«И трусливо попрятались поклонники золотого тельца в своих норах». О чём писали в Гомеле 100 лет назад

03.11.2017 в 15:58
Александр Евсеенко, "Белка", фото: Вячеслав Коломиец

Многие учёные и исследователи реко­мендуют: чтобы лучше ощутить дух эпохи, без посредников понять, чем тогда жили и чем были озабо­чены люди, нужно обратиться к пер­воисточникам. Полистать, например, под­шивки старых газет. В канун празднования 100-летия со Дня Октябрьской революции мы решили последовать этому со­вету. Правда, целой подшивки у нас не ока­залось, зато удалось достать номер газеты Гомельского губернского исполнительно­го комитета и Гомельского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов «Путь Советов» от 7 ноября 1919 года.

«И трусливо попрятались поклонники золотого тельца в своих норах». О чём писали в Гомеле 100 лет назадОт начала до конца газета целиком посвяще­на второй годовщине Великой Российской Октябрьской революции. Да-да, именно так именуется это событие в передовой статье Ф.Лесной, без особых премудростей оза­главленной «Два года». Собственно, с этих слов статья и начинается: «Прошло два го­да… Два года с того памятного всему про­летариату дня, когда русский рабочий разо­гнул свою согбенную веками спину и, мощно взяв в свои руки булат, сказал: «Всё моё!».

Вот так, ни больше ни меньше. Чем-то перекликается с широко известным «Грабь награбленное!», не правда ли? Но не всё так по-бандитски просто, потому что да­лее автор пишет: «И трусливо попрята­лись поклонники золотого тельца в своих норах и жадно ждали, что вот-вот, под их торжествующий смех, падёт рабоче- крестьянская власть… Так мечтали они и ждали… Но проходил день за днём, и про­летариат сам стал строить новую жизнь, выбрасывая всё старое, всё ветхое и ненуж­ное, и напрасно ждали буржуазные при­хвостни, «цвет интеллигенции», поклона от пролетариата, напрасно отказывались работать с ним — пролетариат шёл мимо них к своей великой цели, если они попада­лись ему под ноги, он спокойно отшвыривал их и шёл дальше…».

Вот это слог! Даже спустя 100 лет эти слова способны вдохновить многих на лю­бой подвиг во имя добра и справедливо­сти. Впрочем, чему удивляться, большеви­ки всегда славились тем, что умели склонять на свою сторону прирождённых ораторов. Которые своей убеждённостью, своим на­пором и железной логикой могли влиять на огромные массы сограждан. Это вам не ны­нешние диванные аналитики в Интернете, зачастую пишущие что угодно и по любому поводу, лишь бы на их страничку в соцсетях «зашло» как можно больше пользователей. К большевикам не заходили — за ними шли! Голодные, раздетые, полуграмотные, но шли. И побеждали!

Вот как описывает это автор: «Они приш­ли! Молодые, полные огня, отваги и юно­го пыла, и старики, убелённые сединами и мудростью опыта — все пришли и стали в ряды борющихся. И ко второй годовщи­не Октябрьской революции красные бойцы вырвали, наконец, инициативу из рук врагов, и Юденич, а за ним Деникин покатились по наклонной плоскости, и мы твёрдо знаем, что Красная армия не дрогнет больше и не выпустит винтовки из рук до тех пор, по­ка не будет уничтожен последний враг… Во вторую годовщину мы бьём своих врагов, в третью их не будет больше!».

Как в воду смотрела прорицательница Лесная — в 1920 году Гражданская война фактически закончилась полным разгро­мом контрреволюционных сил. Чем же так сильны были большевики? Тем, наверное, что предложили народу идею, от осозна­ния величия которой даже у самого заби­того крестьянина дух захватывало. Вчитай­тесь в эти строки: «Ещё один подарок полу­чили мы к нашему Великому празднику: вся Европа и Америка объяты пламенем нарас­тающей революции. Близок, близок тот час, когда «гром великий грянет» и яркое солнце коммунизма осветит весь мир, когда факел, зажжённый русским пролетариатом в дни Великой Октябрьской революции, перейдёт в руки всемирного пролетариата!».

Можно, конечно, сегодня насмехаться над тогдашней наивностью большевиков, но при этом давайте не забывать, что после Октября волна революционных выступлений прока­тилась по многим странам. А вы говорите: «переворот»… Эта же тема звучит и в опубликованном в праздничном номере стихотворении «Два года»:

Отважно бьются коммунары
Со стаей коршунов и змей.
Горят всемирные пожары,
Горят всё ярче, всё сильней.

Не стоит иронизировать над поэтиче­скими достоинствами этого творения, ибо в одном невозможно отказать авто­ру Л.Могилевскому — в исключительной убеждённости в правоте своего дела, в не­поколебимой вере в скорую победу миро­вой революции:

Как зёрна, будет враг размолот…
И новый праздник пусть тогда
Встречают дружно плуг и молот
Весёлым грохотом Труда!

Обратите внимание на последние стро­ки. Ещё идёт Гражданская война, ещё дале­ко не ясно, кто кого в итоге победит, а люди уже мечтают о мирном созидательном тру­де. И это не единичный факт: если не знать даты выхода газеты, то лишь по отдельным штрихам можно догадаться, что выпуска­лась она во времена, когда фронт находил­ся менее чем в 100 километрах от Гомеля. Разве что краткая победная реляция на пер­вой полосе «Нами взят Чернигов. Доблест­ными частями Красной армии 6 ноября за­нят гор. Чернигов» свидетельствует об этом.

