Хватаю переноску и кричу на весь Гомель: «Да это же моя вещь!» История про угон и чудесное возвращение владельцу VW Passat В3

30.04.2018 в 08:12
Владимир Ятченя, ABW.by

Итак, уважаемый читатель, располагайся удобнее, я расскажу историю, произошедшую со мной 18 лет назад. Ивацевичи, июнь 2000-го, утро. После планерки на работе решаю забежать по пути в гараж, где стоит мой Volkswagen Passat В3, седан, 1994 г.в., дизель 1.9, вишневый «металлик». Купил я его в Бельгии в 1998 году. В то время автомобиль был видный, популярный — мечта белоруса. 

… Заранее нащупываю в кармане ключи, подхожу в гаражу и вижу, что металлическая дверь приоткрыта и почему-то нет замков на привычном месте. Первая мысль: забыл вечером закрыть гараж, но сердце, выбивающее, словно ударная музыкальная установка, тревожный марш, подсказывало иное. Открываю ворота — картина Малевича «Черный квадрат». Гараж пустой, автомобиля нет. Объяснить словами мое состояние трудно, меня поймут только те читатели-автомобилисты, которые пережили подобную ситуацию, а таких, к слову, в 1990-х было немало, была просто эпидемия угонов. Не пронесло и меня. 

Минут десять я не мог осознать, что произошло, затем начал рассуждать. На дверях нет двух навесных замков — значит, дуги распилены, а на внутреннем мощном замке запорный цилиндр разломан пополам. Позже выяснилось: преступники использовали гидроклин. Осматриваю гараж: исчезли две канистры с дизтопливом и ящик водки. Вот, думаю, обеспечил еще и «заправкой», и «замочкой». Хотя, забегая вперед, скажу: как раз этот ящик водки и сыграл роковую роль в дальнейшем для преступников. Вспоминаю, что в салоне автомобиля остался портмоне с документами, какая-то сумма денег и личные вещи. 

Обращаюсь с заявлением в милицию, дежурный собирает оперативную группу, мы выезжаем к месту преступления. Все, как в кино: ищут отпечатки пальцев, пишут бумаги, сочувствуют, обещают организовать поиски. Для себя я сразу решил, что не пущу ситуацию на самотек, буду активно шевелить Следственный комитет. И не ошибся: вскоре расследование заметно сбавило темп. Благо со следователем, которому поручили вести расследование, мы нашли общий язык. 

Спустя месяц следователь позвонил мне и рассказал, что ночью в том же районе, где находится и мой гараж, из другого гаража был угнан практически новый Volkswagen Golf 2000 г.в. Хозяин его уехал в Германию, а в Ивацевичах жили его родители. Новое авто из Германии он решил оставить на хранение в гараже у отца, так как в Минске боялся за его сохранность. 

В тот же день выяснилось, что лейтенант ГАИ Олег Гацукович накануне днем на улице Клютко обратил внимание на BMW 325 с «номерами» Гомельской области. В автомобиле сидели четыре молодых человека, и у лейтенанта сперва мелькнула мысль остановить их, но он решил записать цифры и буквы «номера». И здесь тоже отмечу заранее: этот момент стал еще одним ключевым звеном вместе с упомянутым ящиком водки. 

Заподозрив, что «гости» на BMW могли быть связаны с угоном, наш отдел милиции дал ориентировку по ОВД всей республики на розыск этого автомобиля. Вскоре пришли новости из Гомеля: в тот же день утром оперативный сотрудник отдела по пути на работу обратил внимание, что возле кафе стоит автомобиль, похожий на описание из ориентировки и с похожим регистрационным знаком. Уточнив детали, оперативник вызвал подмогу. 

Сотрудники задержали водителя и сидевших в кафе двух его товарищей. Третий успел скрыться, хотя позже сам пришел в милицию, объяснив побег испугом. Вместе с автомобилем оперативники доставили задержанных в следственный отдел. 

