Нам нельзя становиться каменными. Начальник УСК по Гомельской области Сергей Удовиков о преступлениях и наказании

01.03.2020 в 14:08
Наталья Старченко, "Правда Гомель"

Прошло 100 дней с тех пор, как вступил в должность новый начальник управления Следственного комитета по Гомельской области. Это и стало поводом для встречи. Сергей Удовиков рассказал журналисту «Гомельскай праўды» о делах на личном контроле, тонкой психологии мошенников и гуманности в профессии.

Сергей Удовиков в должности уже 120 дней

IT впереди

– Начнем с традиционного вопроса. Охарактеризуйте криминогенную обстановку в области по итогам 2019 года. Какие прослеживаются тенденции?

– К сожалению, в целом по республике зафиксирован рост преступности. В основном он произошел за счет увеличения количества компьютерных преступлений. Это тенденция последнего времени – более 11 процентов от общего количества противоправных действий относится к сфере высоких технологий. 

– Что следователи могут противопоставить злоумышленникам? Потому что есть ощущение, что даже опытные правоохранители не всегда могут успеть за стремительно меняющимися технологиями.

– В январе на заседании коллегии Следственного комитета приоритетным направлением служебной деятельности в 2020 году определено совершенствование работы по противодействию преступности в сфере высоких технологий. И, как вы правильно заметили, большое внимание следует уделять обучению следователей навыкам расследования такого рода преступлений. Поэтому мы планируем сотрудничать с одним из гомельских вузов. Преподаватели прочитают следователям лекции об особенностях сферы IT, расскажут, какие там есть нюансы, тонкости в защите информации, криптографии. Вместе с тем нужно понимать: сложность борьбы с высокотехнологичными преступлениями в том, что злоумышленники, равно как и их серверы, находятся за пределами Беларуси. Очень часто в тех странах, с которыми у нас нет договоров о правовой помощи. В таком случае нам даже простую информацию получить оттуда очень сложно. Именно поэтому важно развивать международное сотрудничество правоохранительных органов разных стран. 

– Какой вид преступлений в сфере IT наиболее характерен для Гомельщины?

– В прошлом году произошел всплеск незаконных действий с банковскими карточками. Как правило, схема такая: человеку звонят на телефон, представляются работниками банка, спрашивают реквизиты: мол, они нужны потому, что кто-то якобы осуществил незаконный доступ к денежному счету клиента и теперь в целях безопасности следует перевести средства на другой счет. Жертва сообщает запрашиваемые данные и расстается с деньгами. Или другой вариант: человеку звонят с поздравлениями, что он выиграл приз, и просят банковские реквизиты, чтобы перевести деньги в подарок. Люди у нас доверчивые, сообщают свои данные и теряют все сбережения. Третий способ: взламывается страничка в соцсети и рассылается всем контактам из списка друзей просьба о срочной финансовой помощи. Люди, не подозревая, что аккаунт их реального друга взломан, сообщают мошенникам данные карточки и опять-таки теряют свои средства.

– Можно ли сказать, что в основном жертвами таких преступлений становятся люди предпенсионного возраста, которые уже активно освоили интернет и пользуются пластиковыми карточками, но еще не научились держать ухо востро и легко поддаются обману?

– Нет, среди жертв хватает и молодых. Прочитав материалы подобных дел, заметил, что мошенники – тонкие психологи. Очень часто они звонят вечером, когда люди приходят уставшие с работы и под грузом каких-то накопившихся проблем не всегда могут вникнуть в суть просьбы по телефону, проанализировать ее. Да и способы обмана довольно изощренные. Если злоумышленник представляется работником одного банка, а у человека карточка другого, то он говорит: подождите секундочку, дескать, сейчас переключим на службу бе­зопасности вашего банка. И все это делается уверенно, четко – не каждый увидит подвох. 

– Насколько внушительные суммы исчезали со счетов гомельчан?

– Сколько обычно есть у человека на карточке? 500 – 1000 рублей. Но были и более весомые потери: в несколько тысяч долларов. Например, потерпевший работал вахтовым методом в России, и у него с карточки увели шесть тысяч долларов. 

– Если я вас правильно поняла, привлечь таких злоумышленников к ответственности пока почти невозможно?

