В Гомеле бабушка выиграла суд по взысканию долга умершего сына с 7-летних внуков

18.09.2017 в 17:32
Павел Мицкевич, "Комсомольская правда"

По решению суда первоклассники скоро могут лишиться комнаты.

В Гомеле за долги отца отвечают… двое его маленьких детей. Мужчина одолжил у своей матери 9 тысяч долларов, но не успел отдать и умер. После смерти сына пенсионерка предъявила суду долговые расписки сына и потребовала взыскать деньги с прямых наследников – своих семилетних внуков.

Юлия не видит ничего плохого в том, что в третий раз вышла замуж. Фото: из семейного архива

Первоклассники Антон и Богдан – двойняшки, именно они сейчас должны отвечать перед бабушкой за долги умершего папы. Выплатить деньги в суде обязали их мать, как законного представителя мальчиков. Юлия рассказала «Комсомолке», что с мужем развелась еще в 2013 году, и бывший супруг подал на раздел имущества. А когда два года назад он умер, в суд подала и бабушка, потребовав с детей шесть тысяч долларов.

«ДЕТИ НАСЛЕДУЮТ НЕ ТОЛЬКО ИМУЩЕСТВО, НО И ДОЛГИ»

– В 2010 году у меня родились двойняшки. От первого брака у меня есть сын, и после рождения Антона и Богдана наша семья стала многодетной. Нам предложили построить льготное жилье. Я этим правом воспользовалась и в 2011 году получила две двухкомнатные квартиры, расположенные рядом в одном подъезде. В 2013 году мой брак распался, и бывший муж подал на раздел имущества. В итоге мне с детьми досталась одна из квартир и доля во второй. В 2015 году умирает мой бывший муж, и наследниками его имущества становятся мои двойняшки и его мать. Имущество разделили в равных долях между наследниками. Но спустя год после смерти бывшего мужа моя свекровь предъявила в суд иск к свои внукам. Суть иска в том, что они наследуют не только имущество покойного, но и его долги. У нее оказались на руках долговые расписки, которые ее покойный сын писал ей якобы своей рукой, – объясняет расстроенная Юлия.

По этим распискам ее муж одолжил у своей матери деньги на общую сумму в девять тысяч долларов.

– Суд не смутил тот факт, что расписки были составлены на клочке бумаги без свидетелей и без заверения у нотариуса, – говорит Юлия. – Судья пояснил, что по нашим законам, эти бумаги имеют юридическую силу. Я попросила суд и бывшую свекровь провести экспертизу расписок, но оказалось, что по закону я сама должна проводить почерковедческую экспертизу, для которой требуется большой материал – для сравнения почерка покойного с этими расписками. И такая экспертиза – недешевое удовольствие.

Антон и Богдан в этом году пошли в первый класс. Фото: из семейного архива

Решение суда было не в пользу малышей и уже вступило в законную силу. Отказал суд и в том, чтобы перенести взыскание денег с детей после достижением ими совершеннолетия. Юлия, которая после развода вышла замуж и родила еще одного, четвертого ребенка, объясняет, что ей негде взять такую сумму. Поэтому судебные исполнители наложили арест на детскую комнату, которая вскоре должна быть выставлена на продажу.

– Мой муж – вахтовик. Чтобы успевать заводить или забирать детей из школы и садика, я могу только подрабатывать на рынке, – объясняет многодетная мама. – Торгую овощами, зарабатываю гроши, которых хватает только на хлеб и молоко детям. Так что вся наша семья держится лишь благодаря моему мужу-трудяге…

После публикаций в интернете о нашумевшем суде на проблему Юлии обратили внимание власти:

– Приезжала комиссия из облисполкома с начальником управления юстиции и главой местной администрации. Комиссия продумывала всякие варианты выхода из этой ситуации, но в итоге пришли к мнению, что все суды прошли в рамках закона. Спросили, почему я не провела экспертизу расписок бывшего мужа. А потом обещали сделать ее за свой счет, и если хоть одна из расписок окажется липовой, то мы будем снова судиться, – говорит Юлия. – Сказали, что пока председатель областного суда вынес решение о приостановлении действия суда первой инстанции и исполнительного листа.

БАБУШКА: «ЗАДРАЛИ ВЫ МЕНЯ! ВСЕ ВОПРОСЫ В СУД!»

Мы хотели пообщаться с той самой бабушкой, чтобы узнать ее позицию и дать ей слово. Но разговора не вышло.

– Задрали вы меня! Что вы хотите? Все вопросы в суд! У меня все законно! – сказала Валентина Антоновна, попрощалась матерным словом и бросила трубку (диктофонная запись разговора есть в редакции. – Ред.).

Интересно, что на наш сайт прислали в защиту бабушки сообщение под ником «свекровь», в котором говорится:

– Раз суд не на ее (Юлии. – Ред.) стороне, решила добить и так убитую горем мать позором на весь мир. Я думаю, что бывшая свекровь мудрая женщина. Изначально видела, какую цацу привел сын в дом, поэтому и расписки брала. И жилплощадь, скорее всего, хочет сохранить для своих же внуков. А не для нового мужа бывшей невестки!

Мы попросили Юлию прокомментировать это сообщение.

– С бывшим, ныне покойным, мужем мы прекратили отношения еще в 2012 году, затем очень долго разводились. Он пил, буянил, бил меня, а его мать тогда сильно возмутилась, что я бросила ее такого хорошего сына. Считаю, что лучше третий раз выйти замуж, чем быть матерью-одиночкой и растить детей в неполной семье. Тем более мой нынешний муж взял меня с тремя детками, у него самого детей нет, женат он не был. На квартиру эту он права не имеет и не претендует.

По словам Юлии, бабушка утверждает, что она одалживала деньги сыну на строительство квартиры, в которой живет семья:

– Но кое-что не совпадает: расписки датированы 2013-2015 годами, а квартиру построили в 2011 году. Она якобы хочет заполучить квартиру, чтобы потом отдать ее двойняшкам. А как же мой старший ребенок? Под него тоже здесь выделялись метры. К тому же, когда родилась младшая дочка, государство на 100% погасило кредит. В том числе и за те метры, которые раньше отсудила себе бабушка.

Если после экспертизы выяснится, что долговые расписки все же подлинные, Юлия решила выплачивать бывшей свекрови 50% своих доходов в счет погашения долга, чтобы сохранить квартиру.

«ЮЛИЯ ОТКАЗАЛАСЬ ПЕРЕПИСАТЬ СВОЮ ДОЛЮ НА ДЕТЕЙ»

Когда мы готовили статью к публикации, в газету позвонила сестра покойного мужа Юлии. Возмущенная подачей темы в интернете и на ТВ, Елена Петровна так объяснила позицию своей матери Валентины Антоновны:

– Не у детей, а лично у Юлии есть долги по квартире моему покойному брату, но ни она копейки не выплатила и сказала моей матери, что она ничего по наследству не получит. А детскую квартиру хочет переписать на своего нового мужа (мы заменили матерное слово, которое употребила собеседница. – Ред.). Какая она любящая мать? А мы хотим, чтобы эта квартира осталась детям. Мы хотели, чтобы Юлия переписала свою долю квартиры на детей, а она в суде сказала, что будет переписывать ее нынешнему мужу. Вот поэтому мы и взъелись, что детям ничего не достанется, что дети будут на помойке. Моя мать покупала, вносила деньги за лишние метры в этой квартире, а там будут жить чужие дети.

Метки:

Обсуждение