Почему пропадают люди и где их искать? Об этом знают добровольцы из поисково-спасательного отряда «Симуран»

20.08.2018 в 14:51
Василий Дубик, "Гомельские ведомости", фото: "Симуран", Анна Пащенко

На улицах Гомеля нередко можно увидеть объявления о розыске людей. В них обычно просят обращаться в милицию. Однако теперь указывают и номер телефона поисково-спасательного отряда «Симуран». «Гомельские ведомости» пообщались с его основателем Виктором Кудрявцевым.

– Виктор Игоревич, что это за отряд такой «Симуран»?

– Это  группа обычных гомельчан, которым не безразлична судьба земляков. В свободное от работы время  и за личные средства они  оказывают помощь в розыске пропавших людей. 

– Почему вы  взяли именно такое необычное название? И что оно означает?

– Название отряда образовано от наименования крылатых псов из славянских  и даже персидских  преданий, охраняющих добро и жизнь. Именно этим и занимается «Симуран».

– Как получилось, что вы  основали команду с  такой специфической деятельностью? С чего всё началось?

— По-настоящему заниматься розыском начали летом 2012 года, когда исчезла минчанка Ксения Маркевич. Во время поиска пропавшей официальными организациями её родственники решили также использовать неформальные структуры. Обратилась и к нашей группе гомельских диггеров.  У нас был опыт работы в подземных коммуникациях, поэтому попросили обследовать минскую подземку. Вшестером прошли под землёй около 60 километров. К сожалению, никого не нашли, однако на коллегии МВД мать Ксении поблагодарила нас за помощь. Стражи закона также признали наш вклад в разыскные мероприятия. С тех пор началось плотное сотрудничество с милицией по поиску пропавших. Кстати, та первая команда до сих пор держится вместе. 

– В наше прагматичное время даже один бескорыстный поступок становится сенсацией. А вы создали целый волонтёрский поисково-спасательный отряд, который не один год продолжает бескорыстно работать. 

– Костяк, около 20-30 человек, постоянно обновляется. На состав влияет не столько физическая нагрузка, сколько психологическое выгорание. Ведь приходится сталкиваться с различными жизненными ситуациями. Зрелище бывает не для слабонервных. А такое не каждый способен переживать, причём неоднократно. К тому же у ребят есть семьи, у кого-то из-за этого семьи уже нет. Знаете, когда приходят люди и со слезами на глазах и просят помочь, – отказать невозможно.

– У правоохранителей есть различные базы данных, международные соглашения и специальные службы, которые содействуют розыску. Почему же им нужна ваша помощь?

– У них всё слишком организованно. Когда надо, задействуют силы и средства по согласованию, которое регламентировано. К масштабным поискам приглашают и солдат, и спасателей, и лесников. Но все они заняты своей работой,  а чтобы их собрать, привезти на нужное место, рассказать суть – требуется время. Для оказания помощи у «Симурана» нет никаких ограничений. Когда нужно срочно собрать людей, мы бросаем клич. Кто из ребят свободен – тут же выезжает. 

– Насколько оперативно ваши ребята прибывают на место поиска?

– Всё зависит от расстояния. К примеру, летом 2014-го спустя 40 минут после звонка наши ребята уже выехали в Ветковский район, где пропали две дошкольницы. Мы думали, что девочки пошли гулять и заблудились, а затем устали и где-то остановились. Их предполагаемое местонахождение ограничивалось водными преградами. Рассчитали, сколько по пересечённой местности дети могли максимально пройти, ограничили круг поиска и тут же приступили к работе. В первый день прочесали около восьми километров. Работа шла на отклик. Девочек всё время звали. Двигались кассетами по пять человек, сразу охватывали 800-900 метров. Искали до двух часов ночи. Немного отдохнули и в восемь утра продолжили. Мы добросовестно отработали огромную территорию, устали страшно, но безрезультатно. Хотя результат в том, что для прочёсывания территории не пришлось привлекать штатных сотрудников и они могли сосредоточиться на других участках поиска.

– Какую помощь вам оказывают?

– «Симуран» благодарен железнодорожникам, которые в августе 2012-го откликнулись на нашу просьбу, когда мы искали пожилого человека. На их частоте мы связались с машинистами локомотивов и попросили сигналить при проезде по лесу, где заблудился дедушка. Пенсионер услышал гудки и вышел к железной дороге. Тогда он не понимал, что с ним и где он оказался. В таком состоянии пожилой человек не мог сказать нам спасибо. Но его сын выразил большую благодарность: купил для отряда радиостанции. Кстати, это был единственный раз, когда нам оказывали материальную помощь. При этом ценим любую помощь, даже самый маленький вклад. Мы рады, когда пользователи социальных сетей занимаются перепостом наших объявлений, благодарны за их распечатку и расклейку, за помощь в опросах населения или прочёсывании местности.

