“Я чувствую поддержку Евросоюза”. Тихановская дала развёрнутое интервью “Эху Москвы”

24.07.2020 в 20:03

Кандидат в президенты Республики Беларусь Светлана Тихановская заявила в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», что не планирует создавать предвыборную программу: “Программы, какой люди её понимают, у меня и не будет. Я не буду освещать то, как я вижу изменения в разных сферах нашей жизни: политической, экономической, изменения в сфере медицины. У меня программа одна: за полгода провести новые честные выборы”. Ранее Светлана вывезла из Беларуси в ЕС своих детей.

И.Баблоян― 10 часов и 8 минут. Максим Курников и Ирина Баблоян. К нам присоединилась Светлана Тихановская, кандидат в президенты республики Беларусь. Подключайтесь в YouTube к трансляции. Можете наблюдать Светлану. Светлана, доброе утро!

С.Тихановская― Доброе утро, Москва!

И.Баблоян― Я первым же вопросом хочу спросить. Я смотрела пресс-конференцию, которую вы давали, и тогда вы еще сказали, что пока нет предвыборной программы. Появилась ли программа?

С.Тихановская― Программы, как люди ее понимают, не будет как таковой, потому что я не буду освещать, как я вижу изменения в разных сферах нашей жизни — политической, экономической, изменения в сфере медицины, — потому что у меня программа одна: за полгода моя задача — провести новые честные, справедливые выборы, в которых уже достойные кандидаты в президенты со своими программами будут претендовать на пост президента республики Беларусь.

М.Курников― Светлана, допустим, вы побеждаете. Каковы ваши действия тогда?

С.Тихановская― Я освобождаю всех политзаключенных из тюрьмы. Выходит Виктор Бабарико, выходит Сергей Тихановский. Моя команда помогает мне сохранять стабильность в стране. То есть всё будет идти своим чередом. Будут сразу же в реальности, новые честные выборы. Начнется агитационный период для всех альтернативных кандидатов, которые хотят участвовать в этих новых честных выборах. Вот и всё. И в течение полугода эти выборы проводят, и люди из насколько кандидатов могут понять, кто им ближе и тогда уже выбрать себе настоящего президента.

М.Курников― Светлана, вы говорите, что ваша роль в некотором смысле техническая?

С.Тихановская― Ну, в некотором смысле да, техническая. Но она такая же опасная, как и настоящего президента.

М.Курников― Это правда. Тут давайте откроем секрет: Ирина, пока еще мы только работали для YouTube, восхищалась вашей смелостью. А вот сам факт, что вас допустили до выборов и то, как вы проводите кампанию, — можете ли вы сказать, что противодействие со стороны властей к вашей избирательной кампании немножко снизился, раз вам дают ее вести?

С.Тихановская― Я даже не знаю, про «снизился». Вы знаете, у нас уже если в тюрьмах находится мой муж — а именно он шел в президенты, а не я, — многие его друзья и члены команды., то есть у нас была целая сеть блогеров по стране, и многие из них сейчас не просто за решеткой по административным обвинениям, а под уголовной статьей. Поэтому про то, что градус снизился, я бы не говорила. Но избирательная кампания сейчас идет тоже очень своеобразно. В тюрьме, как я уже сказала, самые сильные кандидаты: и Тихановский и Бабарико. Не зарегистрирован и третий сильный кандидат Валерий Цепкало. То есть людей уже хватают и запугивают, причем прямо в ходе кампании.

Международных наблюдателей у нас в этом году нет и не будет в комиссиях, поэтому никого совершенно не стесняются. Еще сегодня мы узнали, что в Гомельской области — родина моего муж — нам отказали вообще в проведении пикетов. Они очень важны в предвыборной кампании. У нас такой хитрый механизм: власти разрешают проводить пикеты только в нескольких местах в городе, и причем в этом году эту такие места на выселках — туда надо добираться. И мы пытаемся подать уведомление о том, что мы собираемся в таком-то месте в такое-то время проводить пикеты, а нам говорят: «Извините, все места уже заняты». Угадайте, кем? Да, поэтому…

И стало еще вчера известно, что Центральная избирательная комиссия ограничила количество наблюдателей на участках: не более 5 человек на участок для голосования. И понятно, каких наблюдателей выберут эти комиссии.

