«Тоска по дому». Успешная бизнес-вумен вернулась в родной Гомель после 20 лет жизни в Швейцарии

03.10.2018 в 13:27
Виолетта Дралюк, "СБ. Беларусь сегодня", Фото автора и из семейного архива

Около двадцати лет гомельчанка Марина Ковачевич прожила в Швейцарии. Спокойная благополучная страна, прочный статус, устроенный быт, налаженный бизнес. Однако полтора года назад упаковала чемоданы и вернулась в родной Гомель. Как так? В ответ долго не думает: «Тоска по дому — близкая мне тема».

Марина Ковачевич

Марине за 50. Однако, не зная этого набора цифр, в ней не разглядишь канон классического пенсионного возраста. Легкая на подъем, быстрая на решения. На встречу соглашается тоже быстро и легко. Небольшая уютная квартира–студия в старинной части города, где сплошь и рядом дома с лепниной, узкими лестничными пролетами и высокими потолками. Марина с порога готова делиться впечатлениями о городе, словно я — турист, впервые ступивший на гомельскую землю:

— Если вы не видели улицы Жарковского и Кирова в сумерках, вы многое потеряли. Какая здесь появилась изумительная подсветка и просто сказочная иллюминация. Ловлю себя на мысли: а ведь точно как вечерами в швейцарских городах.

Приглашает присесть. Сама хлопочет у плиты. Скоро дочь придет из школы — Мишель в этом году оканчивает одиннадцатый класс. Помешивая какой–то загадочный соус, на аромат которого тут же заглядывает домашний кот повышенной упитанности, признается:

— Почему–то всегда чувствовала, что вернусь. Постоянно скучала по дому. Не знала только, когда это произойдет. И вот всё совпало. И моя ностальгия по родным улочкам, атмосфере города, многочисленным друзьям, и желание дочери продолжить учебу именно в Гомеле.

Аккуратно пытаюсь отмотать семейную историю назад. Марина даже теряется. Неужели все было так давно? В Гомель с мамой переехала из Минска, когда ей только исполнилось 12 лет. Школа, колледж, потом курсы… Занималась моделированием и пошивом одежды. В 90–х резкий поворот судьбы. Подруга, жившая за рубежом, пригласила в гости. Там и познакомилась с будущим мужем — гражданином Швейцарии:

— Трудно ли было всё оставлять? С одной стороны, трудно: всё понятное, близкое, дорогое — здесь. С другой — в моей жизни было непростое время. И в целом оно было непростое.

Городок неподалеку от Цюриха. Горы как замки. Озера как осколки неба. Лубочные картинки альпийских деревень. Свой дом. Вид на жительство. Молочный бизнес супруга. Приживалась постепенно. Может объяснить почему:

— Знание языка — это было проблемой номер один. Курсы, книги. Постигала тонкости сама, поскольку без хорошего владения немецким о работе нечего было и думать. Конкуренция очень серьезная. Однако для людей нашей закалки — поколения СССР — разве это препятствие? А вот что действительно было непросто, так это привыкнуть к разнице в менталитете. Мы же какие? Душа нараспашку. Позвонит подруга среди ночи, скажет, что ей сейчас плохо, и ты летишь.

Западные люди — иные. Более сдержанные, менее эмоциональные… Но швейцарцы очень общительны и дружелюбны. В маленьких городах, где жила и я, сохранилась традиция друг с другом здороваться, как в наших деревнях. Это согревало.

Многие вещи, которые мы можем не понимать и с трудом принимать, в европейских странах норма. Например, солидные налоги — святая святых. Медицинская страховка — в обязательном порядке. Быть при деле — само собой разумеется.

Красоты Швейцарии не скрасят тоски по родине

Марина добавляет, что вскоре не просто нашла работу, но и наладила собственный бизнес. К этому времени, спустя десять лет брака, она развелась. Признается, открыть свое маленькое дело — косметический салон — оказалось проще простого. Другой вопрос, выдержать жесткую конкуренцию. Вот здесь нужно быть постоянно в тонусе, учиться, учиться и еще раз учиться:

Собственно, как и везде, всё зависит от работоспособности и готовности к переменам, — добавляет после минутной паузы. Ловлю на слове:

— Кстати, об учебе. Мишель с первого класса получала образование в Швейцарии?

— Нет, некоторое время она училась в Гомеле, будучи здесь с родными людьми. А уже в среднем звене решили попробовать, как пойдет дело в Швейцарии. Но через два года учебы дочь настояла на том, чтобы вернуться в Беларусь. В этом мы полностью сошлись.

Швейцария. Дочь Марины Ковачевич Мишель

Мишель легка на помине. Появляется в дверях. Донимаю девушку вопросами:

— Мишель, что пошло не так?

— По–моему, в нашей школе все основательнее. Если учиться — значит, учиться. Игровая подача материала, легко и без напряжения — это здорово, но я привыкла к другому. Тем более что отношусь к фанатам химии и биологии. Мечтаю стать хирургом, поэтому и хочется основательности. Впрочем, слышала, что девушек редко на эту специализацию распределяют…

— Была бы цель, — веско подмечает Марина.

В Беларусь вернулись не на пустое место. Здесь оставалась квартира, родные, знакомые. Марина подбирает точные слова:

— Дом, одним словом. Приехала и не узнала город. До чего стал красивый. Здания, улицы… Столько разных фишек появилось, необычных мест. А центральный городской парк! Как его украсила реконструированная набережная. За последние годы город очень преобразился. В Швейцарии остались друзья. Теперь вот делимся впечатлениями через социальные сети.

Сейчас они — дома. И с домом связаны ближайшие планы. У Мишель — окончить школу и полностью определиться с профессией. У Марины — завершить ремонт приобретенного помещения, чтобы уже здесь, если все задуманное получится, открыть собственное дело.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки на первоисточник.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...