Ветераны Гомельского ВСЗ – о тайниках, стихах и гирях

03.08.2020 в 11:15
Александр Евсеенко, "Советский район", фото Марии Амелиной

В минувшие выходные гомельские вагоностроители отметили свой профессиональный праздник — День железнодорожника. О чём мечтают бруталы в спецодежде, чем гордятся и кому посвящают стихи, узнали корреспонденты «Советского района».

МИХАИЛ ЩЕРБАКОВ

Михаил Щербаков пришёл работать на Гомельский вагоностроительный завод зимой 1982 года, после службы в армии. Как сам говорит, привлёк заводской гудок.

— Я тогда на проспекте Ленина жил, каждое утро его слышал. Однажды вдруг подумал: а не меня ли он зовёт? Пришёл, о чём ни разу не пожалел.

Армейскую службу Михаил Щербаков проходил в строительных частях, где получил практически все востребованные специальности. Потому в отдел кадров явился не с пустыми руками, а с корочками бригадира общестроительных работ, каменщика, штукатура, маляра, плотника-бетонщика, кровельщика.

— В то время на заводе как раз новый цех возводился, и строители очень нужны были. С тех пор здесь много чего при моём участии построено. Это и цех стального литья, и механосборочный, и здание по производству товаров народного потребления. А по мелочи так и не вспомнить. Сейчас вот теплицу перестраиваем, будем над подсобным помещением надстройку делать.

Особенным этапом в жизни Щербакова стал 1986 год. После аварии на Чернобыльской АЭС срочно понадобилось возвести дома для вынужденных переселенцев в чистых районах области. Каменщиков катастрофически не хватало, поэтому набирали добровольцев на предприятиях. Михаила долго уговаривать не пришлось, он всегда чужую боль воспринимал как свою. В многомесячных командировках, признаётся, было нелегко, о быте строителей тогда мало думали. Но они не роптали, понимая, что без них крыша над головой пострадавших не появится. Сегодня многие переселенцы, проживающие в Октябрьском и Чечерском районах, даже не подозревают, что живут в домах, возведённых руками вагоностроителя.

Пятнадцать лет назад Михаил Щербаков был удостоен звания «Выдатнiк чыгункi», а недавно стал почётным работником завода.

— Приятно, конечно, — не скрывает наш собеседник. И тут же делится сокровенным: — Не поверите, но за столько лет работы в железнодорожной отрасли так ни разу и не довелось проехать в кабине тепловоза. Говорят, ощущения непередаваемые. Думаю, когда-нибудь моя мечта осуществится.

СЕРГЕЙ КИРГИЗОВ

Ветеран завода Сергей Киргизов убеждён: связать жизнь с работой на ВСЗ ему было предопределено судьбой. И родителями, которые много лет проработали на предприятии.

— Когда в 1995-м из армии вернулся, отец привёл меня в свою бригаду каркасно-кузовного участка. Учеником столяра. Он и подумать не мог, что однажды я стану её бригадиром.

Бригада Сергея Киргизова занята на установке в вагонах полов, стен, потолков, перегородок. Как говорит сам бригадир, на скелет наращивают мышцы и натягивают кожу.

Работа не из лёгких даже по нынешним меркам. А когда Сергей только осваивал премудрости будущей профессии, техническое оснащение рабочих находилось на весьма примитивном уровне.

— Молоток, отвёртка, гвоздодёр — вот и весь инструментарий, — вспоминает ветеран. — Сейчас гораздо легче: электродрели и шуруповёрты значительно облегчают труд. Но всё равно многое зависит от внимания и мастерства. Ведь наш брак скрыть невозможно: не заметят контролёры — рано или поздно обнаружат пассажиры.

За четверть века работы на ВСЗ Сергею Киргизову с товарищами каким только вагонам не доводилось придавать лоск и респектабельный вид. Но особенно запомнился вагон-кухня.

