Гомельчанка рассказала о донорстве для больных COVID-19

02.06.2020 в 22:42
Дарья Стрельченко, фото автора, "Гомельские ведомости"

Что плазма её крови может спасти чью-то жизнь, Юлия Геращенко осознала, наткнувшись в соцсетях на срочный поиск донора для женщины, тяжело переносившей Covid-19. Как известно, для этого нужен донор, переболевший коронавирусом и имеющий антитела. 

Знакомимся с Юлией Геращенко в Гомельском областном центре трансфузиологии. Признаться, найти собеседника здесь не так просто. Среди тех, кто соглашается быть донором, далеко не все имеют антитела. А те немногие, кто имеет, на общение идут неохотно: за заболевшими и так следит весь мир, и многие просто устали от постоянного внимания к своей жизни.

– Коронавирус стал для нас настоящим испытанием, – рассказывает многодетная мама Юлия. – В начале весны заболел муж. Когда проходил лечение, в больнице ему сделали тесты на Covid-19. Они оказались положительными. Среди контактов первого уровня – вся наша семья. Сдали тесты. В результате – трое из пяти: сначала средняя дочь, а потом и я, уже как её контакт, оказались положительными. 

Тесты на антитела используют перед забором плазмы крови у пациентов, выздоровевших от COVID-19. Эти люди могут стать донорами, если в их крови есть антитела. Таким образом, человек, который справился с болезнью, помогает тому, кто не может этого сделать сам. 

У мамы и дочки болезнь протекала бессимптомно. Но находиться им было предписано в больнице под наблюдением врачей. И вот тут возникла проблема, напрямую не связанная с коронавирусом, но решение которой казалось непреодолимым. 

Одни дома

В то время как заболевшие члены семьи пребывали в учреждениях здравоохранения, один дома оставался старший сын, а младшая дочка, тесты которой были отрицательными, шла на выписку. Семья Геращенко переехала в Гомель несколько лет назад из Украины. Все родные и близкие, готовые прийти на помощь, остались там. Границу по известным причинам было не пересечь. 

– Маленький ребёнок, которому нет и двух лет, оказался абсолютно здоров – это было счастье, но в то же время и огромная трудность – за ней вообще некому было смотреть! – вспоминает моя собеседница. –  Думаю, старший сын справился бы, но он несовершеннолетний и оставлять их двоих было нельзя.

Не каждый человек, переболевший коронавирусом, может стать донором плазмы – антитела вырабатываются не у всех. В среднем их обнаруживают у одного человека на 5–6 обследованных.

У нас имелось три варианта действий. Самый адекватный – отдать ребёнка на поруки. Но ведь у всех свои дети. Мало того что наша девочка будет кому-то дополнительной нагрузкой, так ещё и этот коронавирус! Все родители переживают за своих детей, вдруг у нашей малышки заболевание проявилось бы позже… Отправить её со мной в инфекционную больницу тоже было не лучшим вариантом. Сами понимаете, вокруг заболевшие люди… Ну и устройство детей в приют для нас с мужем было психологически непреодолимо.

А потом стали происходить нереальные вещи. Я до сих пор под впечатлением от того, как среагировали на нашу ситуацию окружающие люди! Все: работники школы, в которой учатся дети, тренеры спортивных секций, соцслужбы, мои коллеги, соседи!  Оказалось, у нас столько друзей, столько вокруг отзывчивых людей! 

Всем миром

До того как уйти в отпуск по уходу за ребёнком, Юлия работала в автобусном парке  № 1. И её коллега согласилась взять на поруки детей, пока они мы с мужем и средней дочерью будут в больнице. Навстречу пошли и на самом предприятии, оформив, как полагается, трудовой статус этой женщины. А ещё к Пасхе автопарк передал детям пакет с продуктами. Подключились знакомые водители, друзья. При необходимости подвозили коллегу, которая смотрела за детьми, привозили ей продукты, звонили каждый день родителям в больницу, интересовались: может быть, им что-то нужно. 