В Гомель пригласили и меня. Сказали: «Сейчас, Владимир, мы пройдем во двор, где находится задержанный автомобиль, тот самый, который побывал в Ивацевичах. Но сперва нужно записать в протоколе вещи, которые были в твоем Passat перед угоном». Я начал писать. Рука дрожит, волнение непередаваемое. Наконец собираюсь с мыслями и составляю список: иконка, барсетка, набор инструментов, самодельные ключи, самодельная переноска, кассеты в магнитолу, подаренные женой с оставленной личной подписью, велюровые чехлы на сиденье автомобиля и еще 20 наименований. 

Затем мы идем во двор к автомобилю BMW. Открываем багажник — и сразу на меня «смотрит» моя самодельная переноска. Что было дальше со мной, это надо было видеть: мурашки по всему телу и приток адреналина. Я хватаю переноску и кричу на весь Гомель: «Да это же моя вещь!» На мой крик сбежался весь отдел, я обнимаю ивацевичского следователя Алексея и кричу: «Победа, мы их достали!» Осматриваю дальше — инструмент тоже мой. Открываем дверь салона — на сиденьях натянуты чехлы с моего Passat, на полке у заднего стекла лежит моя иконка, а в нише передней панели — кассеты с подписью жены. 

Когда я обнаружил свои вещи в BMW, задержанные начали рассказывать. И вот тут на сцене снова появляется ящик водки. Выяснилось, что после удачной поездки за моим автомобилем алкоголя оказалось даже слишком много, чтобы хорошо отметить выгодное дело. Для главаря банды это закончилось 15 сутками административного ареста в изоляторе Мозыря. В камере он познакомился с жителем Ивацевичей. Для продолжения преступного промысла автовору необходима была информация о подходящих объектах, и сокамерник после освобождения с радостью заступил на пост наводчика. 

В какой-то момент в гаражном массиве он заприметил VW Golf. Информацию эту наводчик передал в Мозырь молдаванину по имени Юрий. 

Преступники направились за добычей. Но операция пошла не по плану. Автомобиль оказался оборудован двумя противоугонными системами, поэтому двигатель завести не смогли. А еще в коробке передач был установлен мульт-лок, то есть и передачу включить не удалось. Но это не остановило преступников — слишком лакомым куском был новенький VW. Сломав запор рулевой колонки, волоком зацепив за BMW, они отбуксировали автомобиль в Мозырь и спрятали в арендованном гараже. Там Golf и простоял, ведь запустить двигатель преступники не смогли. Итак, выстраиваем цепочку: если бы не ящик водки в гараже, не было бы знакомства с наводчиком в СИЗО, а значит, и второй визит в Ивацевичи не состоялся бы. И если бы не профессионализм инспектора ГАИ Гацуковича, записавшего «номер» BMW, шансы найти мой автомобиль были бы нулевыми. Вот вам и ящик водки в гараже, пропел бы Лепс.

На календаре уже август, я продолжаю активно участвовать в расследовании, тесно общаемся с гомельскими оперативниками. Приходят хорошие новости: водитель подробно рассказал о двух поездках в Ивацевичи, указал фамилии остальных сообщников и роль каждого.

В составе группы был гравер, работающий на одном из мозырских предприятий, перебивавший номера кузова угнанных автомобилей. Он, к слову, приложил руку и к моему автомобилю, изменил две «тройки», сделав из них «восьмерки». Третий участник группы — абхазец, специалист по взлому замков дверей и запуску двигателей. Ну и главарь банды, приехавший из Молдовы. Он был организатором угона и узаконивания краденых автомобилей с получением регистрационных документов в одном из отделений в российском Брянске, где потом машины и продавались. Такая же участь ждала и мой автомобиль, он был уже на российских «номерах», и только задержание банды изменило ход дальнейших событий.

Еще водитель рассказал, что VW находится в гараже в Мозыре, а что касается моего Passat, то он не знает, что с ним. Два других подельника тоже заговорили, но видно, что между ними была договоренность выгородить главаря. Да и сам главарь оказался крепким орешком, пошел в полный отказ, мол, в Ивацевичах никогда не был. 

