«Стюардесса – это не только ‘’вам рыбу или курицу’’». Бортпроводница из Гомеля рассказала о дебоширах, турбулентности и спасении за 90 секунд

18.02.2020 в 14:46
Юлия Митрахович, "Гомельские ведомости", фото из личного архива Виктории Бусел

«Самолёт тонул. У нас было 90 секунд, чтобы спасти всех пассажиров. Мы быстро выбросили надувной трап. Проконтролировали, чтобы все надели спасательные жилеты и без паники спустились в “океан”. Пассажиры и экипаж спасены!» – так бортпроводники отрабатывают экстренные ситуации на практических занятиях в авиационной школе. У гомельчанки Виктории Бусел тактика действий отработана до автоматизма. Уже старший бортпроводник крупной российской авиакомпании, она больше двух лет из своего «офиса» видит небо. Днём в иллюминаторе всегда солнце, а ночью золотой паутиной сверкают города. Девушка с глазами цвета неба провела в облаках около 1700 часов.

Из университета в супермены

Ещё будучи студенткой факультета иностранных языков ГГУ имени Ф. Скорины, целеустремлённая Вика знала, что её будущее – это как минимум работа в одном из офисов Москва-сити. Когда в очередной раз гостила у родных, как в замедленном кадре на Ленинградском шоссе мимо проплыл билборд с сияющими улыбками стюардесс в красной форме. Вот она – мечта! Заполнила анкету на сайте авиакомпании, и спустя время пришло приглашение на собеседование.

«Стюардесса – это не только ‘’вам рыбу или курицу’’»: бортпроводница из Гомеля рассказала о дебоширах, турбулентности и спасении за 90 секунд

Цвет формы зависит от времени года. Летом – “красный мандарин”, зимой – тёмно-синий

– Я подходила по всем требованиям: от 18 до 26 лет, рост не ниже 165 см, размер одежды – не выше 48-го, приятная внешность, отсутствие татуировок даже на закрытых местах и лишнего пирсинга, знание английского и внятная дикция, – вспоминает девушка. 

– На отборе нас было человек 60: одна краше другой, на каблуках, при макияже. Модели! «Ну куда мне, простой девочке из Гомеля?» – думала я. В итоге остались четыре человека. Среди них – я. Затем были врачебно-лётная экспертная комиссия и тест у психолога на стрессоустойчивость и коммуникабельность. Пришлось расстаться со светлым омбре и стать тотальной брюнеткой, сменить стиль одежды, закупиться косметикой, перейти на маникюр в нюдовых цветах – у стюардесс всё должно быть идеально, сдержанно и со вкусом.

Самое интересное началось в авиационном учебном центре. Обучение в стиле «почувствуй себя суперменом» длилось три месяца. Было всё – огонь, вода, медные трубы и аварийный надувной трап. Пассажиры его не видят, но в больших самолётах он находится в двери аварийного отсека и в случае необходимости срабатывает за считанные секунды. 

На занятиях группа отрабатывала разные ситуации: имитируя посадку на воду, в огромном бассейне раскладывали трап-плот, устанавливали тент под «тропическим дождём», тушили настоящий пожар. Самолёт сгорает за 90 секунд. За это время бортпроводники должны всех спасти.

Испытание небом

– Первый рейс? Помню как сейчас. Я приехала за пять часов до вылета. Летела стажёром в Варшаву и отвечала за «берёзку» – так по аналогии с названием советских магазинов называют sky shop. Вот тогда небо подарило мне первую турбулентность. Прекрасно знаю, что от неё самолёты не падают, но в голове мелькала мысль: «Боже, я такая молодая, не хочу так рано», – смеётся Виктория, которая до этого летала всего раз в Египет, не решившись за четыре часа полёта даже встать с кресла. 

– Кстати, иногда бригада может подшутить над новичком. В кабине есть трубка для связи, похожая на телефон. Новичку могут сказать: «Подойди к телефону, мама звонит». Некоторые ведутся.