– Однажды приносят нам в палату пакет с продуктами, –рассказывает донор, – якобы от мужа (мы лежали в соседней палате). Звоню ему, спрашиваю, откуда это. А он смеётся, говорит, мужчины, которые с ним в палате лежат, передали. Понимаете, дело ведь не в бананах. А в самом поступке. Люди просто лежали рядом и слышали, что у нас в Беларуси никого нет, родственники не могут приехать. Взяли и собрали нам с дочкой пакет.  Это ведь так приятно!

Всем, кто нас поддержал, хочется тысячу раз сказать огромное спасибо. Не знаю, что бы мы без вас всех делали. После такого в добро веришь ещё больше. 

Отдельное спасибо

Не скрывает Юлия и своего восхищения от работы врачей:

– Когда-то по работе на Украине я сталкивалась со случаями ликвидации последствий, локализации стихийных бедствий, аварий, видела и знаю, что значит работать в сложных условиях. И сейчас, мне кажется, происходит нечто подобное. Поражает, когда они, одетые в эти скафандры космонавтов, в которых едва можно дышать, работают целую смену. 

Помню, в самом начале у меня было опасение, что в больнице и потом, когда выпишемся, к нам будет, мягко говоря, недоверчивое отношение из-за этого заболевания. В интернете писали про разные инциденты. Как контакты первого уровня и уже во время болезни мы лежали в областном кожно-венерологическом диспансере и в инфекционной больнице. Ни в одном из этих учреждений, ни в одном из отделений мы не встретили плохого отношения. Весь персонал, несмотря ни на что, был невероятно приветливым, всегда готовым прийти на помощь. 

Хотя усталость и даже возможные опасения медработников по-человечески можно понять. У них ведь дома тоже семьи. Но за всё время нашего пребывания в этих больницах ни один врач, ни медсестра, ни санитарка не подали вида что они как-то нас опасаются, или брезгуют. Даже те женщины, которые приносили еду, градусники в палату, всегда это делали с улыбкой. Все они большие молодцы, огромное им спасибо!   

А спустя некоторое время после выписки Юля оказалась в областном центре трансфузиологии. У девушки с редкой четвёртой группой крови тест выявил антитела. 

– Если можно кому-то помочь, то почему этого не сделать? – искренне удивляется моим вопросам Юлия. – Кто ещё поймёт всю сложность ситуации, если не те, кто пережил её на собственном опыте?

Мне кажется, я переболел

Активную работу по привлечению доноров с антиковидными антителами ведут и в самом центре трансфузиологии. Здесь не только с готовностью и благодарностью принимают таких инициативных людей, как Юлия, но и сами занимаются поиском. 

– К нам поступают списки из Гомельского областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья с информацией о людях, переболевших Covid-19, – рассказывает заведующая отделением комплектования доноров крови, её компонентов Марина Шемердей. – Мы с ними созваниваемся, приглашаем стать донорами плазмы. Если человек соглашается, рассказываем, какие документы для этого нужны. Далее обследуем таких людей на наличие антител, маркеры вирусных гепатитов В и С, ВИЧ, сифилис. У потенциального донора должны отсутствовать противопоказания по состоянию здоровья для донорства крови и её компонетов.

Если человек сам проявляет инициативу, то у него обязательно уточнят, когда его обследовали на коронавирус, каким числом закрыт больничный лист.  То есть должно быть лабораторно-клиническое подтверждение того, что человек переболел коронавирусом. А с момента выздоровления должно пройти не менее 15 дней. 

– Дело в том, что в центр трансфузиологии всё чаще стали звонить люди, которые предполагают, что переболели Covid-19, просто переходили его на ногах, – делится Марина Владимировна. – Но, как вы понимаете, это не является подтверждением, и с данной группой лиц мы не работаем.

Работники отделения уже обзвонили более 50 человек, переболевших коронавирусом. До Гомельской области пандемия добралась немногим позже, чем в другие регионы, поэтому в эти недели как раз идёт закрытие больничных листов первых пациентов. 

По словам заведующей отделением, потребность в плазме крови в регионе пока невысока, но понадобиться может в любой момент и разной группы крови. Поэтому в центре, так же как и донор Юлия, убеждены, что в сложное время нужно объединяться и помогать друг другу. Ведь вместе можно преодолеть любые трудности. 

Метки:

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...