«Блондинка на дороге – это состояние души». В Гомеле преподаватель ПДД рассказал о гендерных предрассудках

01.11.2017 в 03:58
Александр Евсеенко, Елена Чернобаева, "Белка", фото: Вячеслав Коломиец

Быть водителем сегодня непросто. Причём не только женщинам, как утверждает на­родная молва, но и предста­вителям сильного пола. До­рожная обстановка требует высокого уровня профессиона­лизма, который нужно нара­батывать годами. А на обуче­ние теории и практике отво­дится всего лишь несколько месяцев. Кто сегодня прихо­дит на курсы водителей? Все ли могут научиться управлять машиной? И есть ли на доро­ге место гендерным предрас­судкам?

«Блондинка на дороге – это состояние души». В Гомеле преподаватель ПДД рассказал о гендерных предрассудкахВ этом нашим журна­листам Александру Евсеенко и Елене Чернобаевой помог разобраться преподаватель Гомельского автомобильного учебного комбината с более чем двадцатилетним стажем Максим Мартынов.

Представляем  собеседника

Максим Мартынов ро­дом из Запорожья. Как и мно­гие ребята его поколения, получил водительские права в учебно-производственном комбинате, где старшеклас- сники овладевали различны­ми профессиями. Это было в 1989 году. По образованию конструктор автомобилей и тракторов. Когда приехал в Гомель, работы по спе­циальности не нашлось. Поэтому сначала устроился на станцию техобслужива­ния, а потом в автокомбинат, где работает и сейчас.

Елена Чернобаева:

— Есть ли разница между мужчинами-водителями и женщинами-водителями?

Максим Мартынов:

— Я такой разницы не делаю. Мы живём во времена, когда и девочки, как мальчики, и маль­чики, как девочки. Я имею в виду исключительно уровень мышления и образованности. Даже на уровне психологии эти грани стираются. Поэто­му многое зависит от само­контроля. На стиле вождения сказывается в первую очередь неумение ответственно подой­ти к вопросу. Это относится к представителям любого пола.

Есть женщины, которые пони­мают, что они чего-то могут не уметь. Плюс давление стерео­типа «женщина за рулём — обе­зьяна с гранатой» (извините!) заставляет их очень осторожно вести себя на дороге. И благо­получно доезжать из пункта А в пункт Б. А есть так называе­мые лихачи, которые чересчур самоуверенно чувствуют себя за рулём. Рано или поздно такое поведение заканчивается тра­гедией. Кто по итогу в данном случае лучший водитель? Так что блондинка на дороге (мой опыт позволяет это утверж­дать) — состояние души. Не зависящее ни от цвета волос, ни от пола.

Елена Чернобаева:

— А теория кому легче даёт­ся, мужчинам или женщинам?

Максим Мартынов:

— Здесь тоже всё от челове­ка зависит, от его мотивации. Есть, конечно, такие, кто воз­мущается: я деньги заплатил(а), а меня ещё и учиться застав­ляют. Есть курсанты, которые понимают, для чего они к нам пришли. Пусть даже их мотива­ция, на первый взгляд, несерьёз­на. У меня, например, недав­но успешно прошла обучение женщина, которая поступила в автошколу, поспорив с сыном. Он вот уже полгода сам не может сдать экзамены. У мамы, кстати, тоже поначалу не всё получалось, но потом её успе­хи были неоспоримы. Во вся­ком случае, экзамен в ГАИ по теории она сдала с первого раза.

Александр Евсеенко:

— Уровень общей образован­ности, о котором вы вскользь упомянули, влияет на воспри­ятие аудиторией излагаемого вами материала?

Максим Мартынов:

— Конечно! Люди в прин­ципе сейчас утрачивают спо­собность обрабатывать полу­ченную информацию из-за её количества. Ведь как в послед­нее время привыкли те же ново­сти читать? Просмотрел, и всё. Вникнуть нет ни времени, ни, к сожалению, желания. Я бы так выразился: думают быстро, но поверхностно. А ведь при изучении правил дорожного движения важно не только их заучивать, но и анализировать возникающие ситуации. Ещё лучше — их предвидеть. Такая привычка у слушателей встре­чается всё реже.

Александр Евсеенко:

— А если к этому приплю­совать тот, простите, дубовый стиль, которым эти правила в книге изложены — вам не поза­видуешь.

Максим Мартынов:

— Да, злые люди эти пра­вила составляли, с этим труд­но спорить.

Елена Чернобаева:

— Я бы сравнила их с пра­вилами русского языка. Любой может зазубрить, но применять на практике не каждый умеет.

