Гомельские студенты подтвердили, что в Речицком районе сохранилась стоянка IV тысячелетия до нашей эры

21.08.2017 в 21:18
Мария Амелина, фото автора, "СБ. Беларусь сегодня"

Ребята нашли наконечник стрелы и куски горшков четвертого тысячелетия до нашей эры. Это первые результаты разработки памятника неолита, который не так давно был найден учеными в Речицком районе. Доказательства наличия здесь культурного слоя каменного века – результат работы кандидата исторических наук Игоря Язепенко и волонтерского археологического отряда «Ведрич». Корреспондент «Р» провела день на раскопках и поняла, как трудно добывается история.

Эту экспедицию сами участники, посмеиваясь, называют «мажорной». Отряд «Ведрич», собранный областным и районным комитетами БРСМ, живет почти в роскоши. В этом году финансирование позволяет, поэтому никаких палаток и костров, а место дислокации – агроусадьба «Калі ласка» в Горвале, к тому же трехразовое горячее питание и автобус к месту раскопок. Правда, когда эти молодые люди записывались в отряд, о таких условиях еще не знали, ехали за историей.

Гомельские студенты подтвердили, что в Речицком районе сохранилась стоянка IV тысячелетия до нашей эры– Помощники у меня профессионалы, – осматривает салон автобуса старший научный сотрудник отдела археологии первобытного строя Института истории Национальной академии наук Игорь Язепенко. – Большинство историки, некоторые закончили вузы, биолог и медик. Кто-то уже не раз копал, кто впервые… Никого на завтраке не забыли? Здесь все? Никита, Стас, Дюша Метёлкин?..

Автобус тут же взрывается смехом. По-видимому, это местная традиция. Как и бесконечные песни, военные и современные, до самой деревни Гагали, у которой и ведутся работы.

– Я раньше думала, что археологи большими лопатами роют глубокие ямы и потом роются в горах песка, – студентка второго курса медуниверситета Ксения Вербицкая стойка тянет к раскопкам рюкзак с орудиями труда. В экспедиции она впервые – позвали друзья-историки, однако азам научилась быстро, только сама пока ничего не нашла.

Глубокие ямы для исследования каменного века копать не надо. Игорь Николаевич объясняет: здесь каждые 10 сантиметров почвы – около тысячи лет. И каждый из сантиметров нужно внимательно просмотреть. На потенциальным месте стоянки закладывается несколько квадратных шурфов – углублений. Где конкретно, определяет руководитель, здесь никуда без археологической интуиции и опыта.

Лопатами снимают только верхний слой.

– А потом садимся и потихоньку начинаем подчищать маленькими лопатками, – охотно демонстрируют мне начинающие историки. – Слой за слоем, аккуратно, ничего нельзя пропустить или выбросить. Найденное тут же в пакет и пишем, в каком квадрате шурфа это было.

– Мы, конечно, всё мечтаем откопать топор или кинжал, – улыбается биолог Александр Марченко.

Он на раскопках также новичок, но нашел больше всех: 11 кусков древних горшков. Ни целого оружия, ни скифских украшений в Гагалях нет, однако выкопанное для историков имеет не меньшую ценность.

– Вот наконечник стрелы, – демонстрирует сокровище Игорь Николаевич. – Сделан он из кремня, треугольной формы, очень острый. Видите, на нем нет той части, которую можно насадить на дерево? Потому что здесь в далекие времена делали наоборот: дерево расщепляли и в него вставляли наконечник. Такая стрела может пробить шкуру животного с 300 метров.

Вырытая керамика для обычного человека осталась бы куском глины. Профессионалы сразу говорят: это днепро-донецкая культура неолитического периода, IV век до нашей эры. На кусочках тиснёный рисунок. Тот, что побольше, предки делали при помощи веток или костей животных, маленькие «дырочки» – скорее всего, рыбными костями.

Солнце с каждым часом печет все сильнее. Спрятаться некуда – раскопки на открытой местности, спасают время от времени воды Березины. Монотонная физическая работа и летняя погода утомляют быстро. Однако археологи позволить себе отдых не могут. Раскопанный шурф нужно перенести на схему.

– Здесь копать мы уже закончили, почва рыжая, железистая, значит, раньше была вода, остатки культур нам больше не попадутся, – указывает студентка истфака Ольга Дравило.

Девушка натягивает веревки и разматывает рулетку. Теперь высоту всех слоев, которые хорошо видны на стенках шурфа, нужно перенести на бумагу. Она называет цифры, командир отряда магистр исторических наук Павел Яцин записывает и зарисовывает. Рядом стоит нивелир – геодезический инструмент, который помогает определить, на какой глубине залегал осколок горшка. Следующий шаг – закопать «яму». Природному ландшафту по всем требованиям нужно вернуть первоначальный облик, даже плодородный слой почвы укладывают мозаикой – почти как и было.

– Нашла! – в последнем незакопанном шурфе Ксения победно вскидывает руку, план выполнен.

Ещё один образец керамики. Кистью с него аккуратно счищают песок. Игорь Николаевич подтверждает: тоже четвертый век. Более точно о находках он сможет рассказать позже, сейчас артефакты поедут в Минск на более глубокое исследование. Главная задача выполнена: доказательства существования неолитической стоянки найдены.

Памятник только что введен в исторический оборот, и последующие раскопки будут более масштабными. Планов у Игоря Язепенко много: в Гагалях река подмывает могильные курганы, а в Горвале, по его расчетам, стоянка может быть ещё более древняя. Но это – планы на будущее, сейчас молодые археологи собирают инструменты и едут спать, за историю надо браться с новыми силами.

Обсуждение