Смертельная утопия, или Опасная красота белорусских Мальдив

10.07.2020 в 22:39
Наталья Часовитина, фото автора, "Сельская газета"

Смертельно красивые белорусские Мальдивы. Журналисты “СГ” побывали на меловых карьерах, пообщались с отдыхающими, спасателями и представителем органов власти, чтобы узнать, для кого разрешен отдых в этих местах и насколько он безопасен.

Вероятно, скоро каждый белорус сможет заявить: «Да, я отдыхал на Мальдивах». Оказывается, для этого не обязательно ехать за тридевять земель, достаточно вбить в поисковик «белорусские Мальдивы», и он тут же выдаст… меловые карьеры под Волковыском, Гродно, Любанью, Кричевом, Минском, Березой, Климовичами… Мало того, один из туроператоров приглашает туда отдыхающих и подробно расписывает схему проезда. В одном из интернет-изданий прочитала, что «Мальдивы» возле поселка Красносельский могут включить в туристический маршрут для иностранных граждан, приезжающих к нам без визы. Ничего не поняла. Насколько мне известно, меловые карьеры, пусть и красивое, но очень опасное место. И возле них запрещен отдых, тем более — купание. Словом, вопросов много, надо разобраться.

Экскурсия в «рай»

К красносельским карьерам в Волковысском районе близко не подходила, смотрела на них лишь с расстояния, а вот оценить необычную красоту возле деревни Хотилово в Любанском районе смогла лично. Наивно полагая, что буду находиться практически в безлюдном месте чуть ли не наедине с природой, оторопела, когда на гравийной лесной дороге из-за большого количества посетителей пришлось искать место для парковки. Обратила внимание на номера авто — со всего света, как говорится, включая российские регионы. Пока шла по лесной тропинке к карьеру, искала глазами информационные щиты и знаки, либо разрешающие купание и отдых, либо запрещающие. Ни тех, ни других не увидела. Ну не может же быть, чтобы их не ставили! Или отдых разрешен? Сомневаюсь.

Специально оборудованного пляжа и мест для купания тоже не нашла. Соответственно, нет и площадок с мусорными контейнерами. А кто мусор будет убирать, леший, что ли? Имея достаточный опыт палаточного отдыха на берегах водоемов, могу заверить: к сожалению, далеко не каждый дикарь увезет с собой свои же пакеты с бумагой, банками-склянками и пластиковыми бутылками. Чтобы где-то осесть, часто сначала приходилось разгребать то, что оставили в «наследство» предшественники.

Если сказать, что на берегу карьера было много людей, значит не сказать ничего. Тысяча, не меньше. Палатки стояли в лесу, а то и прямо возле дороги. Вода, как и природа вокруг, конечно, красивая. Нет затхлого запаха, тины и густых зарослей, зато обрывы крутые, иногда вертикальные. Только на одном пологом берегу можно спуститься к воде легко. Тем не менее плескались и ныряли везде как взрослые, так и детвора. Даже на водных мотоциклах рассекали практически там же, где торчали из воды головы плавающих.

Одна из женщин, караулившая мужа и внука издалека, поделилась впечатлениями: «Мы из Минска, приезжаем сюда не в первый раз, нам нравится. Только в плане организации отдыха людей местные власти могли бы и постараться». На вопрос о том, что купание здесь, скорее всего, запрещено, женщина фыркнула: «А что не так? Думаете, вода чище на Минском море?»

Все цвета калия

Водоем только внешне похож на красивое озеро среди леса с бирюзовой водой. На самом деле это затопленные меловые карьеры, технические водоемы, образовавшиеся после выработки отложений. Как пояснила заместитель председателя Любанского райисполкома Тамара Домашевич, мел отсюда брали очень давно комбинат строительных материалов и блочный для производства силикатных блоков. Много лет назад выработки прекратились, карьеры должны были рекультивировать, но не успели — огромные ямы заполнились грунтовыми водами. Водная гладь передана иностранной фирме, она предлагала инвестиционный проект, но пока ничего не делается. А бирюзовый цвет дает большая концентрация солей калия. И цвет воды может меняться от зеленого до синего в зависимости от погодных условий. Вероятно, эта красота и привлекает заезжих.

