Как гомельские призывники уклоняются от армии

01.03.2018 в 07:49
Виктория Кашпур, "Правда Гомель"

В феврале в Беларуси стартовал очередной призыв на срочную военную службу и службу в резерве По всей стране молодые люди начали вызываться в военные комиссариаты и морально готовиться к отправке в армию. Но некоторые вместо того, чтобы отдать долг Родине, решают “откосить”.

Неуловимые. До поры…

На Гомельщине в настоящее время уклонистами считаются 126 человек. Это те молодые люди, которые получили повест­ки из военкомата, но не прибыли в назначенное время на мероприятия призыва в августе — ноябре 2017 года.

К слову, во время весеннего призыва прошлого года из 123 уклонистов по соответствующей статье Уголовного кодекса Беларуси осуждены 56 человек. Некоторые получили штраф от 30 до 150 базовых величин, другие — административный арест, третьи — лишение свободы на один год.

Больше всего уклонистов было в Гомеле, Гомельском, Мозырском и Калинковичском районах.

— Несмотря на всю проводимую информационно-пропагандистскую работу, многое зависит от воспитания в семье, — пояснил начальник направления призыва на военную службу военного комиссариата Гомельской области Олег Костюченко.

— О чем можно говорить, когда сами родители убеждают призывника в том, что служить не нужно. Ходят на медкомиссии, устраивают врачам скандалы, пишут заявления и, что немаловажно, скрывают местонахождение парня. Часто говорят, что сын уехал за границу, хотя на самом деле он находится в соседнем городе.

Одной из основных сложностей остается то, что многие призывники преднамеренно меняют место прописки и даже иммигрируют в другую страну. Среди 496 молодых парней, находящихся в длительном розыске по итогам призыва в августе — ноябре прошлого года, 245, со слов их родителей, уехали в Россию, 30 — в США. Также немало белорусов было в Израиле, Италии, Украине и Бельгии. Несколько человек проживало в Бразилии, Таджикистане, Китае, Нидерландах, Объединенных Арабских Эмиратах, Германии и Грузии.

Удалось связаться с одним из родителей, чей почти 27-летний “малыш” близок к тому, чтобы уклониться от армии. Временно неработающий папа Сергей достаточно грубо отреагировал на то, что кто-то помимо военкомата интересуется его сыном.

“Что вы от меня хотите? Он в 10 лет уехал с матерью в Швейца­рию!” — кратко ответил мужчина. А вот Гомельскому городскому военкомату гомельчанин рассказывал совершенно иное. Во время звонков отшучивался тем, что его сын приедет в 27 лет за военным билетом и никто ему ничего не сделает.

Более спокойно на звонок журналиста отреагировала мама другого призывника, который из-за уклонения от армии получил один год лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на год. По словам женщины, ее сын уже два года работает в Польше и скоро получит вид на жительст­во.

“Уехал в другую страну для того, чтобы стабильно работать и зарабатывать. Не знаю даже, вернется ли обратно. Я все это говорила в военкомате и участ­ковому. Что касается службы в армии, то мне лично хотелось бы, чтобы мой ребенок получал нормальное образование и хорошо устроился в жизни, а не ходил полтора года в сапогах”.

Среди родителей, скрывающих местонахождение призывника, есть учитель, руководитель отделения “Беларусбанка”, зам­директора одного из ДСК, инженер “СветлогорскХимволокна”, оператор “Газпром­трансгаза Беларусь”, работник “Белгазпромбанка”, экспедитор Госпромнадзора, работник райисполкома, пенсионер МВД и пастырь.

Среди родителей уклонистов — работники одного из мясокомбинатов, “Белоруснефти”, “Нефтеснабкомплекта”, “Белпочты”, “Гомельстекла”, заведующая детдомом и райпо.

— Удивляет, как люди, занимающие такие должности, умудряются воспитывать настолько безответственных юношей, — добавил Олег Костюченко. — Еще можно понять реакцию временно не работающих, находящихся в социально опасном положении, имеют проблемы с законом. Они нередко не открывают дверь сотрудникам военкомата и участковым, не отвечают на звонки. Могут грубить или даже натравить собак. Но вышеперечисленные люди — вполне успешные и образованные.

Десятилетия назад такие родители сами отправляли сыновей служить — для них это считалось почетной и неотъемлемой частью становления мужчины. Возможно, в будущем мы будем писать заказные письма на работу родителям, которые укрывают своих детей от армии. Раз они не хотят, чтобы их дети выполняли гражданский долг, то об этом должны знать их работодатели. Надеюсь, это как-то повлияет на ситуацию.

