“Нам тоже страшно, но кто, если не мы?” Гомельская медсестра о работе во время пандемии

13.05.2020 в 19:41
Татьяна Сычкова, "Гомельские ведомости", фото: Анна Пащенко

Как обычный человек, она надеялась, что всё обойдётся. Как медик – готовилась к худшему сценарию. 27-летняя Алла Коцур трудится в отделении анестезиологии и реанимации Гомельской городской клинической больницы № 1. В том самом учреждении, которое в первые месяцы 2020-го было перепрофилировано под приём пациентов с COVID-19. Для медсестры каждая смена сейчас испытание, потому что работать приходится в тяжелейших условиях. Противочумный костюм, очки, респиратор, две пары перчаток – войти в «грязную» зону можно только в полной экипировке. Но думать о собственных неудобствах некогда, ведь по ту сторону ждут  люди. Им нужна помощь и вера в то, что всё будет хорошо.

«Я быстро учусь»

Реанимационная служба как последний оплот борьбы за человеческую жизнь. А потому медработники здесь должны обладать не только исключительным профессионализмом, но и силой духа. Работа престижная, почётная, а ещё невероятно сложная, поэтому лишь немногие делают осознанный выбор в её пользу. Алла Коцур сделала. 

– После окончания Мозырского государственного медицинского колледжа меня распределили в Речицкую ЦРБ. Но из-за нехватки кадров на селе перевели фельдшером-акушером в Макановичский ФАП, – вспоминает девушка.  – А вот подруга устроилась в реанимацию и каждый раз рассказывала, какие профессиональные навыки там приобрела. Мне тоже захотелось всё освоить. Но к сожалению, на ФАПе  таких возможностей не было. Поэтому, как только закончилась отработка, я целенаправленно уехала в Гомель. 

Конечно, специалиста терзали сомнения: кто ж её возьмёт? Её, не имеющую опыта работы в реанимации. Но, как говорится, удача благоволит храбрым. А для того чтобы дверь открылась, в неё нужно хотя бы постучаться. В то время в Гомельской городской клинической больнице № 1 как раз открывался ожоговый центр. И Алла решила попытать счастья.

– Старшая медсестра отделения анестезиологии и реанимации Ирина Алейникова спросила тогда, что умею? Я честно ответила: умею оказывать помощь только в амбулаторных условиях, но быстро всему учусь. И меня взяли. Господи, какое же это  было счастье! Меня взяли! Кажется, я тогда позвонила всем своим родственникам, так хотелось поделиться этой радостью, – смеётся Алла Коцур. 

За время работы в отделении девушка, как и мечтала, действительно освоила многое. Поскольку подразделение функционирует непрерывно, смена передаётся буквально из рук в руки. В течение суток, соблюдая все нормы и правила санитарно-эпидемического режима, медсестра занимается лечением пациентов и, конечно же, ухаживает за ними. В таком привычном режиме Алла Коцур трудилась практически шесть лет. Пока в город не пришёл коронавирус. 

Четыре часа в «боевой экипировке»

До последнего хотелось верить, что COVID-19 не обрушится на страну, не дойдёт. Но медики – это особая категория людей. Несмотря на все надежды, они должны быть во всеоружии.  

– Как только из Китая стали приходить первые тревожные сводки, никто не сидел сложа руки. Мы не знали, как скоро и насколько масштабно это будет, но понимали: должны быть готовы ко всему, – обращает внимание медсестра. – Уже тогда руководство больницы, заведующий отделением Владимир Ковалёв собирали нас на пятиминутки и рассказывали об эпидемиологической ситуации в мире.  

Потом началась учёба. Медработников муштровали правильно надевать и снимать противочумный костюм. Казалось бы, такая простая вещь, но не поверите, как много от этого зависит в вопросах распространения вируса и защиты самого персонала. Когда в больницу начали поступать первые заражённые, специалисты были готовы. 

На самом деле такое чувство, будто описываешь сюжет фантастического фильма, а нет. Наше время, наш город и наши герои. По-другому назвать людей в белых халатах, а сейчас и в костюмах, просто невозможно. Потому что каждую смену они совершают подвиг.

