Хитрый план: как гомельчанин на халяву пытался пройти тест на антитела. Для этого записался в доноры

06.06.2020 в 23:55
Андрей Рудь, Onliner

Как известно, каждый белорус давно переболел «ковидом», поэтому отстаньте. Лично я так уже раза три. Но без справки это лишь слепая вера, которую к делу не пришьешь. Пару раз нам давали надежду: якобы где-то официально появились платные тесты. Мы бросались туда с ритуальным криком «Заткнись и возьми мои деньги!», но всякий раз нас щелкали по носу. Дверью. В общем, первый, кто предоставит эту услугу, озолотится (потом сядет, конечно)… Но есть еще одна идея: донорство! Ведь если стать смелым донором, наверное, тебя исследуют и на предмет этих антител — они же нынче позарез нужны фронту. Еще и значок дадут, а за значок мы и не на такое способны. Сплошная выгода.

Продать или подарить?

Есть два варианта. Можно продать свою кровь или плазму — за это неплохо платят. А можно подарить (за это, как позже выяснится, тоже дают деньги и еще корзину печенья).

Для платников доза крови (около 450 миллилитров) на днях подорожала — 111,05 рубля (до 1 мая давали 104,32 рубля). Правда, в следующий раз сдавать можно не раньше чем через два месяца.

Если сдаешь плазму, из тебя все равно вытекает кровь. От нее тут же отделяют желтую плазму, а красные эритроциты возвращают в вену. За плазму, добытую из одной дозы крови, заплатят 133,26 рубля. Сдавать плазму можно не чаще чем раз в две недели.

Вообще, донору (как платному, так и бесплатному), помимо денег, полагается много всего. Например, два отгула (включая день сдачи). Некоторые больницы дают скидки на платные услуги. Но мы не за льготами собрались. У нас же план без слабых мест.

Пока жена не видит, выбираем безвозмездный вариант. Заполняем онлайн-форму (по ссылке — гомельский вариант, потому что я нахожусь в Гомеле; остальные — ищите для своих координат) и садимся ждать.

Вскоре перезванивают с инструкциями. Я начитался интернета и, конечно, хочу сдать плазму, явно кишащую антителами (ну я их нутром чувствую). Но мне объясняют: у перворазников плазму не берут, надо начинать с крови. Ладно…

Дальнейшие действия — явиться в центр трансфузиологии с паспортом и военным билетом. Оттуда — в свою поликлинику на другой стороне Земли. Там сдать анализы, пройти всякие обследования. Потом, если окажешься здоров, снова в центр трансфузиологии.

Дело не одного дня. Но очень уж хочется халявы: возможно, мою кровь проверят и так я официально узнаю, что у меня есть антитела? Не могут же перелить кому-то без проверки?..

Верните очереди!

Люблю запах поликлиники поутру. Каждый знает, что нет ничего прекраснее поликлиники в разгар плато. На входе тетечка в красивом скафандре целится тебе в лоб термометром, коридоры пусты, никто не толпится, редкие посетители учтиво шарахаются друг от друга.

С какими-то бумажками, которые дали мне космонавты, захватившие регистратуру, мыкаюсь по кабинетам. Сдавать кровь пришли только несколько студентов.

В последний раз, когда меня — уж не помню для чего — сюда загнали, очередь вилась шелковистыми кудрями по всей Ивановской. Благодатные были времена, скорей бы вернулись.

Дальше — кардиограмма, флюорограф. Все занимает считаные минуты. Хочется уже нормальных очередей, всех этих «только спросить» и «вас здесь не стояло».

— Результаты завтра на пятнадцатом участке, — сообщают в каждом из кабинетов.

Научиться бы еще понимать этот птичий язык…

Когда на следующий день терапевт смотрит результаты анализов, волнуюсь, как много лет назад в военкомате: а вдруг не годен?

Годен. Вот справка.

«Я столько не съем»

«Центр трансфузиологии» я все равно никогда не выговорю, поэтому отправляюсь на станцию переливания. Являюсь без всякой записи.

Здесь тоже немноголюдно — дозаторов с антисептиками больше, чем посетителей.

Из окошка регистратуры снова первым делом упирается в лоб инфракрасный термометр: 36,2. Через пару минут я внесен в электронную базу, готова моя карточка донора. Дальше — снова кровь из пальца, снова к врачу на осмотр.

