Труба древних марсиан: как гомельчанин-волынщик меняет жизнь людей

03.11.2017 в 11:44
Дмитрий Чернявский, "Гомельские ведомости", фото из архивов Алексея Шкуропатского, Анны Пащенко

– Люди не могут не любить волынку, так как она несёт в себе отголоски древнего героического сознания, от которого нам трудно, невозможно и незачем отказываться, – уверен наш собеседник, который одинаково интересно рассуждает не только о кельтской музыке, но и постмодернистском скандинавском романе, произведениях Льва Толстого и голливудских блокбастерах, в основу которых легли комиксы.

– Для меня музыка – это процесс погружения в сказку, – добавляет волынщик, – в понимание реальности через изучение средневековья. 

О своём путешествии в музыку Алексей ШКУРОПАТСКИЙ рассказал корреспонденту «ГВ».

Вдохновлённый легендами

– То, что взял в руки волынку, для моей семьи стало чем-то нетипичным. Мои родители никак не были связаны с музыкой, и дома на музыкальных  инструментах никто, кроме меня, не играл. Родители хотели, чтобы у меня была стабильная работа, но меня захватила музыка, как более живое выражение того, чем я занимался в университете.

К слову, Алексей учился в физико-математическом лицее, а затем в Луганском национальном университете имени Тараса Шевченко.

– Лицей и вуз стали для меня чем-то вроде спортзала для мозга. Однако, если человек ходит в спортзал, это не значит, что он хочет стать грузчиком. Общая интеллектуальная подготовка полезна в любой сфере жизни, – подчёркивает Алексей. – И музыка не исключение. 

Но прежде чем полностью посвятить себя творчеству, Алексей какое-то время после вуза работал в банке специалистом по рекламе:

– В конечном счёте всё свелась к поиску дизайнеров и обсуждению цен на размещение рекламы в газете. Было скучно, но такая работа оставляла время для занятий музыкой. Из Луганска я переехал в Харьков, который давал больше возможностей для воплощения творческих идей. Играя на волынке, параллельно работал техником и монтажником интернет-сетей. Дальше был Киев, а потом Гомель, куда я переехал после женитьбы.

Сейчас у Алексея подрастает сын, носящий скандинавское имя Эрланд. 

– Я назвал его в честь своего лучшего друга детства, чьи родители отличались широтой взглядов – поясняет Алексей, который также не лишён умения широко смотреть на вещи. О своём же нынешнем месте работы музыкант говорит, конечно же, не без юмора, что это волшебный остров Авалон, где хрустальные башни и песни поёт океан:

–  Это место отсылает к легендам о круглом столе короля Артура, которые вдохновляли меня в юности и которые воодушевляют до сих пор, – резюмирует Алексей Шкуропатский. 

Труба древних марсиан

– На моё желание взять в руки волынку повлиял антивоенный манифест «Труба марсиан» поэта-футуриста начала XX  века Велимира Хлебникова, – делится Алексей. – Волынка показалась мне своеобразной трубой марсиан, а со временем стала напоминать дирижабль, способный унести человека в его помыслах высоко в небо. Причём чтобы играть на волынке, не нужно иметь большие лёгкие, владеть специальным дыханием.

В странах, где это более распространено, на волынках играют не только богатыри, но и хрупкие девушки, маленькие дети. Если вы делаете это каждый день по несколько часов, то играть  не так уж тяжело. В музыке нужна постоянная практика, как в кунг-фу. Я не примеряю на себя статус мастера или авторитета по игре на волынке, так как уже десять лет практикуюсь исключительно в области, которая мне нравится – совмещении старинной и стилизованной под старину музыки с элементами тяжёлого металла, рок-н-ролла или современной эстрады.

Мне кажется, что в стародавние времена люди не воспринимали игру на инструментах, как нечто каноничное, она была для них живой и дерзкой, и рок-музыка даёт нам возможность в большей мере эту дерзость ощутить.

Однако такое скромное отношение к своему творчеству не помешало Алексею Шкуропатскому создать востребованную у поклонников музыкальную группу  Fram:

–  Это предельно успешный проект. Fram в переводе с норвежского означает «вперёд», а ещё так назывался корабль норвежского путешественника Фритьофа Нансена, на котором он пытался покорить Северный полюс. Мы исполняем фолк-рок с элементами кельтских и скандинавских мелодий.  Чтобы завоевать любовь слушателей, не стараемся продвигать себя, к примеру, в интеренете, иначе бы не осталось времени на занятия музыкой. Я не занимаюсь шоу-бизнесом и совершенно не медийная личность. Максимум, что делаю, – пишу на своей странице в соцсентях что-то схожее по смыслу с объявлением: «Завтра играю под третьим забором». Этого достаточно, чтобы собрать поклонников нашей музыки. 