Это сейчас Вика приезжает в аэропорт за полтора часа до вылета. После диспетчерской – предполётный врач. Затем брифинг, на котором старший бортпроводник распределяет обязанности: кто отвечает за кухню эконом-класса, кто – за коммерческую загрузку (ценные грузы, оружие), кто – за торговлю или бизнес-класс. 

Если спецрейс, на котором летит вип-пассажир, стюардессы заранее знают, кто это, и обращаются к нему по имени и отчеству. Также на брифинге оговариваются кодовые слова, которые произносит экипаж в экстренных ситуациях, чтобы не сеять панику на борту. Но это – секретная информация.

– Два раза в неделю – по вторникам и пятницам – мне приходит наряд. То есть свою дальнейшую жизнь я могу планировать на три дня вперёд. В нашей компании 11 отделений для членов кабинного экипажа. 1–10 – обычные, где бортпроводники летают как в бизнес-классе, так и в эконом. В 11-м, где я сейчас работаю, бортпроводники «заточены» на работу в «бизнесе». В 99 процентах мы летаем только приоритетные трассы, которые пользуются популярностью. Плюс бизнес-класс – это более высокий сервис обслуживания. Блюда на фарфоровой посуде, элитный алкоголь, сорт, происхождение и цвет которого я знаю от А до Я.

Зарплата бортпроводника зависит от стажа и количества часов налёта, класса полёта. В месяц можно летать до 90 часов. Если больше – стюардессы подписывают бумагу, в которой дают согласие на переналёт.

От дебоширов до звёзд

Многие пассажиры думают, что работа стюардессы – это красиво пройтись по салону с фразой «Чай или кофе, курица или рыба?» Но на деле всё намного сложнее. Хозяйки воздушных кораблей – это и психологи, которые будут держать за руку мощного мужчину-аэрофоба, пока в его глазах не пройдёт страх, смогут посадить самолёт, руководствуясь чек-листом и помощью диспетчера с земли, и даже принять роды.

– Главное, чтобы всё это не происходило в один момент, – шутит Вика. – Нас учат разговаривать с пассажирами. Возможно, поведение дебошира вызвано страхом полёта. Хотя был на одном рейсе американец, который отказывался приводить спинку кресла в вертикальное положение во время обеда. Первое предупреждение – устное, затем – письменное, и по прилёту в Москву его встречали полицейские. Однажды во время полёта у пассажира разошлись швы и началось сильное кровотечение. Хотели делать экстренную посадку, но он отказался. Мы сами оказывали первую помощь.

«Мадмуазель, вы здесь главная? Полёт просто изумительный», – кокетничал стендап-комик Руслан Белый. Журналистка Божена Рынска летела в бизнес-классе и, возмущаясь, просила передать «шеф-повару», что морковка в блюде слишком крупно порезана. Александр Ревва, Ева Польна, Данила Козловский, Дмитрий Нагиев, команды КВН и футбольные ЦСКА и «Спартак» – всех «звёздных» пассажиров Вики «конспектирует» мама.

Что в касалетке?

На борту самолёта нет кухни, где стюардессы обжаривают курочку и заворачивают бутерброды. В специальных печках они лишь разогревают еду, которая доставляется на борт в упакованном виде в глубокой заморозке и строго по количеству пассажиров. Кстати, пилоты не могут есть одну и ту же еду. Если командир ест лосося, второй пилот – курицу. Мало ли как отреагирует организм на два одинаковых блюда.

«Вчерашних» котлет на борту быть не может: остатки питания по прибытии в аэропорт назначения выгружаются и утилизируются. По санитарным правилам, большинство полуфабрикатов и мясных продуктов не может храниться более двух суток, а некоторые – и того меньше. Поэтому российские компании не могут поставлять на борт питание, приготовленное ранее чем за два дня до вылета. Попросить добавки? Конечно, можно. Если останется, вам с удовольствием отдадут хоть три касалетки (контейнер для горячих блюд из алюминиевой фольги. – прим. автора). Кстати, старая больная касалетка на лётном сленге – опытная бортпроводница.

