«Бояться будем потом»: как лечат пациентов в самом большом отделении Гомельской областной клинической инфекционной больницы

26.05.2020 в 16:42
Руслан Пролесковский, "Республика", фото: Иван Яриванович

Эпидемиологическая обстановка в стране постепенно улучшается. Об этом министр здравоохранения Владимир Караник сообщил во время недавнего доклада президенту. Глава государства дал установку не расслабляться и продолжать делать всё возможное для спасения здоровья и жизней людей. Отдыхать «после боя» пока действительно рано. Сегодня на переднем крае борьбы с коронавирусом остаются тысячи медицинских работников. В их числе — персонал Гомельской областной клинической инфекционной больницы, которая полностью перепрофилирована на лечение больных с COVID-19. Корреспонденты «Р» побывали в самом большом её отделении, где сегодня проходит лечение около 70 жителей региона.

Гомельская областная инфекционная клиническая больница

Это уже было

У исполняющей обязанности заведующего отделением № 5 Оксаны Кужелиновой небольшой перерыв. Только что она вернулась из так называемой красной зоны. О такой цветовой дифференциации сегодня знают, пожалуй, все, кто следит за новостями. 

Результат обхода удовлетворительный. Подопечные стабильны. За прошедшие сутки никто не умер. А восемь пациентов уже готовятся к выписке. После этого желающие из них также пройдут реабилитационный курс в санатории.

Одноразовый ПЧК (противочумный костюм) помещен в специальный контейнер для дальнейшей утилизации. У нас же есть немного времени, чтобы пообщаться на тему, которая сегодня волнует весь мир.

— Знаете, когда я только начинала работать в 2009 году, как раз произошла вспышка свиного гриппа, — вспоминает врач-инфекционист. — Тогда, конечно, тоже пришлось тяжело. Но не было такого масштаба пандемии и потока информации, который сильно влияет на восприятие картины. Мой сын, которому шесть лет, приходит и рассказывает, что коронавирус «произошёл» от летучей мыши. Оказывается, узнал это из видео, которое смотрел с дедушкой и бабушкой.

Знакомство с COVID-19

Первые сведения об атаке COVID-19 врачи получали из тех же источников, что и все мы, — из новостей в СМИ и ресурсов интернета. Специалисты понимали: ни республику, ни регион вирус не обойдёт. При нынешней мобильности человека и уровне транспортных коммуникаций изолироваться в центре Европы было бы невозможно даже при большом желании. Что подтверждает и перечень стран, которые посещали жители Гомельщины. Данные об этом поступают вместе с пациентами. Не считая ближнего зарубежья, в списке чаще всего фигурировали Турция, Египет, Италия, Испания. На отдых выезжали целыми семьями.

Врач-инфекционист, и.о. заведующего инфекционным отделением №5 Оксана КУЖЕЛИНОВА и врач-интерн Андрей ТАРАН

А к примеру, второй случай COVID-19 обнаружился у гомельчанки, вернувшейся из Парижа. В те сутки Оксана Кужелинова как раз дежурила в приемном отделении: 

— Поздно вечером позвонили работники скорой помощи, предупредили, что везут пациентку с коронавирусом. Мы сразу же надели защитные костюмы. С учетом специализации нашей больницы в наличии они у нас были всегда. Девушка, которую доставили в биокапсуле, чувствовала себя очень даже бодро. Кроме насморка и покрасневшего горла, никаких симптомов. При этом сама она сильно возмущалась по поводу госпитализации. Очевидно, до конца не понимала всей серьезности ситуации. Вместе с ней положили семью — контакты первого уровня. К счастью, ни у кого из них клинических признаков пневмонии не было. Я проводила осмотр, медсестра делала забор мазков, санитарка обрабатывала дезинфицирующим средством машину скорой помощи. Так мы и познакомились с COVID-19. Наверное, быть абсолютно готовым к такому нельзя. Когда впервые надеваешь ПЧК, сдаешь контрольный мазок, конечно же, опасения есть: все мы люди. А потом привыкаешь и думать о таких вещах некогда. Соблюдаешь меры безопасности и просто делаешь свою работу.

