Крик души молодого парикмахера: сбежала с отработки – платили $50 в месяц

01.12.2019 в 00:18

Выпускница белорусского колледжа пошла по распределению в парикмахерскую экономкласса и сбежала спустя два месяца – не выдержала.

Молодой парикмахер Маргарита (имя героини изменено – прим.) распределилась в одну из многочисленных “базовых” парикмахерских в Минске. Но место отработки захотела покинуть уже через два месяца после ее начала: и не столько потому, что хотела учиться дальше, а из-за нагрузки, доводящей до обмороков, “чёрной” бухгалтерии и антисанитарии. Она признается: после учебы, через полтора года ей предстоит вернуться работать туда же – и она боится.

Другие молодые специалисты, работники столичных заведений красоты экономкласса, пожаловались корреспонденту Sputnik еще и на специфических коллег, смешную оплату труда, плачевное оснащение дешевых парикмахерских и многое другое… Слово героям.

“Какая там антисанитария – словами не передать”

После девятого класса я пошла в один из колледжей в Минске – получать профессионально-техническое образование. После нужно было отрабатывать, меня определили в небольшую парикмахерскую – мы называем такие предприятия “базовиками”, в основном в них работают новоиспеченные парикмахеры, распределяются руку набивать. Мест хватает всем – только мы и готовы идти туда работать.

Мне не хватило пары баллов, и пришлось идти по целевому направлению на два года вместо одного; я согласилась – решила, что так даже лучше, я ведь получу вдвое больше опыта. А когда пришла на отработку, поразилась. Словами не передать, какая там антисанитария и сколько тараканов я видела в этой парикмахерской за два месяца; при этом заведение относительно новое, просто страшно запущенное.

Мне не дали даже передник: велели расписаться о получении в документах,пообещали, но так ничего и не выдали. Такая организация. Инструмент я, конечно, тоже не получила – покупать нужно все свое, предоставляли нам только просроченную краску одной-единственной отечественной фирмы.

Войти в курс дела мне помогли весьма условно – просто сказали: мол, ходи и смотри, как работают мастера. А через два дня дали место. Так я, собственно, начала делать стрижки и укладки на уровне всех других мастеров, в том же объеме, того же уровня сложности.

С коллективом было еще ничего: преимущественно молодежь из моего колледжа (кому-то с коллегами везет куда меньше). Ну, администраторы бывали резковатыми, но так, наверное, должно быть – чтобы коллектив не распускался.

“Чёрная” бухгалтерия, смешная зарплата, 30 стрижек в день

Нагрузка там страшная. Я помню, как одна девочка рухнула в обморок: кроме того что люди шли один за другим, тогда еще и жара стояла. Поток людей бешеный – в день приходит полторы сотни человек, мастера делают по 30 стрижек за смену, это невероятно тяжело физически. Из-за обилия работы на больничный уйти не позволяли; а девочкам, которые ездили на работу из других городов, отказывали в откреплении или перераспределении.

Частенько не удавалось поесть ни разу за 12 часов смены. Когда клиенты идут подряд с раннего утра и до вечера, на обед парикмахеры ходят, только если редеет поток клиентов, по одному в порядке очереди. И если не успел до вечернего часа пик, остаешься без перекуса. А порой и без перерыва.

К молодому специалисту не очень-то хотят идти стричься, а руку набивать где-то надо

Платили при этом совершенно смешные деньги. Бухгалтерия у них там “черная”: карточек они не делают, расчетников не дают; в парикмахерскую просто приезжает замдиректора и платит мастерам наличными. Я насторожилась, сразу сказала, что меня такой расклад не устраивает – выяснила, какой банк подходит, сделала себе карту, потребовала, чтобы деньги начисляли именно туда: хотела видеть, сколько заработала и за что.

В итоге всем моим одногруппникам, которые отрабатывали в той же организации, “в конвертах” платили по сто рублей за каждый месяц, ни копейкой больше. А мне – почти 400. Никто из них не пошел ругаться с руководством, побоялись портить отношения. Но мне все тогда завидовали; хотя за такой труд и четыре сотни – мало.

В таких заведениях мастера зарабатывают за счет процента от прибыли. В этой парикмахерской тариф был такой, если ничего не путаю: вырабатываешь норму на 20% – получаешь 8% от выручки. Конечно, зарплата растет вместе с выработкой, но и норма такая, что чтобы ее настричь, нужно быть роботом.

Сговорились и отчислили: хотела доучиться, но смогла не сразу

Проработав в этой парикмахерской два месяца, я решила продолжить обучение. И у меня возникли с этим огромные проблемы: после появления приказа о зачислении я должна была работать только до начала учебы, но пахала в итоге и в сентябре, и в октябре, посещая колледж только в свои выходные. У меня все прилично получалось, вот и не хотели отпускать – дико нагружали и тупо отказывались увольнять.