«Животик-спинку покажите», давление, тифом не болел, татуировок и пирсинга нет… Да ничего вообще нет.

Еще надо заполнить анкету (такую же заполнял Гагарин перед полетом). Там необходимо все отрицать.

— Вот памятка по питанию, обязательно придерживаться диеты, если будет жирная кровь, отводим на полгода. Это ваши права, почитаете на досуге…

Ну когда уже анализ на антитела?

— Это в кассу отнесете, — доктор все выписывает какие-то бумажки. — Получите немного денег.

— Я ж безвозмездно.

— У нас безвозмездно не значит даром.

Оказывается, это называется «денежная компенсация питания» — 24,68 рубля.

После осмотра надлежит идти в комнату приема пищи.

— Донор идет!— при виде меня восклицает хозяйка «ресторана». Это похоже на цитату откуда-то, но лучше не вспоминать откуда.

На столе мешок с печеньем, зефиром, гематогеном, чем-то еще — ешь.

В буфете виднеется еще груда таких заготовок для будущих героев.

— Я столько не съем!

Ладно, разрешили не съедать. Это с собой. На месте можно ограничиться чаем с печеньем: донор должен быть сыт.

Кровь сдал

Наконец удается добраться до кушетки. Дальше — жгут, игла и надо сжимать кулак, пока кровь течет в полимерный мешок размером с пакет сметаны.

— Не лопнет? — я вижу, как мой мешочек весело надувается.

Не лопнул.

Работники между тем поглядывают, чтобы клиент не сомлел. Разрешают делать геройские селфи.

Позже, когда я уже стою у кассы, понимаю, что ни до коронавирусов, ни до моих хваленых антител дело так и не дошло. Может, еще дойдет? Сейчас спросим.

Остались вопросы

Недавно в сети появилось воззвание к студентам: приходите, нужна ваша кровь. Меж тем «в это тревожное время», наверное, не каждого инфицированного можно выявить с помощью термометра и осмотра. Что теперь? Как добывать кровь?

Висящие в воздухе глупые вопросы отправляем в Минздрав. Ответы пришли быстро. Приводим их с небольшими сокращениями.


  • Как организовано донорство крови/компонентов во время эпидемии? Что поменялось?

Потребность в крови и ее компонентах сохраняется во всех системах здравоохранения. Несмотря на инфекцию COVID-19, продолжается оказание плановой помощи пациентам с онкологической кардиологической, гематологической патологией. Экстренные операции, оперативное родоразрешение часто сопровождаются переливанием компонентов крови. Поэтому еще раз была поставлена задача обеспечить ими организации здравоохранения. Принят приказ Минздрава, который позволил донорам минимизировать или исключить траты времени на получение выписки из поликлиники. Предусмотрены дополнительные меры безопасности для доноров и для персонала. Организовано измерение температуры всем донорам и посетителям, предоставлена возможность обработать руки антисептиками, сотрудники центра работают в СИЗ. Каждому донору перед входом выдается медицинская маска.

Само донорство крови и ее компонентов технически не изменилось. Упрощены некоторые требования. Так, теперь выписку из амбулаторной карты служба крови может запросить самостоятельно. Временно сократилось количество выездных дней донора на предприятиях и в организациях. Но центры трансфузиологии организовали так называемые «выезды на месте», когда доноры с предприятий могут организованно приехать в центр трансфузиологии. Организована отдельная электронная запись для таких доноров. В РНПЦ трансфузиологии такая возможность реализована дополнительно для студентов. Со введения такой формы дней доноров кровь сдали уже более 350 студентов.

  • Что происходит с кровью/плазмой после того, как ее взяли у донора?

В соответствии с международными и национальными стандартами, во время каждой донации мы берем образцы крови на апробацию. Проводятся биохимический анализ, определение группы крови, исследование на ВИЧ, гепатиты B и C и сифилис.

После того как донор сдал цельную кровь, ее разделяют на компоненты: плазму, эритроциты и при необходимости тромбоциты. Эритроциты и тромбоциты направляются в отделение карантинизации и временного хранения компонентов крови, где находятся до получения результатов апробации. После получения отрицательных результатов анализа на инфекции компоненты передаются в отделение хранения и выдачи, откуда могут быть выданы в лечебные учреждения по заявкам. Срок годности эритроцитов — 35—42 суток с момента заготовки, тромбоцитов — 5 суток.

