Закулисье скорой помощи: о чем не знают многие пациенты?

02.11.2018 в 19:03
Александр Жинко, "СБ. Беларусь сегодня", фото: Алексей Столяров

У медиков напряженный период — сезонный подъем заболеваемости ОРВИ. Большинство из тех, кто набирает телефонный номер 103, уверены: именно их случай самый срочный, самый важный. Но у службы скорой (неотложной) медпомощи есть на это ответ: они действуют строго в рамках утвержденной Минздравом инструкции, в которой четко определен сам порядок. Изучи иной жалобщик этот документ — глядишь, и претензии отпадут сами собой.

Не путать с такси!

Пример из жизни. Читатель «СБ» пишет: гостил в одной из деревень Березинского района, внезапно стало плохо. Хотел вызвать «скорую», но вспомнил, что в деревне как раз умерла женщина и автомобиль с медиками находится совсем рядом. Когда машина ехала с вызова, проголосовал на дороге, но водитель не остановился. Так появилось критическое письмо в редакцию. В Березинском райисполкоме по просьбе газеты разобрались в ситуации. И даже пожурили нашего читателя за то, что тот не позвонил по телефону 103: в этом случае диспетчер оформил бы вызов и передал находящейся в деревне бригаде. А то ведь мало ли кто голосует на обочине? Да, работники «скорой» видели в тот день на дороге мужчин, один из которых махнул рукой проезжавшей машине. Но расценили сигнал как попытку воспользоваться служебным транспортом в качестве автомобиля–такси…

— Если бригада едет на машине и ее пытаются остановить, то практически в любой ситуации она должна откликнуться на просьбу, — рассуждает главный внештатный специалист по скорой медицинской помощи Минздрава, главный врач УЗ «Городская станция скорой медицинской помощи» г. Минска Александр Жинко. — Исключение может быть, когда бригада едет с включенным маячком на экстренный вызов либо доставляет пациента в тяжелом состоянии в стационар. Средства связи у нас есть, и если остановившему машину требуется помощь, можно связаться с диспетчерской и сообщить об этом. Там примут решение и распределят вызовы.

О ложных и необоснованных вызовах

Ситуации, когда человек звонит в «скорую» и утрирует свое состояние, случаются, но они немногочисленны. Фельдшеру на приеме приходится верить обратившемуся на слово: по телефону достоверно оценить проблему сложно. К тому же, бывает, «скорую» вызывает человек со стороны, который также может невольно преувеличить масштаб проблемы. Например, если видит, что прохожий упал в обморок…

— За год в Минске больше 600.000 выездов. В 2010–м ложных вызовов было меньше десяти, — констатирует Александр Евгеньевич. — Соответствующую статистику мы не ведем. Так как подобные вызовы если и встречаются, то они единичны. А что вообще такое ложный вызов? Самый показательный пример — когда вызывают к человеку по поводу повреждения руки, а на самом деле домашнее животное повредило лапу. Во всех остальных случаях звонящие, как правило, не имеют злого умысла. Нет сегодня и критериев признания вызова необоснованным. Например, у пациента давление подскочило до 180, мы приезжаем, а у него уже 130. Такой вызов не будет считаться необоснованным: а вдруг человек неправильно измерял или успел выпить таблетку, и она подействовала?

Анальгин с экспресс–доставкой

Порой пациенты жалуются на долгое ожидание приезда медиков. Главврач городской станции скорой медицинской помощи советует не торопиться с выводами. Приоритеты вызова бригады подразделяются на экстренные, срочные и неотложные. Согласно нормам, экстренный вызов должен быть передан свободной бригаде не позднее 4 минут с момента регистрации, срочный — не позднее 15 минут, неотложный — не позднее 60 минут. Дальше уже идет доезд до места: по городу Минску и в других городах он должен составлять не более 15 минут, в иных населенных пунктах — не более получаса. Если есть свободные бригады, то вызовы им передаются незамедлительно.