– Бывает ли нам страшно? Конечно,  бывает. Это нормально, все мы люди, – признаётся Алла Коцур. – Но желания всё бросить, уйти в отпуск или куда-то перевестись не было никогда. В конце концов, кто, если не мы? Во время, когда бушевал свиной грипп, тоже пришлось несладко. И всё же справились. Сейчас тяжело. Очень тяжело. Но мы держимся. Не можем унывать, у нас нет на это права. 

С приходом коронавируса работа медсестры как таковая не слишком изменилась. Изменились условия её выполнения. Больницу поделили на «чистую» и «грязную» зоны. Главный пятиэтажный корпус считается «грязным» – здесь лежат пациенты с COVID. Ожоговый корпус – «чистый». Более того, чтобы обеспечить санитарные правила, в «грязном» корпусе также имеются блоки. В одном «боевую экипировку» надевают, в другом – уже после работы с заражёнными – снимают. 

– Выполнять манипуляции в таком обмундировании сложно. Комбинезон в принципе не пропускает воздух, поэтому всегда очень жарко. Дышать в респираторе тяжело, – признаётся медсестра. – В комплект также входят одноразовая шапочка, косынка (дополнительно защищает открытые участки лица, чтобы инфекция не могла попасть на кожу), нарукавники, бахилы, две пары перчаток и очки. Поверх респиратора надеваем ещё одну медицинскую маску. Когда работаем непосредственно с пациентом – к примеру, интубируем, – надеваем прозрачный щиток. Да, дико неудобно, но это наша защита. 

Чтобы у медиков оставались силы трудиться, через определённое время медсёстры меняются: четыре часа работы  в «грязной» зоне, четыре часа отдыха – в «чистой».

Прохожие, замечая нас в окнах, приветливо машут, показывают руками сердечки. Вы не представляете, как  же это трогает…

«Приходишь, а тут горячий обед!»

Попадая в больницу, каким бы ни был диагноз, мы всегда испытываем страх. Что уж говорить о пациентах, у которых подтвердился коронавирус…

– Конечно, люди напуганы, растеряны. Никто ведь не знает точно, что и как. Более того, заболевшим физически плохо. Иногда они плачут. Я смотрю им в глаза и тоже плакать хочется, правда. Пациентам тяжело, и нам тяжело, – не скрывает Алла Коцур. – Но всегда стараемся поддерживать друг друга, работать в одной команде. Часто слышим от них «Спасибо за то, что вы есть!» И это очень мотивирует. 

Не меньше воодушевляет и поддержка всех неравнодушных. В непростое время помочь тем, кто на передовой, вызвались многие организации, предприятия, частные лица. 

– Господи, я так хочу поблагодарить этих людей! – голос медсестры дрожит – настолько переполняют эмоции. – Я просто не могу передать словами, насколько приятно чувствовать, что мы нужны, видеть благодарность людей за то, что мы работаем. Приходишь из «грязной» зоны, хочется пить, кушать, а тут горячий обед принесли… Для нас это очень важно! Спасибо всем, кто за нас волнуется. И за открыточки с добрыми словами, что приходят по почте. За всё спасибо! Мы очень ценим это.

Когда многочасовая смена заканчивается, Алла Коцур возвращается домой. Принимает горячий душ, старается хорошенько выспаться – наслаждается такими простыми человеческими  радостями. Удаётся ли ей полностью переключиться? Конечно же, нет. Мысли о работе крутятся в голове постоянно.

– Всегда переживаешь, как там, в отделении. У нас действительно очень сплочённый коллектив, держимся друг за дружку, поэтому, сдавая смену коллегам, начинаешь волноваться уже за них, – рассказывает специалист. – Пациентов довольно много, усталость копится изо дня в день… Поэтому мы просто надеемся, что скоро всё это закончится. 

Когда именно изменится ситуация, никто не знает. Эпидемиологи дают разные прогнозы. По самым оптимистичным, заболеваемость COVID-19 в нашей стране должна пойти на спад уже в начале июня. И дай бог, чтобы это оказалось правдой. А пока медики изо всех сил спасают эту планету. Наверное, сейчас мы ещё не до конца понимаем, чем они рискуют, на какие жертвы идут ради нас. Но обязательно поймём, сможем по достоинству оценить их труд и самоотверженность.  

– Что я сделаю, когда всё закончится? Поеду к родителям, – улыбается медсестра. – Давно их не видела. Очень хочу обнять. 

Метки:

Обсуждение