Плазма же направляется на шестимесячную карантинизацию — хранение при температуре −25°C, до момента донации донором через шесть месяцев. Если через эти шесть месяцев результаты апробации отрицательные, это подтверждает, что плазма, заготовленная шестью месяцами ранее, не несет угрозы инфицирования и ее можно выдавать лечебным учреждениям.

  • Мне кажется, я давно переболел, но справки нет. Моя плазма нужна? Если я сдам плазму, ее проверят на антитела?

Две недели назад Минздрав подписал приказ о возможности исследования крови 2 тыс. кадровых доноров, которые не болели инфекцией COVID-19, на специфические антитела для прогнозирования популяционного иммунитета. Эта работа уже начата, и такой анализ предлагается каждому донору РНПЦ при плановой донации. В случае согласия проводится определение наличия IgG к вирусу SARS-CoV-2 после донации.

Для тех, кто не является постоянным донором, в РНПЦ имеется возможность проверить кровь на антитела при наличии комплекта документов, необходимых для донорства плазмы. Если антитела будут обнаружены, то человеку будет предложено стать донором иммунной плазмы анти-COVID-19. Если антител нет и отсутствуют противопоказания к донорству, предложат стать донором цельной крови.

Возможность такой проверки на данный момент ограничена: в едином донорском центре таких желающих записывают не более 10 в день. Платно проверка на антитела в настоящее время в РНПЦ не проводится. Возможна организация оказания данной услуги в ближайшее время.

  • Если донор инфицирован, но симптомов не видно, его кровь/плазму могут перелить кому-то?

На сегодня, по данным ВОЗ и международных публикаций, несмотря на возможность нахождения вирусных частиц в крови, нет подтвержденных случаев передачи коронавирусной инфекции через переливание компонентов крови.

Нами проводятся тщательный отбор доноров, обязательное измерение температуры тела, сбор анамнеза, лабораторное обследование крови. В случае малейших подозрений на наличие у потенциального донора респираторной инфекции он отстраняется от донорства с дальнейшими рекомендациями обращаться к врачу по месту обслуживания.

  • В последние месяцы стали меньше сдавать?

Да, наблюдается незначительное снижение донаций, а также смещение в сторону заготовки цельной крови и, следовательно, эритроцитов в стационарных условиях в связи с переносом некоторых выездных дней донора. Но это не сказалось на обеспечении клиник, так как в то же время незначительно снизилось количество плановых медицинских мероприятий.

В организациях службы крови имеется минимум пятидневный запас эритроцитов, шестимесячный запас плазмы, криопреципитата, четырехнедельный запас лекарственных средств из плазмы. Все заявки на тромбоциты выполняются в полном объеме.

Потребность в крови и ее компонентах сохраняется всегда, так как в переливании нуждаются не только люди в экстренных ситуациях, но и пациенты с онкологическими заболеваниями, рожающие женщины. Для них потребность в компонентах сохраняется постоянно, и отложить переливание невозможно.

  • Как обеспечивается потребность в плазме от переболевших COVID-19? Многие соглашаются сдавать?

Работа с потенциальными донорами иммунной плазмы проводится по разным направлениям. Нам передаются сведения о переболевших и выздоровевших, у нас открыта телефонная линия для консультаций, мы доступны во всех популярных мессенджерах, на нашем сайте организована онлайн-запись. С каждым возможным донором ведется индивидуальная работа. Все больше обращений исходит от самих доноров.

Донорами иммунной плазмы стали более 250 человек. Проведено более 300 донаций иммунной плазмы. Есть доноры, которые сдали иммунную плазму уже по два-три раза, что позволяет нам, кроме прочего, отслеживать и динамику титров специфических иммуноглобулинов.


Значок, кстати, так и не дали. Дали ручку и блокнот.

Ладно, куплю в интернете. Прицеплю на папаху.

Фото: avito.ru

Вот бы в качестве бонуса делали тест на антитела для тех, кто таки соглашается сдать плазму… Их, как видим, не слишком большая толпа: 250 героев на фоне 21 тыс. переболевших белорусов — немного больше 1% (мы же любим сейчас про проценты). Этот процент кое-что о нас говорит.

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

В тему:

Гомельчанка рассказала о донорстве для больных COVID-19

Метки:

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...