Прилететь в Париж и не увидеть Париж

– Все считают, что если ты стюардесса, то много путешествуешь. Честно признаться, я и сама так думала. Но мечта разбилась о реальность. В основном я работаю на суточных рейсах. Это значит, что если, к примеру, летишь в Париж, то можешь не увидеть Париж. После того как все пассажиры вышли, мы проверяем салон на забытые вещи, не прихватил ли кто с собой спасательный жилет. После заходит клининговая служба. Затем снова заходят пассажиры – и мы летим обратно. Полёт, который длится более пяти часов, считается командировочным. К примеру, иногда я летаю в Токио. Вот тогда можно выбирать: либо соблюдать предполётный отдых, либо погулять по городу, борясь с джетлагом (расстройство сна при смене часовых поясов).

Рейсы не всегда заграничные. Кроме Тель-Авива, Сеула, Лиссабона, Дубаи и Праги на личной карте Виктории – Новосибирск, Казань, Магнитогорск и влюбившие в себя Магадан и Владивосток.

Есть у бортпроводников приятный бонус – три отпуска. За это время ты можешь посетить любую понравившуюся страну, купив «мильные» билеты с 90-процентной скидкой. Это своего рода лотерея: если в самолёте есть место, тебя посадят, а если нет, придётся ждать следующий рейс. Такой «плюшкой» могут пользоваться родители и муж с детьми.

– Но самое прекрасное в работе, на которой в каждом рейсе я летаю от счастья, это возможность видеть небо. Особенно ночью, когда внизу проплывают мерцающие огни городов, и на рассвете, когда только появляется солнце. В окна моего «офиса» оно светит всегда.   

Топ-5 вопросов

– Дверь в полёте может открыться?

– Наверное, только в фильмах. Конструкция двери герметична, замок блокируется намертво. Из-за разного давления на борту и за бортом открыть её невозможно.

– Пилоты рады, когда им хлопают?

– За шумоизоляционной и пуленепробиваемой дверью они этого не слышат. Но мы обязательно передаём комплименты. Им приятно. Сейчас очень редко хлопают при посадке. В основном на рейсах по России.

 – О чём думаешь во время демонстрации аварийно-спасательного оборудования?

– Нет, про выключила ли утюг не думаю (смеётся). Всё делаешь на автомате. Улыбаешься и оцениваешь ситуацию в салоне. Но как старший бортпроводник, сейчас я уже не провожу демонстрацию, только контролирую.

– Что бесит стюардесс?

– О! Бесит, когда идёт обслуживание или ещё не погасло табло, а пассажиры всей толпой собрались в туалет. Когда самолёт только коснулся земли, начинают вставать и доставать чемоданы с полок. Вы же не в автобусе! Закончился выбор горячего, а пассажир хотел не рыбу, а курицу. Не ешь рыбу? Предупреди заранее, мы отложим курицу. Спрашивают: «А у нас будет рукав или подъездной трап?» Если самолёт задерживается, погодные условия, долго кружим, а у вас стыковочный рейс, это не вина бортпроводника! Задают вопросы: «А когда нам парашюты раздадут?», «А вас не Жанна зовут?», высоко в небе: «Можно мне срочно домой позвонить, здесь же ловит?» Спрашивают, не замужем ли я за пилотом. Да, много девочек строят отношения на работе. Мой будущий муж, к примеру, военный. Он меня ждёт на земле.

– Страшный сон бортпроводника…

– Это проспать свой рейс. Я всегда завожу пять будильников. Однажды не услышала ни одного. Открываю глаза: до брифинга час. Собиралась и красилась уже в такси. Успела. За опоздание однозначно по голове не погладят. И есть примета: если оторвалась пуговица, желательно не пришивать, потому что будет задержка рейса.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...