— Единственное, что может задержать бригаду, — неблагоприятная дорожная обстановка, — говорит Александр Жинко. — Кстати, пик вызовов частично совпадает с активностью автомобилистов. Чаще всего нам звонят примерно с 17:00 до 23:00–24:00. Ночью вызовов меньше, днем вновь наблюдается небольшой подъем.

Вот статистика по одному из дней: за сутки в Минске зафиксировано 1.767 вызовов, из них ДТП — 5, пожары — 8, травмы — 96, температура — 129 (в том числе к 92 детям).

— Оказывается, многие не умеют справляться с высокой температурой, — сетует Александр Жинко. — Повод для вызова бригады — это температура свыше 38,5, которая не снижается жаропонижающими средствами. Мы же чаще всего сталкиваемся с обычным сезонным подъемом температуры из–за простуды. Наши сотрудники спрашивают: «Вы что–нибудь принимали, чтобы сбить жар?» — «Нет, не принимал». — «Примите вот это или вон то лекарство, посмотрим, что будет». Но большинство говорит: не надо ничего советовать, давайте бригаду скорой помощи.

И что тут поделаешь, приходится выезжать. Ведь мало ли что, не дай бог менингит или токсическое отравление, которые также приводят к моментальному подъему температуры. А пациентам с легким недомоганием при 38,5 и выше снимают недомогание обычными жаропонижающими средствами. В распоряжении «скорой» есть анальгин, его и колют, часто в сочетании с димедролом, но–шпой. А вот ибупрофена и тому подобных препаратов у бригады нет, за этими лекарствами придется идти в аптеку.

За рецептом лучше в поликлинику

Вообще, широкого ассортимента таблеток, растворов и мазей в арсенале бригад скорой медицинской помощи нет. Табель оснащения службы утверждается Минздравом, и в список входит набор необходимых медикаментов, медтехники, изделий медназначения, достаточных для оказания медицинской помощи на первоначальном этапе при любом состоянии. Выпиской рецептов прибывшая бригада тоже заниматься не должна.

— Наша задача — купировать то состояние, которое мы видим во время приезда, при этом не пропустить предполагаемые причины этого состояния, — напоминает Александр Жинко. — Если, например, у человека пневмония, то снять симптомы мы можем, а лечат уже другие специалисты.

Не выполняют работники скорой помощи и назначения врачей. Единственное исключение — введение обезболивающих средств пациентам с онкологическими заболеваниями в нерабочее время амбулаторно–поликлинических организаций. За больничным тоже извольте пожаловать в поликлинику или вызывайте на дом участкового терапевта.

В целом же взаимоотношения медиков–«оперативников» и пациентов редко перерастают в конфликты. Есть, конечно, и жалобы, но благодарностей в десятки раз больше.

СПРАВКА

  • К экстренным вызовам бригады СНМП относятся: авария, потеря пациентом сознания, сыпь с высокой температурой у детей, отравление пациента химическими веществами или лекарственными средствами, повешение, утопление, обширный ожог, глубокие и обширные раны, судороги, острые нарушения дыхания, чрезвычайная ситуация, ДТП с пострадавшими, электротравма, падение с высоты выше собственного роста, пожар.
  • К срочным вызовам относятся: нарушение ритма сердца (аритмия), сердечный приступ, приступ астмы, травма, инородное тело, кровотечение (желудочно–кишечное, маточное, носовое), отморожение, роды, внезапные нарушения двигательной активности, резкое ухудшение состояния здоровья пациента при невозможности уточнения причины обращения.
  • К неотложным вызовам относятся: значительное изменение артериального давления, аллергия, головная боль, боль в животе, спине, грудной клетке, гемофилия, неадекватное поведение, почечная колика, рвота, сыпь, высокая температура (если температура не снижается пероральными лекарственными средствами), острая задержка мочи, пищевые отравления, внезапное изменение поведения у ребенка до 1 года, обезболивание, транспортировка пациента по вызову, принятому от медицинского работника.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки на первоисточник.

Обсуждение

Загрузка...