Максим Мартынов:

— Правила изложены черес­чур сухо и протокольно, вот в чём беда. Они составля­лись, мне кажется, с позиции «поверьте, мы специалисты». Составители забыли о том, что пользоваться ими будут рядо­вые граждане. Мне и само­му иногда интересно: между собой эти люди на таком же языке общаются? Или всё же по-человечески говорят?

Хотя, возможно, это попытка приблизить требо­вания правил к остальным нормативно-правовым актам, чтобы не было явных расхо­ждений и разночтений. Но нам, преподавателям, от этого не лег­че. Поэтому я считаю одним из необходимых качеств в нашей работе любознательность. Дру­гими словами, нужно дойти сво­им умом, основанном на опыте, или с помощью дополнитель­ной литературы до того уровня, чтобы можно было максималь­но просто и доступно изложить изучаемый материал.

Александр Евсеенко:

— 21 год преподавания неиз­менно приводит к тому, что нарабатываются определённые шаблоны изложения учебного материала. Но при этом как- то учитываются особенности группы, с которой вам прихо­дится работать? Гендерные, воз­растные, общеобразовательные.

Максим Мартынов:

— Первым делом я стара­юсь оценить качественный состав группы. Если этого не делать, результата не достиг­нешь. Потому что одни тебя понимают с полуслова, для дру­гих половина из того, что ты говоришь — китайская грамо­та. В конце 90-х у меня учился парень, который до этого полу­чил категорию С в ДОСААФ. К нам пришёл доучиваться на категорию В. В принципе, ему необходимо было изучить лишь устройство легкового автомоби­ля и вождение. Но, побывав на нескольких занятиях по ПДД, мой ученик был просто оша­рашен. Для него стало откро­вением, что во время обуче­ния я применяю устный опрос по темам, а не только контроль с помощью решения билетов. Выяснилось, предыдущий пре­подаватель на первом же заня­тии раздал им карточки и ушёл. Через три часа пришёл, собрал их обратно — и так постоян­но. Без каких-либо пояснений, объяснений и комментариев. Я считаю такой подход к работе крайне не профессиональным. Хотя нервы и голос сберечь он помогает.

Елена Чернобаева:

— На ваш взгляд, последние изменения в правилах дорожно­го движения полностью учиты­вают современную дорожную обстановку?

Максим Мартынов:

— Во всяком случае, это декларируется. Увы, удачных попыток приблизить ПДД к реальности немного. Самая удачная версия ПДД, по мое­му мнению, вариант 1996 года. Он, конечно, тоже был не без огрехов, но в тех правилах мно­го таких положений, которым не дурно было бы следовать и сегодня. Например, обгон на перекрёстке. Этот манёвр кри­тичен тем, что совершающий его водитель может за обго­няемым транспортным сред­ством не увидеть того, кто дви­жется справа.

В правилах 1996 года обгон запрещался на всех перекрёстках, за исключением тех случаев, когда мы движем­ся по главной дороге, к кото­рой примыкает второстепенная. Что логично, потому что води­тель справа в этом случае обя­зан уступить дорогу и обгоня­ющему, и обгоняемому. Ситу­ация условно безопасная. Сей­час же обгон запрещён толь­ко на обозначенных и регули­руемых перекрёстках. Вопрос: если перекрёсток нерегулируе­мый и необозначенный, а спра­ва приближающийся водитель имеет преимущество «по поме­хе справа», опасность столкно­вения в данном случае боль­ше или меньше? Есть и другие «усовершенствования», кото­рые только осложняют водите­лям жизнь.

Александр Евсеенко:

— А попадались вам люди, генетически не способные научиться водить машину?

Максим Мартынов:

— Если оценивать принци­пиально всех, кто имеет права, с психоэмоциональной, физи­ческой точек зрения, принимая во внимание скорость их реак­ции, моторику, умение пред­видеть и анализировать, боль­шинству людей нужно запре­тить даже за руль садиться.

Нас когда-то учили: если водитель при переключении передач смотрит на рычаг, он водителем считаться не может. А вы зна­ете, сколько из тех, кто сегод­ня ездит по дорогам, это дела­ют? Точно так же они включа­ют дворники, повороты, ава­рийную сигнализацию, свет. Некоторые умудряются даже на педали успевать смотреть. Всё это отвлекает. А ведь управле­ние автомобилем — трудная работа, требующая сосредото­ченности, отточенности, если хотите, автоматизма. Не гово­ря уже о постоянном контро­ле и анализе складывающейся обстановки. Поэтому настоя­щим водителем может быть далеко не каждый. Как не каж­дый сможет быть художником, пианистом, или, как вы, жур­налистом.

Метки:

Обсуждение