Врач-инфекционист, и.о. заведующего инфекционным отделением №5 Оксана КУЖЕЛИНОВА (в центре) с медсестрами Татьяной МОХОВЦОВОЙ (слева) и Ольгой ПРИХОДЬКО (справа)

Не надо паники 

Сегодня в областную инфекционную больницу привозят в основном тяжелых пациентов. С лечением остальных в районах справляются сами. Многое, считают специалисты, зависит от состояния здоровья человека до инфицирования. Сказываются сопутствующие заболевания, образ жизни, вредные пристрастия. И разумеется, возраст. Большинство тяжелых пациентов, которые сейчас лечатся в отделении, старше 65 лет. А тем, кого, к сожалению, не удалось спасти, обычно гораздо больше. 

— Конечно, работать сейчас тяжело и физически, и морально, — не скрывает Оксана Кужелинова. — Как ни старайся абстрагироваться, переживаешь за пациентов. А общаться с их родными еще тяжелее, чем идти в красную зону. Люди волнуются, нервничают, не все понимают, что мы врачи, а не волшебники. У нас нет чудесной таблетки, от которой человеку сразу становится легче. Если бы были, раздали бы всем…

В беседе выясняем еще один интересный момент, касающийся психологии граждан. Некоторые, заболев, едва ли не программируют себя, что шансов нет и впереди мучительная смерть. Хотя статистика показывает иное. И такой настрой, конечно, не способствует борьбе с болезнью. Впрочем, даже у тех, кто абсолютно здоров, также случаются панические атаки. 

Иногда, «приняв душ» из потока информации, люди вдруг ощущают симптомы, которых минуту назад не было. Врач Кужелинова приводит пример: 

— Звонит знакомая: «Мне тяжело дышать, что делать?» Советую успокоиться и выпить валерьянки. Перезванивает — всё хорошо, отпустило. «А что это было?» Самовнушение. Человек так устроен. Конечно, высокую заболеваемость, масштаб проблемы, с которой столкнулся весь мир, никто не отрицает. Но и так накручивать себя не стоит. Лично я уже не слежу за цифрами, которые публикуют в СМИ. Нет ни времени, ни смысла: нужно лечить тех, кого привозят. А вспоминать и пугаться будем потом. 

Делайте выводы 

Информационный фон пандемии — предмет отдельной дискуссии. Одни считают, что информирования о вирусе, его симптомах, путях передачи и способах защиты всё ещё недостаточно. Согласно другому мнению, информации более чем достаточно. Вопрос лишь в том, как ею пользуются. Немало тех, кто ужасается данным о заболевших, пишет гневные посты на тему «всё скрывают и ничего не делают», а после этого идёт в магазин без маски, едет с компанией на шашлыки… Требовать усиленных мер защиты, желая жить при этом как прежде, — позиция странная. При том что идеального выполнения рекомендаций медиков не наблюдалось ни в начале пандемии, ни сейчас.

Зато изобретать своё «смертельное оружие» для заразы люди горазды. Об одном из таких рецептов невозможно ни рассказывать, ни слушать без смеха. Заключается он в том, чтобы вымачивать марлевую маску в водке и после этого носить. Мол, вирус задохнется в спиртовых парах. На всякий случай уточним: Минздрав не рекомендует. Так делать не стоит. 

Прощаемся. Врач вновь собирается идти к пациентам в красную зону. 

— Это, конечно, для нас самое большое новшество — модный приговор, — шутит Оксана, облачаясь в защитный костюм. — Вначале было вообще неудобно, особенно пользоваться стетоскопом. Но постепенно приловчились: сейчас уже можем и легкие послушать, и давление измерить. А в остальном как лечили, так и лечим. И будем лечить. 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки первоисточник.

Метки:

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...