Рок – лекарство

– Игра на волынке является средством доверительного общения с людьми, – уверен Алексей Шкуропатский. – Этот инструмент обладает одновременно культурным и шоковым воздействием. Представьте ситуацию: человек идёт по улице на работу. Он слышит звуки волынки, которые, в общем-то, для него непривычны и вырывают из зоны комфорта. В этот момент человек, может быть, даже неосознанно, погружается в свой внутренний мир, из которого всплывают различные образы. Интеллигентный учитель, например, открывает в себе храброго воина, девушке приходят на ум кадры сражения из фильма «Храброе сердце», кому-то горы Шотландии, а кого-то звуки волынки наводят на мысли о весёлых посиделках в таверне или разбойничьей вольнице. Каждый находит в этот момент что-то своё, что может зарядить его позитивом на весь день и даже натолкнуть на глубокие мысли, способные изменить всю жизнь. Происходят удивительные вещи, из-за которых я и люблю свою работу.

Волынка соответствует концепции рок-музыки, – продолжает размышлять Алексей, – которая способна растрясти и «надавить» громкостью на лицо, а потом снова вернуть на землю. Современный же пресыщенный зритель находится в режиме ожидания: «Чем вы меня удивите?»

Напротив артисты не должны его ничем удивлять. Рок-музыка – это не торт, который выносят к праздничному столу, а американские горки, куда ты прыгаешь, и они тебя доводят до ужаса, а потом ты выходишь и смотришь на мир другими глазами. Рок-музыканты, которые используют эпатажный имидж – не комфортны для восприятия.

Артисты с помощью шокирующих образов стремятся разбудить сознание человека. Возможно, во время получения опыта на  таком концерте человек кричит, боится и возмущается. Но покинув зрительный зал, начинает осмысливать впечатления: «Ох ты! О, Господи! Вот это опыт. Я посмотрел на этих страшных музыкантов. Всё-таки как же прекрасна жизнь и нужно сделать всё, чтобы сохранить чудесный мир. Пойду-ка для начала обниму свою семью».

В этом суть действия рок-культуры, а не в том, чтобы человек решал, достаточно ли для него сладенький музыкальный торт. На самом деле горький, ужасный вкус лекарства чаще всего способен излечить от многих болезней.

Не изменяя рыцарскому духу

– Мне интересна средневековая культура, но если бы мне предложили там оказаться, то согласился бы только в качестве гостя, под присмотром телохранителей, – подчёркивает Алексей. – Дело в том, что графы и бароны составляли менее одного процента населения, и, если предположить, что я мог родиться много столетий назад, то почти наверняка был бы крестьянином, работал на земле от рассвета до заката, растил детей, которых могло появиться на свет до 20 человек, и из них только два-три выживали.  А потом подобный земледелец в 28 лет становился стариком и умирал от болезней. Такова тяжёлая неказистая судьба большинства средневековых людей.

Современная же наука, образование, медицина совершили огромное чудо и, как бы мы ни жаловались на свою жизнь, у нас есть, например, возможность пересекать мир за считанные часы, пользоваться  средствами моментальной связи между континентами и так далее. Мы обладаем  множеством достижений, о которых жители средневековья не могли мечтать, но, на самом деле, конечно же, мечтали. Сейчас мы имеем массу ложных стереотипов о гигиене, уровне образования и культуре жителей европейского средневековья. Однако, напротив, рыцари и горожане поддерживали гигиену, были благородными и часто чрезвычайно образованными людьми. Знали по семь языков, на которых общались с политическими партнёрами и соперниками без переводчиков, получили в наследство чудесную сокровищницу античной культуры и науки. И мы можем у них поучиться прямоте и нравственности суждений, перенять некий духовный опыт. 

Не изменяя благородному духу рыцарства и жизни средневековых пилигримов, Алексей дарит своё творчество не только на музыкальных площадках, но и на улицах разных городов:

– Запросто принимаю людей такими, какие они есть. Готов цитировать философа Канта в грошовой пивной и читать Библию негодяям, но нужно понимать, что есть какие-то ключевые нравственные точки, который требуют однозначного ответ: «да» либо «нет». Когда за одним словом стоит жизнь, а за другим смерть. 

Ум, сердце и храбрость

– Волынка – инструмент архаичный. Он наделён не только большими музыкальными возможностями, но и позволяет приобщиться к игре даже неподготовленному человеку, – подчёркивает Алексей Шкуропатский и с улыбкой добавляет: – Нужно только подойти к делу, как когда-то в одном из интервью говорил репер Децл, с полной отдачей. Постараться превратить внутреннее стремление в дело всей своей жизни. И тогда всё получится. 

И пускай дело всей жизни не приносит огромных денег, по мнению Алексея, это не столь важно. «По-настоящему богатыми нас делают не деньги, а принципы, которыми мы руководствуемся. А ещё родные и близкие люди», – добавляет волынщик. 

Интересы музыканта разносторонни: русская классика и датская литература, среди которой он выделяет роман Йоханнеса Йенсена «Падение короля», труды историка средневековья Арона Гуревича, творчество германских метал-групп, в частности немецких Blind Guardian и In Extremo, кинематографическая вселенная Marvel, наполненная персонажами комиксов, в которых Алексей усматривает архетипы из мифологии древнего мира и культурных героев современности.

– Мне же, как персонажам из фильма «Волшебник страны Оз», необходимы ум, сердце, храбрость и, конечно же,  возможность возвращаться домой, где бы меня ждали жена и сын, – подытоживает Алексей Шкуропатский. – А ещё хотелось бы снова побывать в Закарпатье, где на фоне природного великолепия пересекаются культуры разных народов.

Метки:

Обсуждение