М.Курников― Это как раз был мой следующий вопрос. Я хотел понять, насколько возможно наблюдать за выборы, насколько вы надеетесь, что получиться организовать наблюдение. А если нет, то как быть?

С.Тихановская― Ну как, у нас сейчас много методик наблюдения за выборами. Первый этап — это мы призываем всех надевать белые ленточки ,чтобы мы уже на входе на избирательный участок могли подсчитать, сколько человек приходит голосовать за Светлану Тихановскую. Затем мы обеспечим все участки наблюдателями. Даже если их не пустят внутрь из-за эпидемиологической обстановки, с которой мы, кстати, успешно справились, с эпидемией, которой как бы и не было, но мы справились две недели назад.

М.Курников― По официальным сообщениям, по крайней мере, так, да

С.Тихановская― Наблюдатели все равно будут стоять и ждать своей очереди, когда, возможно, освободиться место, и они смогут зайти. То есть наблюдать все равно будут. И сейчас разрабатываются и совершенствуются еще механизмы (не буду пока раскрывать все), которые позволят нам вести оперативный подсчет голосов.

И.Баблоян― Светлана, у нас некоторые эксперты по Беларуси были на этой неделе и говорят, что зато впервые буквально Александр Григорьевич пошевелился. У него даже какая-то агитационная кампания появилась, чего раньше не было, за что надо сейчас вас отблагодарить. Скажите, пожалуйста, он сам, Лукашенко либо его люди, они на вас не выходили сейчас, в последнее время с возможностью договориться?

С.Тихановская― Нет, такого не было.

М.Курников― Скажите, а вот эта фраза: «Конституция не под женщину», которую сказал Александр Лукашенко, насколько вы, во-первых, восприняли ее на свой счет. Во-вторых, что вы думаете об этой фразе?

С.Тихановская― Ну, каждый имеет право на собственное мнение. Да, мы ее слышали. Почему она не под женщину? Давайте, не знаю, президентом будет тот, кто хотя бы рожал один раз, и тогда он точно будет знать цену человеческой жизни. Сказать можно что угодно. Но вы, понимаете, что нынешняя кампания и мой поступок, и нынешняя кампания — вот это объединение трех женщин, она показал, что женщины готовы встать на защиту справедливости и стать перед своими мужчинами и бороться за справедливость. Почему же мужчина может, а женщина нет, ни в коем случае? То есть они, по сути, вынудили меня на этот поступок, они посадили моего мужа. Но заметьте, народ готов сплотиться вокруг меня и женщины, в том числе, но не меня как кандидата — Светланы Тихановской, — а кандидата, который готов идти до победы против того, что сейчас происходит у нас в стране. Поэтому у нас женщина такая же смелая, сильная, как и мужчина.

И.Баблоян― Светлана, я бы хотела спросить про вашего супруга. Что на данным момент известно? Следствие ведется или пока нет?

С.Тихановская― Следствие не ведется, но, к сожалению, не знаю сама подробности, потому что адвокаты подписывали расписку о неразглашении, поэтому у нас с адвокатами разговоры только на бытовом уровне: что ему принести надо, что он хотел бы. Но вот вчера у нас такой инцидент случился. У Сергея там было 5 взысканий, после которых он в карцере сидел. У него выговор, предупреждение. И Сергей там пишет жалобы на дисциплинарные взыскания. Они не выходят. Они должны, по идее, направляться в суд из СИЗО, но они почему-то оттуда не выходят, из СИЗО.