Надо, значит, надо

Тем не менее есть родители, которые понимают важность службы в армии. В этом призналась мама бывшего уклониста, который сейчас служит в войско­вой части около Фаниполя.

— Мой сын призван в мае прошлого года. Ему в начале февраля исполнилось 25 лет, — поделилась Юлия Андреевна (имя изменено по просьбе женщины — прим. авт.).

— Сын долгое время занимался спортом — играл в футбол. Во время прохождения медкомиссии у него обнаружили две зеркальные язвы. Из-за этого попал в больницу, и соответственно получил отсрочку по здоровью. После лечения пошел работать в отдел культуры райисполкома. Конечно, повестки приходили, но парень по ним просто не ходил. На тот момент ему исполнилось 23 года. А чего хотят молодые люди в этом возрасте? Работать, встать на ноги, начать строить карьеру. Ему предлагали пройти альтернативную службу, но не согласился.

— В какой момент ваш сын осознал, что все-таки стоит прийти в военкомат?

— Наверное, эта мысль пришла к нему сама собой. Возможно, повлияло и то, что его младший брат собирался идти служить. Кстати, медкомиссию они проходили вместе. И на учебных сборах оба были в Печах.

— Нравится ли ему служить?

— Ну как нравится? Он понимает, что это нужно. А раз нужно, то стоит это делать достойно — фото сына в части даже на доске почета висит. Да и плюсы в службе есть — получил права категории Е, водит автобус. Лично я не могу точно ответить, должны ли молодые люди служить в армии. Мы все понимаем, что нужно. Просто иногда хочется, чтобы это было по желанию.

Если псих, то это не временно

Еще один способ повлиять на решение призывной комиссии — сымитировать болезнь, из-за которой нельзя проходить службу. Так, во время призывных кампаний прошлых лет молодые люди приходили с лангетами и гипсами на несуществующие переломы. Некоторые приносили справки о двойных переломах ногтевой фаланги одного и того же пальца. Также был случай, когда призывник явился со справкой об онкозаболевании. После проверки оказалось, что парень предоставил документ своего дедушки, которого должен был сопроводить в больницу.

Довольно популярным становится лечение в частных мед­учреждениях. Дело в том, что призывники должны проходить обследования в государственных учреждениях здравоохранения или в военной организации здравоохранения. Молодые люди специально обращаются в частные центры, в которых часто нет врачей, имеющих достаточную квалификацию для вынесения решений о годности или негодности к службе. Разумеется, часто диагнозы не совпадают.

Тогда назначаются дополнительные обследования, которые подтверждают, что призывник полностью здоров.

— Очередные “приступы болезни” начинаются у молодых людей непосредственно перед отправкой в армию, — рассказал врач-эксперт направления призыва на военную службу военного комиссариата Гомельской области Олег Башуров.

— По документам и медкомиссиям парень годен, а тут выясняется, что ранее он употреблял запрещенные препараты, страдает эпилепсией или вообще со странностями в поведении. Иногда срочно нужно ложиться на операцию по улучшению зрения, вешать холтер для отслеживания ритма сердца.

Доходит до того, что это устройство вешают на дедушек или бабушек, или специально занимаются физической деятельностью, чтобы ухудшить показатели. Да, из-за дополнительных обследований молодой человек получит отсрочку, но потом он все равно отправится служить.

— В качестве одного из вариантов уклонения от армии некоторые специализированные сайты предлагают притвориться психически больным. Даже рассказывают, что нужно делать, чтобы на 100% получить отсрочку. Это реально?

— Обмануть врача-психиатра очень сложно. Практически невозможно. Да и смысл? Если предположить, что здоровому парню помогли “откосить” от армии, поставив диагноз — акцентуация личности, то это автоматический крест на его будущем: уже нельзя водить машину, заниматься определенными видами деятельности, даже работать дворником. И нет такого, чтобы этот диагноз сняли через несколько лет — он на всю жизнь. Решение об изменении диагноза принимает комиссия на республиканском уровне. Так что парням стоит тысячу раз подумать, прежде чем обманывать психиатра. А бывает такое, что солдаты начинают притворяться невменяемыми уже во время службы. Прошлой весной на обследование отправились семь человек, осенью — два. Но всех вернули обратно.

Тем не менее, несмотря на нежелание многих идти в армию, новость об имеющихся заболеваниях воспринимается призывниками по-разному. Одни радуются, что больше не получат повесток, другие наоборот — говорят, что лучше бы они оказались здоровыми, чем не годными. Конечно, есть и те, кто согласен отправиться в казарму, несмотря ни на что. Но такие случаи единичны — в прошлом призыве было всего два парня.