– Поэтому делаем упор на профилактику – разъясняем людям, как не стать жертвами мошенников, повышаем финансовую грамотность. Однако замечу, что по так называемым «пьяным карточкам» мы активно направляем дела в прокуратуру. Таких преступлений не меньше.

– Что значит «пьяные карточки»?

– Когда компания выпивает, а затем кто-то берет карточку собутыльника и снимает с неё деньги. Или становится мало выпивки и одного из компании посылают с карточкой за добавкой, а он не только бутылку покупает, но и еще что-то себе.

Пока на ручном управлении

– Поводом для нашей встречи стали 100 дней вашего пребывания в нынешней должности. Расскажите, что было для вас в центре внимания в это время?

– Прежде всего, занялся решением кадровых проблем – у нас была определенная текучесть, неукомплектованность. А как бы это банально ни звучало: кадры решают всё. Сейчас по области мы укомплектованы на 96%. Много молодежи. Около 40% численного состава – девушки.

– Мне показалось, или вы с неким сожалением об этом сказали?

– Нет, ни в коем случае. Это просто специфика. Если у нашей сотрудницы есть дети, мы по возможности стараемся не ставить ее на ночные дежурства, не отправляем в длительные командировки. Что не всегда удобно для коллектива в целом. Но такова жизнь, я с пониманием к этому отношусь: у матерей должна быть такая привилегия. К тому же, должен отметить, женщины – прекрасные следователи. Они усидчивые, скрупулезные, ответственные, умные. Очень дисциплинированные.

– Много комплиментов сказали, но есть ли среди ваших сотрудниц, например, начальники районного следствия?

– В нашей области пока только в Ветковском РОСК начальник женщина. Майор Виктория Соколова возглавила районное следствие в сентябре прошлого года. А в республике таких примеров гораздо больше. Барановичским межрайонным отделом СК руководит женщина. Привожу как пример не только потому, что это очень крупный отдел, но и потому, что он уже несколько лет лучший в стране. Да теперь уже и женщиной-полковником никого не удивишь. 

– Кроме кадровых, какие ещё приоритеты для себя расставили за эти 100 дней?

– Борьба с излишней криминализацией. Мы должны очень взвешенно подходить к возбуждению уголовных дел. Люблю говорить предметно, поэтому давайте рассмотрим конкретную ситуацию. В Гомеле несовершеннолетний поссорился с девушкой и оторвал на подъезде дома доску объявлений. Ущерб составил 13 рублей. Мы не возбуждали уголовное дело. Считаю, что такой проступок не должен бросить тень на всю дальнейшую судьбу 16-летнего парня. Вместе с тем с ним проведена беседа – очень надеемся, что он все понял, и больше никогда не попадет в поле нашего зрения. 

– Здорово, что подростку дан шанс. Но меня смущает, что таким, по сути, мелким делом занимался начальник УСК. Рядовой следователь сам не мог догадаться не возбуждать дело?

– Вы знаете, в уголовном законодательстве много граней. Например, хулиганство может быть с грубым нарушением общественного порядка или негрубым. Как трактовать? Сейчас общество (а наше ведомство тоже, безусловно, часть общества) пришло к тому, что надо разворачиваться в сторону гуманности. И происходить это должно очень аккуратно, не быстро. Поэтому пока да, мы находимся в режиме ручного управления. Районные отделы по таким делам согласовывают позицию с областным аппаратом. Приведу еще один пример: мы с вами уже говорили о «пьяных карточках». Если в обычных кражах есть нижний порог ущерба – две базовые величины у физического лица и 10 – у юридического, то здесь его нет. И вот человек осуществил несанкционированный доступ, снял с чужой карточки три рубля. Да, есть состав преступления. Но какова его общественная опасность? Считаю, в таких случаях нужно смотреть на личность обвиняемого, обстоятельства произошедшего, а не заниматься формализмом и скорее возбуждать уголовное дело. Тем более если речь идет о несовершеннолетних.

Завершается расследование уголовного дела в отношении 25 заведующих производством Гомельского городского комбината школьного питания и еще четырех человек. Ущерб от их деятельности – 220 тысяч рублей

Залог в 500 тысяч долларов

– Как часто вы и ваши заместители выезжаете на места происшествий?

– Сам пока я только один раз выезжал. Первые месяцы работы уделил посещению всех РОСК области. Замы выезжают часто, особенно Алексей Исаченко – в его обязанности входит курировать следственное управление, которое занимается расследованием наиболее резонансных уголовных дел. Однако я тоже, разумеется, не буду в стороне, планирую эту практику активизировать. Убежден, когда сам побываешь на месте, совсем по-другому видишь картину преступления. 

