогу, предостеречь от серьёзных ошибок в жизни. Но не более: ребёнок должен быть индивидуальностью, отдельной человеческой единицей, которой, может, и необязательно быть похожим на своих родителей.

«Если не готовы, заводить ребёнка глупо…»

Мой собеседник Виктор в свои 27 лет очень ответственно подходит к вопросу рождения детей. По большому счёту потому, что в юности у него уже был довольно неудачный опыт отцовства.

— Предыстория проста: мне 18 лет, ей – 17, — рассказывает Виктор. – Был мал, глуп, не туда сунул… Родился ребёнок. В результате – алименты, сложности, очень много нервотрёпки и болезней, с этим связанных. Чуть ли не изнасилование пытались «пришить»… Было несколько экспертиз, прошёл несколько судов – представляете, что это для человека в таком возрасте? Ну и, наверное, просто перестал доверять женщинам после этого…

Виктор не уверен, знает ли его ребёнок о существовании отца, но убеждён, что ничего хорошего о нём не скажут… Со временем мужчина сумел наладить свою личную жизнь, два года назад женился, но о детях супруги пока даже и не думают.

— Я считаю, что ребёнок должен рождаться тогда, когда оба к этому готовы полностью, на 100%, — говорит Виктор. – Если есть даже капля сомнений, заводить ребёнка глупо и бессмысленно.

Материальная готовность, по словам моего собеседника, заключается в наличии у молодой семьи своего жилья и «нормального достатка с излишком».

— То есть чтобы не только на еду хватало, а на еду+. По моим прикидкам – это 2000-2500 рублей на семью в месяц. Чтобы не было такого: идёшь с ребёнком, он просит это, это, это, а ты на всё отвечаешь «у нас нет денег». Сейчас ведь всё детское дорого: кофточка стоит, как и моя кофта, то же самое с обувью. Я понимаю, что сэконд выход для многих, но я так не хочу. Ты должен будешь дать ребёнку всё, что ему необходимо. Он должен быть счастливым, жить в достатке. Он не обязан проходить вместе с нами какие-то трудности – просто не обязан этого делать. Если я произвожу новую жизнь – она обязана быть счастливее меня. Сейчас мы живём не особо в достатке, так что придётся либо нам ужиматься, либо ему. А зачем ребёнку ужиматься?

Оптимальным возрастом для родителей, решившихся на рождение новой жизни, Виктор считает 30 лет, «как это уже практикуется в Европе, в Америке, где люди ответственно подходят к этому вопросу». К рождению наследника родители должны завершить процесс получения образования и в идеале – зарабатывать на жизнь дома, а не на «шабашках», когда отца нет рядом. Немаловажным фактором Виктор сейчас считает психологическую готовность будущих родителей посвятить себя семье целиком.

– Не нужно заводить ребёнка, если ты ещё хочешь «гульнуть», особенно если при этом ещё и пьёшь, – считает Виктор. – Пьянки, алкоголизм и дети – это вообще несовместимо. А ведь есть и такие, и я их знаю, которым в свои 30-35 лет «погулять» — это не просто в ночном клубе потусоваться, а уйти на 3-4 дня. И это считается нормой. Или оба родителя сдают дитя маме, и отрываются по полной… А потом он приходит, и демонстративно показывает, как он любит свою «доню». Думаю, осознание того, что ребёнок не должен быть обузой, приходит рано или поздно к каждому. Ко мне, например, уже пришло, я уже нагулялся. Я уже вполне могу на предложение пойти потусить сказать: «Нет, у меня ребёнок». Так что для рождения малыша нужно, чтобы у семьи было жильё, чтобы они сидели дома, имели достаток и психологическое спокойствие.

— Получается, это где-то ближе к пенсии?

— У кого-то это к 40 годам приходит, у кого-то к 25, а кто-то уже в 18 лет такой, — говорит Виктор. – И таких людей я знаю.

По словам Виктора, его молодая супруга вполне разделяет его взгляды.

— У нас по этому поводу было много разговоров. Я рассказывал ей, что психологически не готов из-за той ситуации, травмы молодости. Что ребёнка мы заведём, но только когда мы оба будем к этому безусловно готовы. Чтобы это не было потом источником ссор. Но если она будет готова, а я – нет, то, конечно, пойду навстречу ей, соглашусь. Что нам, брак разрушать из-за этого? Но пока не говорит – значит, тоже не готова.

Отец-одиночка

Жизненные обстоятельства моего следующего собеседника сложились таким образом, что через 6 лет после рождения сына жена умерла, и Владимир воспитывал мальчика один. Ну как один… Поначалу отец и сын жили в доме родителей Владимира, которые, безусловно, всячески помогали.

— Когда я остался с сыном, для меня ничего особенно не изменилось, — говорит Владимир. – Я и до этого умел и покушать приготовить, и малыша покормить, одеть-обуть, отводил в садик и забирал его. Мама, конечно, много мне помогала. Несколько лет назад квартиру в кизе построили, живём вдвоём. Иногда было трудно только в финансовом плане – одна зарплата на двоих, сильно не разгонишься.

44-летний Владимир долгое время работал на химпредприятии («зарабатывал вредность»), а после перешёл на работу в одну из строительных организаций Светлогорска.