– Бывает, пропажа человека и преступление идут рука об руку. Приходилось ли искать преступников? 

– В мероприятиях, где возможно нападение злоумышленников, мы не участвуем, хотя пару раз было так, что искали подозреваемых в мелких правонарушениях. Но тогда с нами были вооружённые сотрудники милиции, которые в случае чего могли противостоять преступникам.

– Кто может принимать участие в ваших поисках?  Есть ли определённые требования для новобранцев? 

– В принципе, в наших рядах мы рады видеть всех желающих. Правда, несовершеннолетних на поиски в лес мы не берём. Сами понимаете, в глуши за  малолетними  нужен надзор. На выезде люди опытные наиболее эффективны. Бывает, идёт речь о жизни, тогда важна каждая  секунда. Просто некогда объяснять.  Поэтому новичку не сразу разрешат самостоятельно вести поиск. В нормальной обстановке проинструктируют, проведут тренировку. Научат пользоваться радиостанцией и оказывать первую медицинскую помощь. Но и после этого он будет работать под контролем опытного  человека. Как показала жизнь, где-то после десятого выхода человек уже становится полноправным членом поисково-спасательного отряда «Симуран».

– Хватает ли у добровольцев сил на помощь всем, у кого пропали близкие?

– Подчеркну, мы не начинаем работу без согласования с разыскным отделом милиции. Приступаем только после того, как сделаны первичные запросы и заведено дело по розыску. Отряд не заменяет подразделения МВД или МЧС, а только содействует выполнению их работы. В поисках людей мы задействуем самые разные методы: от оповещения пользователей интернета до обследования лесов, полей, городских улиц и подземных коммуникаций.  Раньше у одного из наших ребят был беспилотный летательный аппарат с видеокамерой. Он сильно ускорял работу и расширял охват территории. Весь  ресурс этого квадрокоптера мы  исчерпали на поиск пропавших людей. К сожалению, теперь мы остались без дрона.

– Виктор Игоревич, вы сейчас живёте в Санкт-Петербурге. Продолжаете ли вы там заниматься поисковой деятельностью?

– Конечно, таким образом я расширил географию поиска. Со времени переезда в Петербург удалось найти в России 47 гомельчан, которые были в списках разыскиваемых в Беларуси. В основном это мужчины, уехавшие на заработки, но в силу различных причин не сумевшие вернуться домой. К слову, теперь в Гомеле работу отряда курирует Алексей Синегрибов. Связаться с ним можно через социальные сети и по телефонам, указанным в объявлениях. 

 – Каковы, по вашему опыту, причины исчезновения людей? 

– Исходя из практического опыта в «Симуране», скажу, что дети часто уходят из-за непонимания и обид, а также желания самоутвердиться. Гастарбайтеры нередко из-за беспробудного пьянства теряют заработанные деньги и работу. Лишившись всего, не имея средств на возвращение домой, становятся бомжами. Пенсионеры теряются в лесу из-за усталости и состояния здоровья.

– Сейчас очень популярны всякого рода «всевидящие», бабки-шептухи, предсказатели будущего. Обращаетесь ли вы за помощью к экстрасенсам?

– В жизни приходилось сталкиваться с разными людьми. Но ни разу не слышал от профессионалов-разыскников, чтобы экстрасенсы реально находили людей. Если бы они действительно что-то видели, то наш «Симуран» стал бы невостребован. Да что мы? Можно было бы закрывать разыскной отдел милиции. 

– Каковы перспективы у «Симурана»? Не перейдёт ли розыск на коммерческие рельсы?

– Вопросы, которые касаются будущего, я не люблю. Но всё же отвечу. Мне хорошо знакома работа подобных российских коммерческих организаций. Из-за специфики розыска их ребята быстро «выгорают» и уходят. Думаю, у «Симурана» не коммерческое будущее. Такой сложной в психологическом и моральном плане работой можно заниматься только добровольно, ни в коем случае – за деньги. Именно сострадание и искреннее желание помочь людям, а не заработать на потере близких позволяет нам так долго этим заниматься.

– Что вы можете посоветовать, чтобы люди не попадали в число так называемых «потеряшек»?

– Сейчас в интернете можно найти множество рекомендаций на все случаи жизни. Есть советы по общению с подростками, как уживаться с их максимализмом. Что брать с собой в лес и так далее. Скажу так: берегите своих близких, следите за их здоровьем и проявляйте о них искреннюю заботу. Исполнение таких простых  советов поможет избежать многих проблем, не только с исчезновением и розыском человека.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...