Без истерик

В областном военкомате признались, что нередко поводом для дополнительных проверок и скандалов с родителями становятся неточности в диагнозах, которые ставятся в государст­венных медучреждениях.

— Поскольку во время медкомиссии самое главное не допустить к призыву на службу людей, которые не годны по состоянию здоровья, точность диагнозов крайне важна, — пояснил Олег Башуров. — Нельзя сказать, что врачи в постановке диагнозов всегда точны. Ни для кого не секрет, что в районах есть дефицит кадров. И иногда получается, что военно-врачебную экспертизу проводит интерн, у которого нет для этого достаточного опыта. Также влияет отсутствие современного медицинского оборудования.

К счастью, за последнее время на Гомельщине не зафиксировано случаев серьезных ошибок в диагнозах. В осеннем призыве 2017 года с областного сборного пункта из-за неточных диаг­нозов были возвращены 15 человек (столько же по осени 2016-го). У молодых людей обнаруживали сердечно-сосудистые заболевания, проблемы с системой кровообращения (повышенное давление) и костно-мышечной системой (сколиоз, плоскостопие).

— Если у призывника в течение трех месяцев со дня отбытия на службу случаются проблемы со здоровьем, при которых нельзя дальше находиться в армии, то он отправляется домой, — продолжил врач-эксперт.

— За осенний призыв возвращено два призывника из-за обострения сердечно-сосудистого заболевания. В весеннем призыве одного парня вернули ввиду нестабильного психического состояния. Как правило, если новобранец прошел курс молодого бойца, то дальше на здоровье он уже не жалуется. Это можно объяснить тем, что многие парни просто не готовы к тому, что им придется рано вставать, много заниматься физической подготовкой. Для молодого человека, который проводил до призыва по 8 часов за компьютером, армей­ские нагрузки большие, и многие в первое время не справляются. Основные жалобы, истерики и проблемы со здоровьем проявляются в первый месяц службы. Потом становится проще.

К счастью, в области не было случаев, когда новобранец наносил себе увечья специально, чтобы отправиться домой. Это говорит о том, что на самом деле служба не так трудна, как многие себе ее представляют.

Честный разговор

Удалось связаться и с бывшим уклонистом. 26-летний речичанин, который пожелал остаться инкогнито, поделился, почему не пошел служить в первый свой призыв и как изменилось его отношение к армии после службы.

— Когда приходили повестки, у меня была отработка на сельскохозяйственном предприятии. А директор хотел, чтобы я постоянно находился на рабочем месте. Поэтому и не было возможности приезжать в военкомат. Пошел служить только спустя три года после получения образования. Конечно, я понимал, что служить в любом случае нужно. У меня не было идеи дождаться того времени, когда уж точно не призовут. Да и родители всегда говорили: нужно идти в армию, мол, наберусь уму-разуму.

— Трудно было служить?

— Наверное, благодаря тому, что попал не на окраину Беларуси, а в Минск, все оказалось не так плохо, как ожидал. Вместе с тем я остался при своем мнении. Если бы еще служба была полгода, то был бы хоть какой-то интерес получить знания о боевой подготовке. А так полгода служишь и еще год ждешь возвращения домой. Считаю, что пора проводить реформы в армии. Хороший пример в этом плане в Италии — там за службу деньги платят. А у нас даже в стаж работы не входит.

— Было ли со стороны офицеров или сослуживцев какое-то особое отношение к вам как к уклонисту?

— Я ни от кого не скрывал, что уклонялся от армии. Сослуживцы знали, и командование тоже. Когда спрашивали о причинах, честно отвечал, что был на отработке и не видел смысла в службе. Особого отношения не было, считался таким же солдатом, как и другие.

— Ваша служба окончилась уже почти год назад. По-вашему, стоит уклоняться от армии или лучше прийти по повестке в 18 лет и отдать долг стране, как полагается?

— Пока еще молодой, ничего особо в жизни не понимаешь, это возможность научиться дисциплине, выдержке. Да и после еще есть время и возможность устроиться на хорошую работу, получить образование, наметить планы на будущее. А когда в 25 уходишь с перспективной должности, оставляешь девушку, потом вернуться обратно в привычное русло довольно сложно. Так что однозначно: стоит вначале отслужить, чтобы не бояться в почтовом ящике увидеть по­вестку в военкомат.

Метки:

Обсуждение