В Гомеле и районе 15 тысяч человек страдают от алкоголизма. 80% из них впервые взяли в руки рюмку в возрасте до 18 лет

03.05.2018 в 22:12
Евгения Мироновская, "Гомельские ведомости", фото Анны Пащенко

80 процентов страдающих алкогольной зависимостью взрослых людей – это те, кто впервые взял в руки рюмку в возрасте до 18 лет. Такую цифру со ссылкой на научные данные привёл заведующий диспансерным отделением областного наркологического диспансера Игорь Луханин.

Почему человек пьёт? Почему, даже осознавая, что алкоголизм – путь в никуда, иные не могут остановиться? Об этом – в беседе с Игорем Луханиным, врачом, который ежедневно встречается с теми, кто не представляет себе жизни без спиртного, и с теми, кто стремится противостоять зелёному змию.

– Игорь Олегович, давайте начнём разговор со стихотворения Самуила Маршака: «Для пьянства есть такие поводы: поминки, встреча, праздник, проводы…» Перечислив более десятка причин, побуждающих человека взять рюмку в руки, поэт подытоживает: «Успех, награда, новый чин. И просто пьянство без причин»…

– Как же верно всё подмечено. Как говорится, ни прибавить, ни убавить. Ведь под каким углом ни рассматривай эту острую и актуальную тему, вывод будет один: алкоголизм – явление социальное. Вот потому одномоментными мерами, различными профилактическими кампаниями не удаётся искоренить его. Не говоря уже о сложившихся традициях, алкоголизм несёт аспект укоренившегося способа реагирования на травмы, стрессы, на радостные события в жизни. Это имеет отражение и в нашей двойной морали, когда мы активно противостоим пагубному явлению на трибуне, клеймим, проявляем свою гражданскую позицию и в то же время… очень толерантно в том коллективе, от лица которого только что бичевали пьянство, терпимо относимся к коллегам, употребляющим спиртное. Алкоголизм очень глубоко укоренён в социум, в общество. И большинство не осознаёт, что даже случайный однократный приём спиртного подростком преобразует (на медицинском сленге моделирует его), оставляет последствия и предрасполагает к будущему формированию 80 процентов страдающих алкогольной зависимостью.

Да, определённые шаги в рамках антиалкогольной программы помогли добиться каких-то успехов. На некоторое время сократилось число психопатических расстройств. А психоз – это ведь определённый маркер, показывающий распространённость алкоголизма среди населения. Мы видим эффективность действий, предпринятых в рамках Декрета Президента Беларуси № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». В ходе реализации его положений удалось привлечь особое внимание общества к женскому алкоголизму, проблемам в семьях.

– Какие тенденции в развитии алкоголизма отмечаются наркологами на данном этапе?

 – В количественном отношении алкоголиков в последние годы фиксируется меньше. Но проблемы никуда не ушли. Мы предполагаем, что существуют латентные (то есть скрытые) формы употребления алкоголя, раннего пристрастия к нему. В то же время несколько неожиданно выявилась конкретная категория и более возрастных людей. В поле зрения наркологической службы попали лица старше 50 лет. Мы с коллегами просто удивляемся: сколько надо было человеку прожить, чтобы сдерживать в себе явные проявления алкоголизма?! Почему плотина была прорвана? Что способствовало этому: социальные, личные или какие-то другие факторы? Причём проявилось это, как правило, серьёзными проблемами – алкогольными психозами.

– В таких ситуациях часто звучит выражение «запил с горя»…

 – Запить с горя здоровый человек не может. Он может напиться, переживая какой-то стресс и тому подобное, но физиология здорового организма не позволит дойти до края. Человек же, расположенный к алкогольной зависимости, впадает в запойное состояние. И снова вернусь к уже озвученному тезису о том, что в обществе существует достаточно терпимое отношение к такому явлению. Да, запил, но у него ведь такая причина… Ну, причина причиной, а запой есть запой. Это физическое, болезненное состояние. Поэтому когда родственники некоторых пациентов нашего диспансера утверждают: «Нет, он не пьющий человек, просто так сложились обстоятельства», мы сразу видим, сколько в этом неточности, непонимания. Для чего я говорю о необходимости правильно обозначать такую ситуацию? Именно идентификация себя как человека, имеющего проблемы с алкоголем, лежит в основе дальнейшей тактики лечения, выбора. Очень важно определить изначальную точку. Вот она: «Я должен чётко знать, что болен алкоголизмом, что знаю правила игры. Я должен это осознавать». Тогда последующая тактика будет более чётко структурирована и по результатам – более эффективная.

– Вы общались с сотнями пациентов. Многие ли готовы признать себя алкоголиками, чтобы бороться с проблемой?

– Увы, и в этом не только вина человека, поддавшегося искусу зелёного змия. Одна из проблем нашего общества – негативное отношение к страдающим алкогольной зависимостью. Если человек открыто согласится с наличием её у себя, то это тождественно признанию некой своей плохости, падшести. Такой подход, на мой взгляд, глубоко неправилен. Простите, но ведь кто-то может быть хромым, у кого-то аллергия на куриные яйца. Разве человек, попавший в зависимость от алкоголя, стал от этого хуже? Он просто потерял способность контролировать употребление спиртного. Но есть личность человека и его поступки. Это ещё раз подчёркивает, что подход к преодолению алкоголизма должен носить глубокий комплексный характер, а не сводиться к запретным мерам, одномоментным методикам. Возвращение к трезвости – долгий путь.

 – Если перейти к языку цифр, сколько человек, попавших в зависимость от алкоголя, находится сегодня в поле зрения наркологической службы?