— Там теперь нормально платят, за переработку доплачивают, — рассказывает Владимир. – Друзья-знакомые нормально воспринимают, что я один сына ращу. Тем более, есть в нашем кругу уже такие примеры. Да, пытались сватать ко мне знакомых женщин, но – ни одна не привлекла…

По словам Владимира, сын вырос спокойным, вдумчивым парнем. После окончания школы поступил в строительное училище, хочет получить специальность сантехника-монтажника.

Отвергнутый отец

Следующую историю мне рассказал 45-летний Игорь. События эти происходили давно, но мужчина до сих пор переживает о случившемся.

— Так получилось, что у нас с супругой не сложились отношения. Дочери уже было 3 года. После развода, как у нас принято, ребенок остался жить с мамой. Я рассчитывал регулярно общаться с дочерью, но бывшая жена решила иначе, и стала настраивать ребенка против меня. Когда я приходил в свой выходной забрать ребенка погулять, меня грубо выпроваживали. Органы опеки, куда я обратился за советом, даже предлагали мне приходить за ребёнком с участковым. Я, конечно, понимал, что всё это может неким образом отразиться на психике моей девочки, поэтому решил, что не стоит этого делать. Все мои друзья, близкие, в том числе родители сказали: «Будь как будет. Ну, не получилось… Ребёнок подрастёт и всё равно поймёт». Со своей стороны, я пытался как-то видеться с дочерью в публичных местах: подходил к детскому садику, приходил в школу, но бывшая жена скандалила каждый раз, готова была вызывать милицию… В результате был некоторый вынужденный период неведения: какая-то связь была потеряна, я не знал ничего о том, что происходит с ребёнком, девочка росла без меня. У её мамы через некоторое время появилась вторая семья, в которой родился ребёнок, а моя дочь оказалась в некотором смысле на обочине, фактически никому не нужной. Так что «благодаря стараниям» мамы ребёнок не получил внимания ни от матери, которая устраивала свою личную жизнь, ни от отца, хотя я по-настоящему хотел видеть дочь и хоть как-то участвовать в её воспитании. В какой-то момент я просто перестал чувствовать необходимость своего отцовского участия. Мне этого делать не давали. И в какой-то момент просто возникла апатия: почему я вообще должен этим заниматься? Выражаясь фигурально, на месте тёплых отцовских чувств вначале появилась зияющая рана, а потом просто пустота. У меня не было никакого желания интересоваться, заниматься этим всем…

Так делать нельзя! Нельзя лишать мужчину, отца возможности любить своего ребёнка. У мужчин и так чувство любви, я считаю, не настолько сильно развито, как у женщин. Если у них это на биохимическом уровне, то у мужчины это появляется с рождением ребёнка, развивается в ответственность, когда он помогает матери: ухаживает, гуляет с коляской, меняет подгузники.

Отец «выходного дня»

— Сразу скажу, что я себя таковым не считаю – я просто отец, — заявляет 39-летний Сергей.

Со своей бывшей супругой Сергей развёлся два года назад. Каких-либо споров в отношении детей (а их в семье двое — мальчик и девочка) никогда не возникало: малыши остались с мамой, но папа имеет право в любое удобное время взять их к себе на день-два.

— Они живут в другом городе, в полусотне километров от Светлогорска, — рассказывает Сергей. – Когда у меня есть возможность – я их забираю, и дети здесь, со мной, столько, сколько они хотят. Желание видеться с ними есть всегда, но реально всё зависит от моей занятости по работе.

По его словам, дети восприняли новость о разводе родителей внешне спокойно, хотя вопросы задавали.

— Поначалу им это, конечно, было странно. Сейчас они более-менее свыклись с ситуацией, что мама живёт здесь, папа – там, но к папе можно в любой момент, когда захочешь, приехать, он никуда особо не девался, не стал дальше, холоднее или каким-то чужим, — говорит Сергей. – Год назад мне был задан вопрос по поводу развода: «Почему так получилось? Что ты такого сделал, папа?». Я, как мог, объяснил. На что получил недоумённый вопрос-ответ: «А что тут такого?» Это детское понимание: для взрослых это проблема, а для ребёнка – сущий пустяк.

Сергей, по его признанию, стал сейчас больше времени уделять детям. В соцсетях мужчины появилось множество фото, на которых он с детьми запечатлён в разных живописных местах Беларуси, куда, в том числе, ездит в командировки.

— За два-три года до развода, каюсь, я меньше, чем нужно, уделял внимания детям, — признаёт Сергей. – Не обо всём можно говорить, но так получалось. А сейчас всё стало на свои места. Получается, чтобы всё было нормально – надо развестись. Парадокс, да?

— Дети не мешают устраивать личную жизнь?

— А я её и не устраиваю. Нет, это не принципиально, это решение, к которому я пришёл постепенно. Скажу больше: да, были поначалу мысли «как дальше всё сложится?», а потом я стал ловить себя на мысли, что я не смогу делить детей с кем-то. Я не разорвусь посвящать часть жизни, пространства, своё внимание ещё кому-то… Может быть, ещё мало времени прошло после 10 лет семейной жизни и двух лет после развода. Может, через 5 лет я буду думать совершенно иначе, но сейчас планов срочно жениться у меня точно нет.

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...