– Вы упомянули про резонансные дела. Можете назвать несколько самых масштабных? 

– Завершается расследование уголовного дела в отношении 25 заведующих производством Гомельского городского комбината школьного питания и ещё четырех человек. Ущерб от их деятельности – 220 тысяч рублей. Им вменяется хищение в особо крупном размере. Я бы отметил, что не все обвиняемые до суда содержатся под стражей. Мы взвешенно к этому стали подходить, более гуманно. Активно применяем альтернативные меры, в частности практикуем залог.

– Это то, что часто показывают в американских фильмах? Вносится денежная сумма и человека выпускают из-под стражи на время разбирательства?

– Да. Залог может внести как сам обвиняемый, так и кто-то за него. Если человек соблюдает все наложенные на него обязательства, то деньги возвращаются, а если нет, то нет.

– О каких суммах идет речь?

– Это решает следователь в каждом конкретном случае. Но по закону залог не может быть меньше 100 базовых величин, то есть сегодня это не менее 2700 рублей. Хотя, понятное дело, суммы обычно намного больше. Ведь смысл в том, чтобы человек вёл себя законопослушно под угрозой потерять солидные денежные средства. 

– А верхний порог залога есть?

– Нет, здесь нужно руководствоваться только принципом разумности. В моей практике были залоги и в 500 тысяч долларов. Бизнесменам-взяткодателям не очень понравилось в белорусском СИЗО, и они предпочли внести такую сумму. 

– Были ли случаи, когда люди, оставившие такие огромные деньги, прощались с ними и, например, убегали из страны?

– Однажды гражданка России внесла несколько сотен тысяч долларов и скрылась. Больше таких примеров не знаю. Кстати, по Гомельской области вообще нет ни одного подобного случая. Так что мера очень эффективная. Причем она давно была в законодательстве, но активно применяться стала лишь в последние два года. В прошлом году на Гомельщине только 23 процента обвиняемых содержалось под стражей. К остальным были применены альтернативные меры. 

Хорошо работаешь – растешь по карьерной лестнице

– Давайте поговорим о вас. Интересно, что вы за личность. Как учились в школе? В общении кажется, что очень хорошо.

– Так и есть. Окончил школу с золотой медалью, однако ботаником никогда не был. Шесть лет занимался футболом в школе «Динамо».

– Обрадовались нынешнему чемпионству брестского клуба?

В свободное время Сергей Удовиков (в центре) с удовольствием играет в мини-футбол. Фото Игоря Гришкевича

– Конечно. Впервые за 13 лет сместили БАТЭ с первой строчки. Знаю нынешнего тренера, пересекались с ним на любительских турнирах. Еще в детстве познакомился и с Романом Василюком, даже в одной команде с ним играл.

– Тем не менее когда пришло время выбирать профессию, решили стать милиционером, а не футболистом?

– Вообще я хотел быть врачом. Но у меня было мало шансов пойти по этому пути. Потому что мой папа – милиционер, дядя – милиционер, был начальником УВД Гомельского облисполкома, и дедушка – военный. Они меня плавно подвели к тому, что я должен поступать в академию МВД.

– А что сказала мама?

– Лилия Андреевна была с ними заодно. Наверное, даже больше всего послушал именно ее, мама прочила меня в следователи. А все вместе они говорили о том, что милицейская служба – это стабильность, престиж, карьера. Так оно и вышло. В силовых структурах действительно: хорошо работаешь – растешь по карьерной лестнице. Плюс нужно немного удачи. В общем, я ни разу не пожалел, что послушал своих родственников. 

– Психологически тяжело было отказаться от профессии врача, или желание стать следователем где-то на подсознательном уровне витало?

– Я так отвечу: сложно было представить, как буду один в Минске в 16 лет. Но Академия МВД стала школой жизни. Буквально через пару месяцев я там освоился, появилась самостоятельность. Чтобы было понятно: туда поступить очень тяжело. Когда приехал, увидел у дверей академии больше тысячи человек – абитуриентов и их родителей. Хотел сразу развернуться и уехать, но все-таки решил попробовать. Конкурс был сумасшедший, однако я прошел. 

