Там, за парапетом, или Дно гомельского парка

25.09.2018 в 11:19
Роман Старовойтов, "Правда Гомель", фото автора и Олега Белоусова

Старинный парк в нашем областном центре хорошеет с годами. Гуляя под вековыми деревьями, люди радуются сохраненной красоте, ее доступности. На благоустроенной, расширенной набережной любуются гладью реки и просто окружающей природой. Но за парапет набережной гостям города лучше не заглядывать. Объясню почему.

Естественное безобразие

Чаще туда смотреть нужно самим гомельчанам. Чтобы понять, насколько неприглядно дно нашего парка.

Первое, что бросается в глаза, — тина и водоросли. Много тины. Грязно-серо-зеленой полосой, где шире, где уже, она тянется вдоль каменного выступа под набережной.

Кто-то скажет: и что? Естест­венно, значит, небезобразно. Слегка заболоченный берег — привычное всем природное явление. Не проблема вовсе. Но беда-то в другом. Эта неопрятная масса задерживает любой мусор, плывущий по течению. И бросаемый людьми с берега. Из зеленого ковра тины торчат не только палки с корягами, но и бутылки из пластика и стекла, пакетики из-под чипсов, семечек, прочего. Даже автомобильные шины.

Понимаю, очистка немаленького участка реки от водорослей — дело непростое, затратное. Да и как это убрать? В совет­ские времена, помню, когда места для купания зарастали тиной, их чистили сами граждане — толокой. С помощью граблей и нехитрых приспособлений с крючками вытягивали всю подводную «флору» на берег. Сейчас о таком несерьезно даже заи­каться… Но чисто технически проблема решаема.

Тот ещё контингент

Дном парка условно можно назвать нижний выступ набережной и выглядывающие под ним полуостровки естественной суши. В высокую воду они скрываются, в низкую успевают обрасти травой, кустарником и мусором.

Конечно, чисто не там, где убирают. Избитая истина. Но кто именно мусорит? Правильно — отдыхающие у воды. Контингент за парапетом, думается, традиционный: прогуливающие занятия подростки, рыбаки, выпивохи, асоциальные элементы. Последние, по слухам, приходят вовсе не бутылки мыть. Они здесь моются сами. Когда тепло. Вроде как тащиться на пляж через мост им лень.

Подростки помимо изрядной доли мусора оставляют над выступом свои граффити. Невидимые для гуляющих в парке, надписи и рисунки хорошо видны всем, кто проплывает по реке. Впрочем, ничего более «жуткого», чем банальные признания в любви и «здесь был такой-то», не заметил.

Рыбаки, видимо, самые сознательные. Ведь глупо сорить там, где сам ловишь рыбу. Хотя…

Пройдясь по выступу от Лебяжьего пруда до спасательной станции, встретил шестерых. Ловили, забросив поплавки чуть дальше тины, некоторые — сразу несколько. Рыба шумно играла в воде, но клевала плохо. Разговорился с Олегом и Евгением, рыбачившими по сосед­ству. Раскрыл карты: журналист, мол, пишу про чистый город. И задал вопрос: что будет, если убрать всю тину? Улыбки на лицах погасли. Евгений терпеливо, как маленькому, объяснил, что рыбе нужны водоросли, ими она питается, в них скрывается от хищников и так далее.

— И мусор рыбе нужен? — спросил совсем уж по-детски.

Мужчины только хмыкнули.

Уходя, обратил внимание, что кусочек берега под выступом усыпан окурками. Конечно, есть рыбаки, которые собирают свой мусор в пакетик и уносят. Но сколько таких порядочных?

Все свои

Среди любителей рыбалки есть и те, кто по мановению стакана переходит в следующую категорию — выпивох.

— Нарыбачился, — неожиданно сказала мне встречная женщина, кивнув головой. И стала спускаться на кусочек суши под мостом.

Присмотревшись, понял, о ком речь. Под выступом отдыхал рыбак — в горизонтальном положении. Рядом в траве лежала удочка.

Решив, что её любопытство выглядит подозрительным, женщина стала уверять, что здесь никто ничего не тронет, все, мол, свои.

Самая неприглядная точка маршрута ждала в районе спасательной станции. Недалеко от ресторана «Прованс» набережная образует как бы карниз над нижним уровнем. Там же расположены лестницы, спуск к воде. Под карнизом полумрак и… вонь. Находиться там лучше с зажатым носом. Судя по всему, в позднее время суток здесь тоже становятся все свои и «ни капли» не стесняются.

Архитекторы, проектировщики, конечно, не учли уровень городской культуры, нечаянно сотворив общественную уборную с видом на реку. Сам Сож выступает естественным уборщиком, в паводки вымывая из-под карниза все следы невоздержанности и бескультурья. Но летом всё повторяется, и зловоние дна вновь отпугивает одних и служит ориентиром другим.

К слову, нехватка в парке настоящих общественных туалетов ощущается давно. Но дело сдвинулось с мертвой точки, работы в разгаре. В ближайшее время немаленькие уборные появятся у Киевского спуска и в районе больницы скорой медицинской помощи. Одна планируется к сдаче уже в декабре этого года.

Не быть равнодушными

В прошлом году Гомельский дворцово-парковый ансамбль вошел в топ-5 самых посещаемых музеев и туристических объектов страны. Количество желающих увидеть визитную карточку нашего города только возрастает. И каждому понятно, что, любуясь видами реки у парапета, проплывая по Сожу на теплоходе, гости не должны цепляться глазами за всё описанное, явно диссонирующее с красотой парка и набережной.

Ответ на извечный вопрос «что делать?» в подзаголовке. Понятно, что городским властям закрывать глаза на проб­лему не получится. Но и нам с вами, жителям славного города над Сожем, нужно меняться.

Не только не мусорить самим, но и другим объяснять, как это плохо и недальновидно.

С возросшим процентом неравнодушных мы будем смелее смотреть за парапет, заходить в укромные места парка и города в целом. И с гордостью следить за туристами, веря, что те увезут с собой только светлые, ничем не омраченные впечатления.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...