Живи, Буся, выздоравливай. На Гомельщине спасли аиста, который попал в нефтяную ловушку

06.07.2020 в 13:18
Вадим Кондрашонок, фото автора, "Светлогорские новости"

На туристической базе заказника республиканского значения «Выдрица» на границе Светлогорского и Жлобинского районов Гомельской области появился необычный пациент-питомец. Персонал называет его ласковым именем — Буся. Это имя — производное от белорусского одноименного названия  птицы — бусел, а в переводе на русский язык — аист. Что же необыкновенного в этом обыкновенном аисте? Их вокруг пруд пруди, но все же аист, хоть и кажется обыкновенным, а вот его судьба заслуживает особого внимания.

 

Откуда он у вас взялся? — спросил я у директора заказника.

Аиста нам привезли работники райветстанции, которым птицу передали селяне агрогородка Полесье нашего района. Местные жители нашли его, одиноко лежащим в траве, недалеко от населенного пункта. Бедняга был еле жив. «Буся» умирал, потому что он от клюва до хвоста был весь вымазан в нефть. Как он попал в нефтяную ловушку, никто не знает, да и нам птица рассказать о том, что с ней случилось, не сможет, — рассказал нам историю появления птицы директор заказника Алексей Шутов.

Вместе с директором мы подошли к самодельному вольеру, где жила птица. Посреди загородки «хрестоматийно», на одной ноге, стоял «черный» аист. На наше появление он никак не отреагировал, просто стоял, наклонив голову.

— Что за вид? — заметив неестественно «радужный» цвет оперения птицы, спросил я у Алексея Николаевича.

— Вот и мы не знаем, по всем признакам он похож на краснокнижного черного аиста, но, может, это и белый аист. Пока его не отмоем — не узнаем, — с ноткой грусти в голосе сказал директор заказника.

— Чтобы птицу вылечить, мы делаем все, что можем. Смываем нефть с его перьев «Фейри», по несколько раз в день чистим ему клюв. Кормим рыбой, которую приносят сердобольные рыбаки. Аист ест хорошо, вот только почти не пьет воду… Это понятно, ведь он болеет, его перья и тело покрыты токсичной нефтью, и она, впитываясь в кожу, отравляет организм. «Бусе» сейчас очень плохо, он понимает, что мы ему помогаем, и старается жить, —— продолжил Алексей Шутов.

— Помимо основной нашей деятельности по сохранению в естественном состоянии уникального природного комплекса нашего района, в котором обитают популяции редких и исчезающих видов растений и животных, занесенных в Красную книгу Беларуси, мы как экологи помогаем и животным. Вот этот аист — очередной пример нашей работы в этом направлении, — вдруг рассказ директора на полуслове прервал аист.

Птица неожиданно развернулась, гордо вскинула голову и сделала шаг в нашу сторону. Ее тело немного подрагивало на теплом ветерке, до нас донесся терпкий запах влажных птичьих перьев, смешанный с вонью нефтепродуктов. Клюв Буси раскрылся в немой реплике. Сделав еще один шаг, птица замерла на месте и взглянула на нас. Ее глаза… В них читалась тоска, боль, и главное — немой укор нам, людям. Нам, кто своей безответственностью калечит природу, нам, кто в погоне за минутной наживой уничтожает будущее наших детей — наши зеленые богатства — гордость синеокой Беларуси. Все, кто в этот момент находился рядом с вольером, замолчали, даже лай назойливых дворняг-охранников стих в один момент. Всем стало стыдно — стыдно за нас.

Живи, Буся, выздоравливай, радуй нас своим полетом в синеве белорусского неба, и спасибо вам, экологи заказника республиканского значения «Выдрица», за вашу работу, за вашу доброту. Ну а мы тебе поможем, чем можем…

Обсуждение