– Окончили академию с красным дипломом?

– Да. А моим первым местом работы стал Московский РОВД города Бреста. К слову, ни дня, даже в милиции, не занимался другой работой, кроме следственной. А уж когда был создан Следственный комитет как отдельное ведомство, ра­зумеется, пополнил ряды новой структуры. 

– То есть вы из тех, кто приветствовал создание Следственного комитета?

– Безусловно. Следователь должен быть процессуально независим. Теперь это так. Очевидно, улучшились качество и объективность следствия, поднялся статус.

– В новой структуре вы заняли должность заместителя начальника УСК по Брестской области. Что больше всего запомнилось в работе на том участке? 

– Не только там, но и везде, где работаю, не могу спокойно относиться к происшествиям с детьми. Как отец троих сыновей всегда переживаю, когда вижу в сводке такие трагедии. Слышали, наверное, какая беда произошла буквально две недели назад в Петриковском районе: малышка наглоталась бабушкиных таблеток. Ребенка не удалось спасти. К сожалению, дети в области все еще страдают от перевернутых кружек с горячим чаем и других травм. Такое сильно врезается в душу. А в мою бытность замначальника УСК по Брестской области двое детей погибли в аквапарках в Пружанах и Кобрине. На одном видео девочка барахтается и захлебывается, а окружающие думают, что она просто весело плещется в воде. При этом оба погибших ребенка выезжали в аквапарк в составе школьных лагерей. Были привлечены к ответственности воспитатели.

Парк – просто космос

– Вы работали в Бресте и Минске. Каким вам показался Гомель?

– Очень красивый город. Восхищен парком, застройкой по улице Советской в центре. Иллюминация также на уровне.

– Мне кажется, вы нам не­много льстите. В вашем родном Бресте улица Советская, как минимум, не менее прекрасная. К тому же, она пешеходная, за счет чего даже выигрывает.

– Думаю, гомельчане просто привыкли к красоте своего города, поэтому порой он им не кажется великолепным. А я, как приезжий, восхищен. Повторюсь: парк – просто космос.

– Вы упомянули о трех детях, а расскажите чуть подробнее о своей семье.

– Моя жена Марина работала адвокатом. Мы познакомились необычно: в СИЗО города Бреста. Никаких вычурных предложений руки и сердца не делал, зато в следующем году отметим 20-летие совместной жизни. Я счастлив в браке.

– Семья переехала вместе с вами?

– Старшему сыну 17 лет, он учится в училище олимпийского резерва в Минской области на отделении борьбы. Кандидат в мастера спорта. Младшие дети и жена переехали в Гомель. Средний сын пошел здесь в школу, тоже занимается борьбой. Младшему скоро будет четыре года. Сложно было перебираться в Минск из Бреста, потому что первый раз пришлось срываться с места. Второй раз – уже не так, действовали по проверенной схеме.

– Так понимаю, что ваши дети увлечены спортом. А сами находите на него время?

– По-прежнему увлекаюсь футболом. Только теперь уже занимаюсь мини-футболом. Хорошо подтягиваюсь – 26 раз. И сотрудников УСК стараемся приобщать к ведению здорового образа жизни. 

Блиц

Любимые писатели 

Достоевский и Василь Быков. Люблю читать хорошую литературу, классику, чтобы можно было поразмышлять. Мне нравится наблюдать эволюцию характера и внутреннего мира человека. Кому-то этот путь дается легче, кому-то тяжелее.

Любимый фильм 

«12» Никиты Михалкова. Кто не смотрел, рекомендую обязательно посмотреть. Сначала вроде ситуация однозначная, почти все уверены, что готовы вершить судьбу человека, и как в итоге все поворачивается.

Личность, которая оказала влияние

Дедушка Дмитрий Карпович. Легендарный человек, летчик. Его именем названа улица в Дрогичине. Он был сбит в первые дни войны, попал в плен. С перебитыми пулями ногами бежал из лагеря к партизанам. Участвовал в спецоперациях. Один раз переоделся в немецкого офицера и, зная всего пару фраз по-немецки, с группой партизан захватил паром через Днепро-Бугский канал, охраняемый поли­цаями. Масштабная личность.

Три качества, наиболее важные для следователя

Профессионализм, человечность, порядочность. И я бы еще добавил гуманность. Нельзя нам становиться каменными. 

Метки:

Обсуждение