Первая белоруска с официально подтверждённым COVID-19: Старалась постоянно настраивать себя на оптимистичный исход событий

Витебский дизайнер одежды Татьяна Ефремова, которая стала первой гражданкой Беларуси с диагностированным COVID-19, убеждена: столкнувшись с коронавирусом нового типа, ни в коем случае нельзя паниковать и опускать руки. Несмотря на то, что неизвестность и непонимание пугают, следует стараться сохранять оптимизм. Это она подчеркнула в программе «Марков. Ничего личного» на телеканале ОНТ.

Фото: ОНТ

— Когда медики начали спрашивать меня о людях, с которыми я до этого общалась, я на некоторых фамилиях запнулась, потому что от волнения их просто забыла, — поделилась Татьяна Ефремова. — Хотя каких-то людей я назвала сразу. Естественно, в больницу привезли всю мою семью — мужа и четверых сыновей, а также другие мои контакты. И вот это ощущение, когда лежишь ты, все твои близкие, знакомые. Непонятно, что ожидает. Неизученный вирус, против которого еще не изобретена вакцина. Это психологически тяжело. Была большая обеспокоенность за себя и остальных. Но при этом отмечу, что у всех моих контактов анализы дали отрицательный результат. 

Говоря о клинических проявлениях COVID-19, дизайнер обратила внимание на то, что у неё наблюдался специфический признак — потеря обоняния. Но в целом симптомы — боль в горле, заложенность носа, кашель — были похожи на те, которые бывают при простудных заболеваниях. 

— В целом мне было не настолько плохо, чтобы находиться в больнице. И если бы я не знала, что это коронавирус, чисто гипотетически могла бы проходить лечение и дома. Однако была в изолированном боксе. И ко мне приходили исключительно в защитной одежде. Да, строгие меры. Но они были адекватными. Все меры, которые возможно было принять в этих условиях, медики приняли. И я это адекватно воспринимала. Мне не хотелось убежать куда-нибудь подальше, чтобы только этого не видеть. Потому что я понимала, в каких условиях нахожусь, что со мной происходит, и поначалу я не знала, какое течение будет у болезни. Все самые страшные истории влияли на меня. Но я старалась постоянно настраивать себя на оптимистичный исход событий. 

Кроме того, Татьяна Ефремова рассказала, что в свое время ее мужу сделали пересадку сердца. И тогда произошло глобальное переосмысление ценностей:

— Когда я узнала, чем его болезнь может обернуться, неделю плакала. Но затем поняла: тем, что нахожусь в таком состоянии, никому не помогу и только могу загнать себя в еще более тупиковую ситуацию. Подумала, что нельзя посыпать голову пеплом из-за тех обстоятельств, на которые не могу влиять, начала делать то, что от меня зависит. Ну и, конечно, надеяться на лучшее и верить.

Обсуждение