Зато статья «Октябрьская революция и школа» говорит о том, что большевики всег­да уделяли огромное внимание всеобщему образованию и ликвидации безграмотности. И хотя написана она в лучших традициях су­хого бюрократического отчёта, благополуч­но доживших до наших дней, тем не менее с её помощью можно составить представле­ние о том, как формировалась новая школа.

«Отдел единой трудовой школы, работа­ющий при ближайшем участии союза комму­нистической молодёжи и союза работников просвещения и социалистической культу­ры… создал целую сеть школ и ряд устойчи­вых научных педагогических институтов и вспомогательных учреждений. В 1918 -1919 учебном году каждый уезд открывает 26 с пол. школ, а школьных комплектов (вид шко­лы 1-й ступени) 140 с пол. — т.е. новых школ открывается более против 1917-1918 г. почти вчетверо, а школьных комплектов более, чем в пять раз. Число вновь откры­тых высших начальных училищ и школ 2-й ступени увеличивается на 131 проц. более, чем раньше существовало средне-учебных заведений в 26 губерниях, и на 60 проц. бо­лее, чем раньше существовало высших на­чальных училищ и средне-учебных заведений вместе взятых».

Интересно проследить, как в условиях военного времени росли расходы на соз­дание школы нового типа: «На одну губернию в среднем израсходовано в рублях во второй половине 1917 года 902 814, в пер­вой половине 1918 г. 4 270 988 (увеличение в 4 с пол. раза), во второй половине 1918 г. 54 595 874 (увеличение в 50 раз). В первую половину 1919 г. 133 688 812 (увеличение в 154 раза) и во вторую половину 1919 г. 139 580 753 (увеличение в 159 раз)».

Вот интересно, что по этому поводу ска­жут «знатоки», упорно насаждающие в мас­сах мысль о том, что большевики с первых дней прихода к власти только тем и зани­мались, что воевали, терроризировали, гра­били и разрушали? Кстати, о варварах-большевиках.

«Как теперь помню слова известного художника-архитектора Г.К. Лукомского относительно Гомельского Замка: «Если ему суждено будет со временем перейти в другие руки, то надо лишь пожелать буду­щему счастливому обладателю этой сокро­вищницы искусства отнестись с такой лю­бовью ко всему здесь сохранённому, с какой это было собрано и хранимо до сих пор».

Хранить произведения человеческого ду­ха, значит не только ограждать их от внешних разрушений, но и создавать бла­гоприятные условия, которые помогли бы всем понять и оценить сущность и значе­ние каждого предмета, представляющего плод духовного творчества. Только содей­ствуя правильной оценке творческих соз­даний духа, только открывая всем возмож­ность тонко и глубоко понимать их и все­сторонне наслаждаться ими, можно вы­полнить задачу их хранения и… духовного обогащения всех людей, которых привле­кает красота этих предметов, скрытая в них сила выражения и глубина их внутрен­него содержания».

Сильно сказано, хотя и несколько вити­евато. Это цитата из статьи заведующего музеем имени А.В. Луначарского И.А. Маневича, опубликованной в этом же номе­ре. Читатели постарше наверняка помнят, что до недавнего времени весь Гомельский парк носил имя первого народного комис­сара просвещения Луначарского. Как ду­маете, человек, нацеливавший своих под­чинённых на такое вот отношение к до­ставшимся дворянским ценностям, досто­ин был этой чести?

Безусловно, в 1919 году большевики бы­ли озабочены не только созданием системы образования нового типа и сохранением ху­дожественных ценностей. У революции и гражданской войны свои законы, игнориро­вать которые было бы глупо и недальновид­но. Тем более что законы эти были выведе­ны не большевиками, а вполне себе респек­табельными европейскими буржуа. Об этом прямо говорится в статье автора, скрывше­гося под инициалами Г.Л. «Октябрьская ре­волюция и заветы Маркса-Энгельса»:

«Великая пролетарская революция в России является гигантским воплощени­ем заветов учителей пролетариата Кар­ла Маркса и Фридриха Энгельса. Должен ли рабочий класс в эпоху социальной рево­люции, взяв власть, действовать в рамках демократии, в рамках представительного государства? «Мы беспощадны, — писал Маркс в 1849 году. — Когда черёд дойдёт до нас, мы не будем приукрашать нашего терроризма». О беспощадном подавлении контр-революции говорит и Энгельс: «Ре­волюция есть самая авторитарная вещь, какая только возможна. Революция есть акт, в котором часть населения навязы­вает свою волю другой части посредством ружей, штыков, пушек, т.е. средств чрез­вычайно авторитарных. Победившая пар­тия по необходимости … вынуждена удер­живать своё господство посредством то­го страха, который внушает реакционерам её оружие».

Спору нет, ссылки на авторов Манифе­ста коммунистической партии и очень да­же актуального поныне «Капитала» ни в ко­ей мере не освобождают большевиков от от­ветственности за реки пролитой безвинной крови. Но давайте будем объективны: они лишь строго следовали тем теоретическим выкладкам, которые задолго до них обосно­вали и вложили в умы наиболее пассионар­ных личностей европейцы, вполне себе тер­пимо относившиеся к собственной эксплуа­тации человека человеком.

Зёрна Октябрь­ской революции, Гражданской войны, воен­ного коммунизма и красного террора были брошены там, в сытой Европе. Так уж рас­порядилась судьба, что свои кровавые всхо­ды они дали на территории Российской им­перии. Так что поосторожней надо с пропа­гандой западных ценностей. Особенно с те­ми, которые настойчиво предлагаются нам в виде экспортного товара. Своим умом жить надо учиться.

Это и есть, пожалуй, главный вывод, ко­торый можно сделать 100 лет спустя после совершения Великой Октябрьской социали­стической революции.

Метки:

Обсуждение