Поэтому я вчера поехала подавать в СИЗО жалобы от имени Тихановского, — раз они его не допускают, в мусорку их выбрасывают, не знаю, — чтобы самой написать эти жалобы от его имени. В СИЗО их не приняли. И я попросила: «Дайте мне, пожалуйста, книгу жалоб и предложений описать этот случай». И, ребята, я 40 минут сидела, ждала эту книгу жалоб, и мне ее никто не вынес. Я звонила начальнику. Говорит: «Вот-вот уже несут». Но так как мне нужно было бежать на интервью, я уехала. Но это, конечно, случай вопиющий, потому что у нас по законодательству книга жалоб и предложений должны предоставляться моментально. Ну, вот такое отношение. Поеду сегодня еще раз.

М.Курников― Светлана, насколько ваш муж в курсе этой сложившейся коалиции, что вы выдвинулись и так далее, или его этой информации лишают?

С.Тихановская― Я думаю, что он в курсе, хотя не могу сказать до конца. Потому что ему что-то говорят, но там такие условия для встреч с адвокатом, не очень приятные. Там и слушают и они по телефону говорят через стекло, то есть все не скажешь. Возможно, он догадывается. Но точной информацией он точно не владеет, потому что невозможно это всё рассказать. Там же в НРЗБ адвокат по делу должен говорить.

М.Курников― Понятно. Светлана, вы знаете, я вчера уже признавался слушателям и Дмитрию Навоше, издателю, совладельцу Sports.ru, который подчеркивает, в том числе, что он белорус, что меня поразила ваша речь на телевидении, которую вы сказали. У вас появился доступ к телевидению как у кандидата, правда, время, наверное, не самое топовое. Но, тем не менее, вы сказали вещи, которые по российским, белорусским меркам на телевидении слышать очень непривычно. Вы почувствовали какую-то волну реакцию после своей речи? Или, наоборот, угрозы из-за того что вы сказали? Потому что вы говорили и о политзаключенных, о цензуре и прочее.

С.Тихановская― Нет, угроз я, к счастью, не получала и надеюсь, что я получать не буду. У нас же честная конкуренция, насколько я понимаю. Да, речь воодушевила наших людей. Они меня и так поддерживают. Я получаю очень много слов поддержки и в соцсетях, и люди подходят ко мне и говорят об этом. И речь вдохновила людей. Многие писали, что «наконец я услышал по нашему национальному телевизору правду». Конечно, поддержка колоссальная. И во время пикета первого я на физическом уровне почувствовала эту поддержку, она очень вдохновляет. Я первый раз выступала перед такой толпой с большим количеством людей, если вообще не первый раз в жизни, если не считать уроков со стихотворениями.

Вы знаете, мне одновременно и страшно, потому что я этого никто не делала, но когда ты видишь эти тысяч глаз, которые горят, которые смотрят на тебя, это воодушевляет. И даже мой страх, который я испытываю перед выступлением, он проходит, и ты просто сливаешься с этой толпой, понимаешь, что мы народ, мы едины, и это заставляет меня двигаться дальше.

М.Курников― Светлана, самый популярный вопрос, который нам присылают по СМС: Как вы справляетесь с этим, вы не готовились быть политиком — страшно вам или нет?

С.Тихановская― Так я и не готовлюсь быть политиком, я не хочу быть политиком. Ну, конечно, страшно. У меня много было страхов: страх интервью, страх выступлений. Знаете, особенно каверзных вопросов, которыми ты вообще не владеешь, ты не апеллируешь лексикой, которая есть в этих политических вопросах, и, конечно, это всё… не буду говорить некрасивое слово народное — это всё страшно.

Но приходится брать себя в руки, расправляться, каким-то образом лавировать между этими вопросами, выкручиваться. И я этого очень стеснялась поначалу — что я не политик, о чем я вообще могу говорить? Но потом потихонечку я понимаю, что люди меня поддерживают. Они понимают, что я обычный человек. И поначалу, когда меня очень вот такие реакции людей как «Куда она лезет? Она не политик, чего я вообще за нее должна голосовать?» меня они очень волновали и так далее. Я расстраивалась. Но потом я всем открыто сказала: «Ну да, я не политик. Не воспринимайте меня не как политика, воспринимайте меня как связующее звено между нынешней страной светлым будущим. У вас будут после честных выборов великолепные политики, среди которых вы сможете выбирать. Вот как-то так.

