Стали известны новые факты о захороненных на Лещинском кладбище Гомеля солдатах

29.11.2018 в 13:19
Александр Евсеенко, "Белка", фото: Мария Амелина

На Лещинском кладбище захоронены 303 красноармейца. Но что о них известно? До обидного мало. Простое челове­ческое любопытство в корне изменило ситуацию. Подробности сообщает городской журнал «Белка».

Братская могила советских воинов на Лещинском клад­бище — одна из самых круп­ных в Гомеле. До недавнего времени считалось, что здесь нашли последний приют 303 красноармейца, погибших на фронте и умерших от ран и болезней в сортировочном эвакогоспитале №1095. Одна­ко в последнее время эти дан­ные подверглись существен­ной корректировке. Кропот­ливую работу по актуализа­ции информации о захоронен­ных провели в администра­ции Советского района.

Толчком для установле­ния биографиче­ских сведений о погибших послужило простое челове­ческое любопытство. На Ле­щинском кладбище постоян­но проводятся мероприятия патриотической направлен­ности, возлагаются цветы на могилу павших героев. Но что мы о них знаем? До обидного мало — воинское звание, фа­милию, имя с отчеством и да­ту смерти. И то не всех захо­роненных в братской могиле.

Хорошим подспорьем в ис­следовательской работе ста­ли сайты pamyat-naroda.ru и obd-memorial.ru, созданные Министерством обороны Рос­сии. Это своеобразный банк данных о советских воинах, погибших, умерших и про­павших без вести в годы Ве­ликой Отечественной вой­ны и послевоенный период. В базе содержится более 37 млн записей из архивных до­кументов, по которым можно с достаточной долей уверен­ности проследить путь поч­ти каждого павшего солдата.

Стали известны новые факты о захороненных на Лещинском кладбище Гомеля солдатахПравда, надо учитывать, что многие документы зате­рялись или уничтожены, по­этому на поиск истины мо­гут уйти месяцы, а то и го­ды. Так, сравнивая фамилии на мемориальной доске на Лещинском кладбище и базы данных, был выявлен ряд не­точностей, после чего появи­лась некоторая информация об упокоенных.

Например, раньше из спи­ска погибших, указанных в паспорте воинского захоро­нения, об Иване Васильеви­че Агафонове было известно лишь, что родился он в 1901 году и умер от ран 21 февра­ля 1944 года. Ни звания, ни должности, ни других под­робностей. Теперь же мы зна­ем, что рядовой Иван Агафо­нов родом из Муйского сель­совета Баунтовского района Бурят-Монгольской АССР. Был он стрелком 1185 стрел­кового полка 356 стрелковой дивизии. В феврале 1944 го­да умер от пулемётного ране­ния с повреждением внутрен­них органов. На прииске Са­мокут в далёкой Бурятии у не­го осталась жена Ульяна Се­мёновна.

Немало сил и времени ушло на установ­ление истинных данных о 41 бойце. Один из них некий Ба­ев М.Я., умерший в 1944 го­ду. На самом деле им оказал­ся Максим Яковлевич Бо­ев, стрелок 181 стрелкового полка. До войны проживал в Урицком районе Орловской области, 19 марта 1944 года умер в госпитале от слепого проникающего ранения в те­менную область.

Удалось отыскать в архи­вах и донесение начальника штаба 56-го района авиаци­онного базирования об авианалёте противника в ночь с 17 на 18 июня 1944 года. Тог­да фашисты бомбили Гомель и его окрестности. От прямо­го попадания в бомбоубежи­ще вражеской бомбы погиб­ли несколько шофёров авто­бата, которые на фронтовой рембазе №44 ремонтировали машины. Среди них уроже­нец села Елец-Лазовки Воро­нежской области красноарме­ец Яков Иванович Воробьёв. До недавнего времени ника­ких сведений о нём, за исклю­чением даты смерти, не было известно.

Всего же в ходе исследова­ния удалось установить лич­ности 29 человек, которые были захоронены в братской могиле, но сведений об их по­следнем месте упокоения не было. Среди них не только солдаты и командиры Крас­ной армии, но и два партиза­на, умершие в госпитале от полученных ран. И даже один ребёнок, уроженец Гомеля восьмилетний Пётр Сергее­вич Лубочкин. К сожалению, установить обстоятельства его смерти пока не удалось.

Зато удалось выявить не­сколько фактов двойного учё­та. В этом отношении показа­телен пример с захоронением старшего сержанта Залмана Лейбовича Быховского, 1906 года рождения. Уроженец Гомельщины скончался от по­лученных ран в августе 1944 года. Долгое время считалось, что Залман Быховский похо­ронен на Лещинском кладби­ще. Однако только сейчас вы­яснилось: после смерти те­ло солдата руководство го­спиталя выдало родственни­кам, которые похоронили его на кладбище деревни Новая Мильча. В 1957 останки героя были перезахоронены в брат­ской могиле в деревне Крас­ное вместе с телами других советских воинов.

К сожалению, имена и об­стоятельства смерти некото­рых героев до сих пор уста­новить не удалось. Так, ни­чего не известно о лейтенан­те Афанасьеве Д.А., рядовом Георгии Васильевиче Бор­диянове, некоем Боровико­ве С.И., рядовых Бракоренко Г.В. и Д. Бувакове, капитане Афанасии Ивановиче Грид­чине и ещё более чем 60-ти наших солдат, чей скромный военный подвиг останется в веках.

После всесторонней про­верки специалистами Управ­ления по увековечиванию памяти защитников Отече­ства и жертв войн Воору­жённых Сил Беларуси но­вые данные получили офи­циальное признание. Исхо­дя из этого, администрация Советского района уже на­правила в соответствующие инстанции письма с прось­бой разрешить на мемори­але проведение ремонтно-восстановительных работ. Планируется нанести све­дения о вновь выявлен­ных погибших воинах на мемориальные плиты и за­ново благоустроить брат­скую могилу, имеющую ста­тус историко-культурной ценности.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...