 – В Гомеле и Гомельском районе людей, страдающих алкогольной зависимостью или находящихся на грани этого заболевания, около 15 тысяч. Такая цифра на протяжении последних пяти лет держится на одном уровне. Замечу, что в последнее время в республике отмечается рост алкогольных психозов, что говорит о наиболее подтверждающих вариантах развития заболевания. В Гомеле мы этот процесс сдерживаем. Я имею в виду, что развитию алкогольных психозов можно противодействовать, если своевременно обратиться за помощью. Наши коллеги из городской клинической больницы скорой медицинской помощи, других лечебных учреждений, которые принимают острых пациентов в состоянии алкогольного опьянения, профессионально воздействуют на них и препятствуют развитию психопатических отклонений. Только с этим я связываю то, что в Гомеле в противовес другим областям уровень алкогольных психозов не растёт, а сохраняется на одном уровне. То есть речь идёт о тактике сдерживания.

Но, конечно, никуда не уйти от того факта, что остаётся высоким уровень поступления в приёмные покои больниц пациентов с алкогольным опьянением, травмами, полученными именно вследствие такого состояния. Одно дело, когда оно лёгкое – до 1,5 промилле. Но ведь у значительной части эта цифра равна 4,5 и выше, на грани отравления.

Из моих наблюдений вытекает вывод, что для алкоголизма нет возраста. Мы говорили уже о подростках, о 50-летних, вдруг подсевших на стакан. Но в моей практике была пациентка, у которой появились проблемы с алкоголем, когда ей было за… 80 лет. Всё началось с того, что дети приобрели дом в деревне в качестве дачи. Мать, ещё достаточно крепкая, с хорошим здоровьем, проживала там круглый год. Местные выпивающие установили с ней контакт, и интеллигентная, образованная горожанка, никогда не имевшая проблем с алкоголем, через полгода подружилась со спиртным. Дети, узнав об этом, были в шоке. Вмешательство наркологической службы, определившей у пациентки алкоголизацию третьей стадии, позволило предотвратить печальный исход.

– В обществе какое-то время настойчиво звучал тезис о культуре пития. Как вы относитесь к этому выражению?

– Мне это представляется во многом попыткой догнать уходящий поезд. Мы не можем игнорировать те традиции, которые укоренились исторически. Они, повторюсь, глубоко вошли в сознание людей, и на этом фоне пропагандировать практику культурного пития – ошибка. Нередко от своих пациентов слышу: «А вот мой лечащий хирург советует для очистки сосудов пить вино…» Но ведь этиловый спирт – это клеточный яд. Приведу пример, который, возможно, многим знаком по публикациям в прессе. В Калифорнии нескольким сотням медсестёр с периодическими ночными дежурствами предложили поучаствовать в эксперименте. Одна группа употребляла красное вино, с которым якобы связан положительный эффект воздействия на сердечно-сосудистую систему, другая – нет. Да, согласно достоверным статистическим данным, в группе употреблявших красное вино было действительно уменьшено количество случаев заболеваний атеросклерозом и других проблем. Но почему-то все закрыли глаза на вторую часть выводов эксперимента. Что равно в такой же степени у этой контрольной группы возросло количество проблем с мозговым кровообращением. Человек должен быть информирован обо всех последствиях, к которым приведёт его увлечение алкоголем, даже в небольших дозах, и, исходя из этого, делать ответственный выбор.

 – Вы уже более 30 лет занимаетесь наркологическими проблемами. Много ли можете привести примеров излечения от алкогольной зависимости?

– Три дня в неделю в кабинете передо мной сидят люди, пришедшие на заседание комиссии для снятия с диспансерного учёта. А это возможно лишь при полной (подтверждённой обследованием, длительным наблюдением) трезвости в течение трёх лет. Вот я разбираю очередную карточку: когда встал на учёт, ущерб для здоровья… А вот с какого-то момента всё чисто. Подскажите, где эта кнопочка, на которую можно нажать, чтобы человек осознал свои проблемы с алкоголем? Сидящие передо мной рассказывают совершенно разные истории. Но суть их одна – это окончательное определение себя как находящегося в кризисном состоянии. У человека помимо физического инстинкта самосохранения есть психологическая боязнь утратить себя как личность. Обращусь к цифрам. Ежегодно нам удаётся снять с наркологического учёта по причине стойкого удержания от алкогольной зависимости 8 процентов состоящих на диспансерном учёте, а он составляет 7,5 тысячи человек.
 
– В завершение беседы хотелось бы затронуть такой аспект обсуждаемой нами темы, как альтернатива алкоголизму. Не могу не поделиться своим впечатлением о недавнем конкурсе художественной самодеятельности трудовых коллективов в Советском районе. Хоры, инструментальные ансамбли, танцевальные коллективы… И на сцене, и в зале, заполненном пришедшими поддержать коллег, чувствовался такой драйв. Невольно подумалось: как же замечательно можно организовать свой досуг, украсить жизнь…
 
– Сейчас вы замечательно проиллюстрировали своего рода альтернативу алкоголизму, назвали один из вариантов реализации себя. Каждая личность гармонична. Человек должен исполнить своё предначертание. Ведь он приходит в мир для чего-то. И очень важно помочь ему в этом. У каждого из нас есть такой гормон – адреналин (гормон стресса). Неважно, какого знака этот стресс: горе или радость. И когда мы не знаем, куда деть адреналин, появляется проблема. Поэтому любое занятие, способное затронуть эмоциональную сторону человека, путь ухода от проблем, в частности, от алкоголизма.

Обсуждение

Новости партнёров