«Красная» зона: как работает гомельская поликлиника в условиях СOVID-19

19.05.2020 в 20:15
Александр Евсеенко, "Белка", фото: Мария Амелина

На «красные» и чистые зоны сегодня разделён филиал №2 Гомельской городской центральной поликлиники, что на улице Бочкина. Впрочем, не только он, а почти все поликлиники и больницы страны. В каждой части действуют свои правила. Особый риск для медиков – в «красной» зоне, где принимают обратившихся с подозрением на ОРВИ. О работе в этой части поликлиники – репортаж гомельского журнала “Белка”.

ЛОБ К ОСМОТРУ

С началом эпидемии к окошку регистратуры просто так уже не пройдёшь. В фойе рядом с входной дверью расположен медицинский пост, призванный регулировать поток посетителей. Правда, судя по непривычной тишине в коридорах, наплыва людей нет. Тем не менее полностью экипированная в противочумный костюм медсестра предлагает нам измерить температуру. Подносит к нашим с коллегой лбам бесконтактный инфракрасный термометр и сразу говорит результат.

Не по собственной воле спрятавшая под маской и очками лицо, медсестра доброжелательным тоном поясняет, что при нормальных показателях и отсутствии подозрений на респираторное заболевание, пациенты обслуживаются в обычном режиме. Те же, у кого температура повышена, направляются в так называемую «красную» зону, вход в которую отдельный.

У нас с температурой всё нормально, но мы всё равно сворачиваем в «красную» зону. Во избежание нежелательных последствий заведующая поликлиникой Наталья Дмитриева предлагает надеть защитные костюмы. Не особо доверяя, но держа во внимании шумиху вокруг недостатка у медиков средств защиты, осторожно интересуемся, не будет ли при этом ущемлён персонал поликлиники.

– Не переживайте, средств защиты у нас предостаточно, – улыбается Дмитриева. – Понадобится – не только вас, всю редакцию оденем. Противочумные костюмы сотрудники меняют каждые четыре часа. То же самое с масками, перчатками, защитными щитками и очками.

Гомельские журналисты Мария Амелина и Александр Евсеенко

Обеспечение СИЗ (средствами индивидуальной защиты) идёт из разных источников. Что-то поликлиника получает централизованно, что-то закупает сама, что-то поступает в виде спонсорской помощи. Например, коллеги Дмитриевой по депутатскому цеху из горсовета на днях передали маски, очки и перчатки. Оказывают помощь предприятия Советского района.

НЕУДОБНО, НО ПОЧТИ БЕЗОПАСНО

Облачившись в защитные костюмы, спрятав лица под масками и щитками, направляемся к специальному входу в терапевтическое отделение «особой важности». Идём сначала по улице, затем по коридорам, то спускаясь в цокольный этаж, то поднимаясь по крутой лестнице. Делать это в защитной одежде непросто: маска не даёт дышать полной грудью, поэтому дыхание заметно учащается. Поверхность щитка то и дело запотевает, из-за чего возникает острое желание поднять его выше. Заметив недвусмысленное движение руки, Наталья Дмитриевна делает предупредительный жест – ни в коем случае! Остаётся только гадать, что испытывают врачи и медсёстры, вынужденные часами находиться в подобном облачении. Да ещё и работать.

В небольшом кабинете цокольного этажа приём пациентов ведёт врач общей практики Александра Белько-Бирюкова. По её наблюдениям, количество обратившихся с симптомами ОРВИ если и увеличилось, то не намного. Например, за три часа смены её кабинет посетили семь человек. Что, в принципе, соответствует среднестатистической нагрузке. Хотя, не скрывает врач, бывают дни, когда заболевшие идут потоком.

Александра Белько-Бирюкова

Основные жалобы: сухой кашель, першение в горле, повышенная температура. Александра Белько-Бирюкова признаётся, что экипировка, в которой она принимает пациентов, создаёт неудобства в работе. Приходится одной рукой держать стетоскоп, второй придерживать щиток.

– Но ничего, мы уже приспособились. Даже в этих условиях осмотр пациентов проводим полностью. С обязательным использованием пульсоксиметра, – уточняет Александра.

В эту секунду мы замечаем на столе врача небольшой приборчик, похожий на канцелярский степлер.

– С помощью пульсоксиметра оцениваем функции дыхательной системы, – объясняет специалист. – Судить об этом можно по уровню кислорода в капиллярной крови. В норме этот показатель составляет 96-100%.

Работает прибор просто: палец зажимается между двумя пластинами, после чего на небольшом табло появляется результат. Наши показатели опасений у врача не вызывают. И всё же мы идём дальше.

ТОЛЬКО ЩЕЛЬ В ОКОШКЕ

В рентген-кабинет терапевты направляют всех пациентов, у которых выявляют малейшие подозрения на пневмонию. Рентген-лаборант Маргарита Процук хоть и находится за надёжной перегородкой, но всё равно облачена в защитную экипировку. В окошке оставлено лишь узкое отверстие для передачи паспорта. По её словам, в среднем за смену она делает рентгеноскопию почти у полусотни пациентов. Случается и больше. К сожалению, вздыхает медработник, по сравнению с доэпидемиологическим периодом воспаление лёгких стало встречаться заметно чаще.

– Хотя, не исключена возможность, что связано это с общим увеличением числа пациентов, направляемых врачами на рентген, – делится предположениями Маргарита Процук. И тут же проводит аналогию. – Это как с тестами на коронавирус: чем больше обследованных, тем больше заражённых.

Маргарита Процук

Кабинеты рентгеноскопии в поликлинике разделены. Один – для больных ОРВИ, другой – для остальных пациентов. Своеобразному разделению подвергся и персонал поликлиники. Это видно невооружённым глазом: за время нашего пребывания в «красной» зоне нам не встретился ни один сотрудник преклонного возраста. Наталья Дмитриева вносит ясность:

– Решили не рисковать здоровьем возрастных работников и намеренно не включили их в бригады, работающие с температурящими больными, контактами первого и второго уровней. Само собой, и с заболевшими COVID-19.

На прощание заведующая отмечает, что в «красной» зоне медработник может находиться максимум шесть часов. Пока он экипирован, с ним ничего не случится, поэтому врачи и медсёстры стараются как можно дольше работать без перерыва. А победить стресс всем помогают оптимизм и вера в лучшее.

– Чтобы побороть инфекцию, нам нужно всем много трудиться. Я всегда гордилась своим коллективом, а сейчас – ещё больше. С начала проведения противоэпидемических мероприятий я ни разу не услышала от своих коллег «не могу». Надо – значит, надо. Сейчас главное, чтобы все, не только медики, осознали серьёзность ситуации и неукоснительно выполняли рекомендации специалистов.

Метки:

Обсуждение