Вернусь на минуту в Волковысский район. Из-за большой площади карьеров, принадлежащих ОАО «Красносельскстройматериалы», вокруг них забор не выстроишь. По словам заместителя генерального директора по идеологической работе и социальным вопросам Геннадия Найдюка, чтобы не допустить к технологическим водоемам посторонних, предприятие установило пре­дупреждающие знаки и щиты, все подъезды перекрыты бетонными блоками. Проводятся спецрейды и патрули, людям постоянно напоминают о том, что отдых здесь небезопасен.

— Карьеры очень глубокие, в некоторых местах до 50 метров, — говорит Геннадий Рышардович. — И дно не зарастает. Предприятием ведется рекультивация, предусматривающая выравнивание и выполаживание берегов. Из-за большой глубины и непредсказуемости ландшафта местные жители на этих карьерах не купаются и не ловят рыбу (!). С отдыхающими было сложно бороться, но нам удалось как-то преломить ситуацию. В последнее время посетителей стало значительно меньше. Приезжают, но в основном для фотосессии и просто посмотреть, хотя и это небезопасно из-за возможных обвалов.

По данным ОСВОД, только за последние годы на карьерах Волковысского района утонули 10 человек. А легко ли спасателям вытащить из такого водоема утопающего?

Итак, под Красносельском запрет введен. И это не только со слов руководства завода, я слышала об этом не единожды от своих знакомых, которых туда не пускали. А что в Любанском районе? Те же меры, о которых я расскажу чуть позже, но… Я уж не знаю, что еще можно придумать, чтобы остановить безбашенного человека.

Нужно понимать, меловые карьеры засыпать невозможно, обезопасить засасывающее известняковое дно нереально, можно только облагородить берега. Но станет ли водоем от этого безопаснее? Может, надежнее и лучше проводить время у другого источника удовольствий? Благо на той же Любанщине их немало: озеро Дикое или Любанское водохранилище, базы отдыха. А еще парк семейного отдыха «Лап-Ландия» с автостоянками, пирсами, беседками, песчаным дном, водными аттракционами… Да, это платные услуги, но стоят, по словам Тамары Николаевны, всего два рубля. Пожалуйста, приезжайте и наслаждайтесь!

Спасение утопающих на совести самих утопающих

Итак, меловой карьер — настоящая головная боль и для тех, кто, рискуя своей жизнью, старается спасти другую. Почему старается? Наверное, потому, что в данной ситуации шанс очень невелик.

— Для того чтобы работать на такой глубине, нужна спецтехника, — рассказывает председатель Любанской районной организации ОСВОД Сергей Смоляк. — Водолаз, экипированный от и до, далеко не всегда может помочь утопающему. Глубина — метров сорок, если не больше, буквально рядом с берегом. Из-за выработок подводный рельеф неровный. Там может быть метр и вдруг резко десятки, а по меловому скользкому дну легко съехать вниз. Однажды доставали утопленника, так наши ребята смогли спуститься только на 35 метров. К сожалению, на этом карьере каждый год кто-то тонет. В основном приезжие из других городов взрослые и в нетрезвом состоянии. Было восемь трамплинов, сами отдыхающие сделали. МЧС при помощи спецоборудования их срезало. Через некоторое время люди их снова пытались установить. Опасность еще в том, что сверху вода прогревается максимум на метра полтора. А если нырнуть с берега или трамплина, да еще при жаре, случится резкий перепад температур. На глубине ведь вода ледяная. Иногда и здоровое сердце не выдержит или спазм легких произойдет. А еще проблем добавляют спиртные напитки, ведь отдыхающие часто этим грешат. Даже если спасатель будет стоять на берегу и сразу нырнет за утопающим, не факт, что успеет его вытащить.