М.Курников― Напомню, что Светлана Тихановская, кандидат в президенты Беларуси у нас на связи.

И.Баблоян― Светлана, протесты продолжаются в Беларуси?

С.Тихановская― Я бы сейчас сказала, сейчас, на данный момент какие-то партизанские рамки есть, но сейчас у нас время законных пикетов в поддержку кандидатов, поэтому выходы на улицу несанкционированны, как позиционирует их наша власть, они не нужны.

И.Баблоян― Но за пикеты сейчас в основном не арестовывают?

С.Тихановская― Пока не было такого.

И.Баблоян― Светлана, я бы еще хотела у вас спросить. Вы сказали, что будет уже какой-то альтернативный подсчет голосов и так далее, но наверняка фальсификации массовые будут…

М.Курников― Или скажем так: вы к ним готовитесь.

И.Баблоян― Да, нам это знакомо, поэтому могу утверждать, что наверняка фальсификации будут. Есть ли у вас какие-то действия, которые вы будете предпринимать после?

С.Тихановская― Естественно, люди будут защищать свои голоса. Там же целая система, каким образом будет производиться альтернативный подсчет. И потом, после голосовании, когда мы явно увидим фальсификацию… то есть, никто, вы знаете, НРЗБ даже никто не верит, да, законными способами мы будем защищать наши голоса.

М.Курников― Светлана, второй по популярности вопрос — это то, как вы видите отношения Беларуси с Россией? Да, мы задаем этот вопрос вам. Вы сами говорите, что ваша роль временная и всё такое, но те кандидаты, которые объединились и поддержали вас, — это все-таки три штаба сразу, — какая позиция по российско-белорусским отношениям? Для нас это важно, как вы понимаете.

С.Тихановская― Да. Знаете, независимость — это наша абсолютная ценность. Мы ее не продаем и мы ее даже не обсуждаем. Мы мирные люди, и мы будем дружить со всеми странами, но только в интересах собственной страны. То есть мы должны быть со всеми странами на равных, мы не должны зависеть, может, некрасиво скажу — от газовой или кредитной иглы. Понятно, что Россия — наш сосед, наш старший брат, как видится. И это значит, что нам нужны хорошие отношения. Никто ни с кем ругаться не собирается. Поэтому мы очень заинтересованы в том, чтобы наши отношения были цивилизованными, дружными. И мы готовы дружить со всеми.

М.Курников― Еще раз напомню, что мы говорим со Светланой Тихановской, кандидатом в президенты Беларуси. Тут опять же приходят вопросы от слушателей и задают вопросы в другую теперь сторону: отношения с Западом, отношения с Польшей, отношения, в принципе, с европейскими странами. Насколько вы чувствуете или не чувствуете какую-то моральную или другую поддержку оттуда?

С.Тихановская― Мы чувствуем поддержку Евросоюза. Я лично чувствую эту поддержку, потому что со мной на связь выходят и многие правозащитники из Евросоюза. И мы уже видели выступления правозащитников с собраний, где они выступали за то, что «хватит репрессий в Беларуси, давайте поддержим, они мирный народ». Они требуют отпустить политзаключенных. Предупреждают, что возможен ввод санкций, если репрессии против собственного мирного народа не прекратятся. Мы надеемся на помощь Евросоюза, потому что они чтят права мирных граждан и призывают наши власти не совершать преступлений против собственного народа.

М.Курников― Спасибо большое! Светлана Тихановская была в прямом эфире «Эха Москвы». Спасибо, что нашил время, ответили на вопросы. Я напомню, что Светлана — кандидат в президенты республики Беларусь. Там идет избирательная кампания, о которой мы всю неделю говорим. Я думаю. что наши слушатели уже довольно серьезно в курсе той ситуации, которая там сейчас сложилась.

В тему:

Самая известная домохозяйка года и кандидат в президенты Тихановская приедет на выходных в Гомель

Обсуждение