Сперва терпела и совмещала. Но в колледже никого не волновала моя работа, это стало невозможно – я начала ругаться с руководством парикмахерской. А потом оказалось, что у них теплые отношения с администрацией колледжа… В общем, мне просто позвонили и огорошили: вы, мол, больше не являетесь учащейся. Меня отчислили! К слову, без веских оснований.

Я даже документы не стала забирать. Просто пошла за консультацией в инстанцию по защите прав работников (Департамент государственной инспекции труда – прим.). Там мне сказали, что по закону я имею полное право продолжить обучение в колледже и, соответственно, уволиться (все потому, что иду на ступень выше – с ПТО на ССО).

В парикмахерской испугались, услышав, что я куда-то обращалась. Еще сильнее испугались, когда я пообещала вызвать Санстанцию (как могла отстаивала себя, просто не знала, что делать). Выход нашли: с работы меня уволили, в колледже восстановили. Но через полтора года, когда учеба закончится, мне придется вернуться туда – продолжить отработку. Кроме меня осталось немного людей, которым предстоит там пахать: многие мои одногруппники, чтобы избежать этого, просто выплатили деньги за обучение.

Конечно, мне страшно: мои отношения с руководством парикмахерской испорчены, меня там уже не забудут. Если честно, я очень надеюсь, что успею выйти замуж и родить ребенка. К тому же, я не представляю, как в Минске можно выжить на те самые 400 рублей (тем более, что живу я отдельно от родителей, снимаю квартиру). Я не знаю, что будет дальше.

Про коллектив: одни отгоняют, другие орут, если ошибиться

Другая собеседница Sputnik Надежда также училась в колледже на парикмахера пять лет в сумме. Она совсем недавно закончила двухлетнюю отработку, за это время успела потрудиться как в салонах среднего уровня, так и на нескольких базовых предприятиях.

“Это было нелегко: в эконом-парикмахерских очень низкий процент и специфические коллеги. Но я думаю, что все должны поработать в таких – чтобы научиться стричь. Правда, там можно и вовсе потерять тягу к профессии: половина моих одногруппников и не помышляли остаться в парикмахерской надолго; некоторым из них даже в фастфуд-ресторанах больше понравилось работать”, – откровенничает она.

Коллектив в таком заведении, жалуется Надежда, может быть очень разным. Иногда работаешь только с одногруппниками; но порой делить “цех” приходится с опытными мастерами, которые могут вести себя крайне грубо.

После отработки в парикмахерских экономкласса многие ребята просто ушли из профессии

“Молодой специалист многого не умеет. Придя, стараешься перенять опыт у старших коллег, и не всегда получается: одни просто отгоняют, другие третируют или орут, стоит ошибиться. Где-то молодых специалистов вовсе оставляют без работы – отдают все заказы старшим мастерам.

А бывало у меня и такое, что “мудрые” коллеги подходили ко мне с парой ненужных (поскольку я тогда уже умела работать) советов, пока стригла клиента, а после мою работу записывали на их счет”, – вспоминает девушка.

Она уверена, что государственные парикмахерские “давно свое отжили”: теперь там катастрофически мало клиентов, но много мастеров. Так, по ее словам, обстоят дела почти везде, куда берут выпускников. Потому что никто не хочет стричься у практикантов и молодых специалистов.

О клиентах: “Приходят и с псориазом, и с педикулезом”

“В “экономах” в кресле перед тобой сидят очень разные люди. Иногда просто неприятно прикасаться к человеку, который пришел, потому что он дико неухоженный. Но вы же слышали, что некоторые крутые парикмахеры стригут и бездомных? Я считаю, что надо уметь работать с телом.

Передо мной в кресло садились люди с неприлично грязной головой, мужчины с длинными волосами и запущенным псориазом, а однажды пришла даже вполне приятная с виду девушка с педикулезом (может, ребенок из детского сада принес?). Но это сфера обслуживания.

Во время учебы парикмахера знакомят с санитарными нормами: нельзя браться за работу, подозревая, что клиент болен: нужно найти мягкую формулировку и отказать до предоставления справки от врача. Нередко люди злились, утверждали, что их оскорбили, и писали жалобы”, – делится Надежда.

По ее словам, труд молодых специалистов часто оплачивают несправедливо: она получала около 200 рублей в месяц, и на такую сумму приходилось постараться – подстричь не менее 10 человек в день.

“Несмотря на то, что в учебных заведениях преподают основы права и защиты труда, ребята часто не знают своих возможностей, нередко они сами виноваты в своих проблемах. Я слышала, как некоторым подсовывают договор на два года вместо одного, и они его подписывают! А потом не могут себя защитить”, – качает головой Надежда.

По рассказам других молодых парикмахеров, эконом-парикмахерские почти всегда оснащены в лучшем случае сносно: речь о десятилетних креслах, в которых уже не регулируется высота, или старых окнах, из-за которых зимой в зале – такой жуткий холод, что работать приходится в куртке. И не всякое начальство готово пойти навстречу – обсудить установку обогревателя или замену кресел. Часто от молодых специалистов просто отмахиваются: надеются, что они встретят пренебрежение молча.

Обсуждение

Загрузка...