Так, а предупредительные меры принимали какие-то? Конечно, и вот здесь начинается самое интересное и грустное. Главный проезд с гравийки к карьеру подняли трактором, чтобы не могла подъехать легковая машина. Везде неоднократно ставили знаки, но их выламывают подчистую, даже следов не остается. Поставили металлические, а вместо деревянного древка — рельсу, которую вмонтировали в бетон. И что? Ночью вырвали тросами, привязанными к машинам. Купальщики умудрились сделать тарзанку, протянув тросы от одного берега к другому. С нее прыгали в воду прямо посередине карьера. Пришлось срочно ее убирать. Через лес по всему периметру тракторами сделали глубокие противопожарные разрывы… Люди закапывали, и легковые авто все равно проезжали. Весело? Мне нет. Штрафы за купание выписывают постоянно, но «до трех базовых» многих не пугает. Тем более россиян, которые при приближении патруля предлагают сразу заплатить «с кармана», лишь бы им не мешали отдыхать. Но в случае чего, кто их будет доставать с этой глубины? Неужели МЧС России приедет? При мне две мамы, наблюдая с берега за тем, как резвятся в воде их дети, возмущались тем, что нигде не видно спасателей, которые просто обязаны обеспечивать безопасность всех купальщиков и ныряльщиков. Но здесь не спасатели нужны для перестраховки детей, а милиция с протоколами на самих родителей.

К сожалению, у белорусских осводовцев и эмчеэсников нет полномочий налагать штрафы, это полномочия милиции и лесхоза. А надо было бы на законодательном уровне наделить и первых таким правом да сумму наказаний увеличить в разы. Может, тогда бы что-то дошло? Или нет?

Теперь насчет мусора. Земли вокруг озера принадлежат лесхозу, и он протоколы составляет регулярно. Во время наложения запрета на посещение лесов туда в любом случае нельзя заходить. Пока этого нет, никто не тронет. Но, опять же, при условии, что ты придешь как культурный человек. А насколько мы культурные, я уже говорила. Да, а контейнеры никто не обязан и не будет там устанавливать опять же по причине того, что это не зона отдыха.

И еще один любопытный факт: местных, слава Богу, среди погибших нет. Они не ходят сюда, ума хватает! Я слышала об этом от представителей завода в Красносельском. Это же подтверждает и Сергей Смоляк, за девять лет его работы в Любанском ОСВОДе все утонувшие в карьере были из числа приезжих — из Слуцка, Солигорска, России и больше всего минчан. В 2019-м это был 25-летний житель столицы. Ночью 24 августа парень, оступившись с самодельного трамплина, упал в воду с высоты около семи метров и не вынырнул. Его тело водолазы Солигорской спасательной станции нашли на глубине 17,5 метра только на следующее утро. И вот скажите, что еще должно произойти, чтобы до ума людей дошло: их жизнь и ее спасение зависят прежде всего от них самих.

Фото на фоне

Некоторые туроператоры, как я говорила, особенно российские, прямо зазывают на меловые карьеры Беларуси. Не знаю, имеют они от этого какую-либо выгоду, но рекламы в интернете много. Я решила узнать, а разрешены ли посещения «Мальдив» у нас, и если да, то для кого?

Про экзотику на Любани пока помолчу, там народ нужно еще приструнить. А вот начальник отдела спорта и туризма Волковысского райисполкома Наталья Чумакова пояснила: для посещения туристов, в том числе иностранных, определена одна линза меловых карьеров, принадлежащих предприятию «Красносельскстройматериалы», но для этого нужно связаться с инструктором, курирующим этот вопрос. Тогда можно будет посмотреть на карьер и сфотографироваться, не более. Смотровая площадка сейчас на стадии разработки проектно-сметной документации. Пока ее не обустроят, услуга бесплатна. С вводом площадки придется за экскурсию платить. Только есть еще одно но. Посещение меловых карьеров войдет в маршрут производственного туризма, к объектам которого относятся музей поселка Красносельский и санаторий «Пралеска», принадлежащий заводу, ну и само производство. Так что смотрите, пожалуйста!

СТАТУС

В карьерах запрещено купание, даже посещение под запретом. Нет и разрешенных автостоянок.

За это полагается штраф. При несчастном случае оказать экстренную помощь и спасти человека на таких объектах крайне сложно.

УРОВЕНЬ ОПАСНОСТИ ОЧЕНЬ ВЫСОКИЙ

Причина — возможное обрушение берегов, скользкое дно и большая глубина. Мокрый мел может втянуть, как трясина. К тому же он не может положительно влиять на кожу. А если случайно глотнуть воды, как иногда бывает?

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки на первоисточник.

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...