Нам остается пытаться найти хотя бы Golf. Но нет ничего хуже, чем сидеть и ждать. Поэтому я беру отцовский «жигуленок», мы едем в Мозырь, куда гомельские оперативники доставляют подозреваемых, водителя и гравера, к месту предполагаемого хранения VW. 

Гаражный кооператив на 500 гаражей. Ходим по рядам, но подозреваемые точно не помнят, куда именно пригоняли Golf, все гаражи однотипные. Наконец поиск сужается до трех вариантов, и теперь задачка — открыть их. Едем в местный отдел архитектуры, чтобы получить данные владельцев. Проходит немало часов, наконец открываем ворота. «Есть!» — кричит гомельский оперативник, и перед нами стоит VW Golf. 

Это успех, все радуются, но у меня полное отчаяние: где же мой автомобиль? Ночью отправляемся из Мозыря домой. Попутчики, видя мое настроение, всячески подбадривают, что будет и на моей улице праздник. 

А через неделю — новые обстоятельства: обвиняемый молдаванин «косит» под сумасшедшего. Но экспертиза устанавливает симуляцию, соскочить не удалось. 

В октябре уголовное дело практически завершено, доказательства собраны, материалы необходимо передавать в прокуратуру и суд. Первое заседание суда, на котором все продолжали придерживаться своих показаний, состоялось 20 ноября. 

Декабрь, суд идет, вынесение приговора все ближе. И вот за день до последнего заседания начальник СИЗО г. Барановичи сообщает следователю Алексею, что обвиняемый написал письменное признание, где сказано, что разыскиваемый автомобиль VW Passat находится в Мозыре, в металлическом частном гараже во дворе многоквартирного дома, где подсудимый проживал в гражданской браке. Гомельские оперативно выезжают по указанному адресу. Но, уважаемые читатели, не радуйтесь за меня — очередной «облом». Гражданская жена и ее отец заявили, что ни о каком автомобиле они понятия не имеют. 

А обвиняемый продолжал настаивать, что автомобиль действительно в гараже. Логика понятна: завтра суд, нужно вернуть автомобиль, чтобы смягчить наказание, отпираться уже некуда. После очной ставки подозреваемого с гражданской женой я выехал вместе с ней в Мозырь: она всё же согласилась показать, где находится мой автомобиль. Но следователь Алексей решил сработать на опережение и связался с гомельскими оперативниками, которые смогли изъять автомобиль, находившийся по названному адресу, и уже ожидали моего приезда.

Тот момент я не забуду никогда. …Я подъезжаю к дому по одной из улиц Мозыря. Издалека вырисовывается силуэт автомобиля и люди возле него. И вот я подхожу к своему Passat, никого не замечая, нагибаюсь к капоту и обнимаю со словами: «Я сделал это!» 

Мой Passat снова со мной, еду — и ощущение радости смешивается с моральной и физической усталостью. Вся эта история длиною шесть месяцев отложила отпечаток на мою дальнейшую жизнь, здоровья не прибавила, но сердце и сейчас переполняет гордость, что не сдался. За эти полгода мне пришлось совершить шесть поездок в Гомель на личном автомобиле отца для того, чтобы продвигать следствие, и за мое усердие я был вознагражден.

Что было дальше с бандой? Приговор суда таков: организатор преступной группы получил 9 лет колонии усиленного режима, участник с обязанностями вскрывать замки — 5 лет колонии усиленного режима, водитель — ограничение свободы на 5 лет. Граверу, изменявшему номера, дали 2 года ограничения свободы. Наводчика привлекать как соучастника не пришлось, он закончил свою жизнь в камере, где сидел по другому делу.

P.S. Благодарен всем, кто был причастен к моей истории. Всему бывшему Гомельскому розыскному отделу и бывшим работникам Ивацевичского РОВД, кто мне помогал. Особая благодарность — Шевчуку А.Г., Гацуковичу О.Г., Повшко И.К. 

Метки:

Обсуждение

Загрузка...