— Из Казахстана заказ на этот спецвагон был. Настоящая кухня на колёсах. И варочный цех предусмотрен, и моечный, и холодильный. Повозиться с ним пришлось изрядно, но работать было интересно.

Доводилось Киргизову выступать и в роли консультанта пограничников.

— Лучше ж нас никто не знает, как вагон устроен. А значит, где тайник оборудовать можно, тоже понимаем. Вот мы и делились секретами с пограничниками.

Самое интересное, что обшитые своей бригадой вагоны Сергей Киргизов может узнать даже среди десятков однотипных собратьев.

— Однажды сел в поезд ГомельМинск, чуток осмотрелся — вижу, наша работа. По стилю определил. Это простым пассажирам всё едино, а профессионал собственную руку всегда узнает.

АЛЕКСАНДР СТЕПАНОВ

У Александра Степанова достаточно необычная профессия — металлизатор.

— Я наношу защитные покрытия для восстановления изношенных или упрочнения новых металлических деталей, имеющихся в вагонах, — с нескрываемой гордостью рассказывает один из четырёх представителей этой профессии на заводе.

Дело в том, поясняет Александр, что через каждые 300 тыс. км пробега вагон нуждается в ремонте. Новые детали стоят очень дорого. Поэтому лет двадцать назад был придуман способ нанесения на новую или бывшую в употреблении деталь защитного покрытия, состоящего из твёрдых порошковых сплавов. После такой операции пробег вагона увеличивается в два раза. Это выгодно и железной дороге, и пассажирам.

За почти сорок лет на заводе Александр Степанов только один раз сменил специальность: прежде чем стать металлизатором, два десятка лет трудился слесарем по ремонту ходовых вагонных тележек. Хотя, признаётся, поначалу долго на заводе задерживаться не собирался.

— До армии год поработал в локомотивном депо. Служил в железнодорожных войсках. Перед увольнением в запас решил поступать в БИИЖТ. Даже направление в части взял, но к вступительной кампании опоздал. Решил временно на заводе поработать. Да так втянулся, что про все институты с университетами забыл. Правда, в железнодорожном техникуме пришлось подучиться.

Заводская жизнь так затянула Александра, что он сам не заметил, как завод стал его вторым домом. Который он искренне любит и которому даже стихи посвящает:

Вось там крочыць хлопец бравы,
Бачна зразу — чэмпiён.
Як скала ён, як iз сталi,
Як узмоцнены вагон…
Наш рабочы — хлопец дужы:
Футбалiст, артыст, турыст…

Между прочим, эти стихи в полной мере относятся и к ветерану. Недавно на первенстве Министерства транспорта он занял второе место, рванув гирю в 24 кг 136 раз. И это почти в 60 лет!

АЛЕКСАНДР СОКОЛЮК

Работать на завод Александр Соколюк пришёл в 1988 году учеником обойщика. Сегодня он уже и сам не знает, сколько вагонных сидений, подлокотников и другой мебели ему пришлось перетянуть за тридцать два года работы. Хотя перетяжка, считает он, понятие достаточно условное.

— Мы ведь всё делаем практически с нуля. Клеим на основу поролон, натягиваем обивку. На выходе получается новое изделие.

Своей специальностью Александр Соколюк очень гордится. Более того, считает её весьма практичной. Особенно показательными в этом отношении были, вспоминает, 80-90-е годы. Тогда модно было входные двери в квартиры дерматином обивать. Подрабатывал, а куда деваться? Времена не чета нынешним были, приходилось выживать, кто как может. Сейчас необходимости в подработке нет, зарплата на предприятии достойная. А вот что по-прежнему необходимо обойщику, так это верный глаз и твёрдая рука.

— У нас ведь значительная часть продукции на экспорт идёт, — поясняет Соколюк. — Тут особый подход нужен. Чтобы марку и авторитет завода не уронить.

Метки:

Обсуждение