76-летний тренер по скалолазанию из Гомеля: За всю жизнь отдыхал всего 12 дней!

17.01.2018 в 08:41
Павел Мицкевич, "Комсомольская правда"

После недавней сложной операции на сердце 76-летний Валерий Отчик выполнил все физнормативы намного лучше соседей по палате – даже тех, кто его гораздо моложе. А уже через несколько дней Валерий Кузьмич был в спортзале.

Валерий Отчик на пике Щуровского на фоне Эльбруса во время тренировки перед чемпионатом профсоюзов СССР. Фото: личный архив

Он – старший в Беларуси тренер не только по званию, но и по возрасту. Как ему удается быть полным сил и стремлений, тренер-рекордсмен рассказал «Комсомолке».

В ГОРАХ РАЗ ДВАДЦАТЬ СЛУЧАЙНО ОСТАВАЛСЯ ЖИВ

Валерий Кузьмич подготовил десятки чемпионов и сам не раз поднимался на пьедестал

После службы в армии на далеком Севере молодой парень из Гомеля выучился на зубного врача. Но уже с молодости к основной работе привязалось хобби, которое скоро заполнило всю жизнь Валерия Отчика. В то время романтика гор захватила немало советской молодежи, увлекла эта волна и молодого врача. Альпинизмом его заинтересовал школьный товарищ, и увлечение не прошло с годами беззаботной юности, как у большинства:

– Начал заниматься сам, а потом создал секцию. Нас сразу приметили, и моя команда – областного совета «Спартак» – не раз становилась чемпионом БССР по альпинизму.

Среди своих самых значимых достижений Валерий Кузьмич называет восхождение на Пик Хан-Тенгри, Пик Ленина и другие семитысячники.

– Когда меня недавно отправляли на операцию, говорили, что мои шансы – 50/50, – рассказывает Валерий Кузьмич. – Я ответил, что меня этим не испугаешь – ведь в горах я раз двадцать случайно оставался жив. Например, работал инструктором в Фанских горах, учил новичков. Поднялись мы где-то на 150 метров, и мне надо было научить одного «чайника» спускаться вниз последним. Повесил веревку для спуска, все объяснил. А рядом на скале была веревка другой группы. Вдруг вижу, как сверху мимо меня падает веревка, на которую я пристегнут. Как-то инстинктивно успел схватиться рукой за соседнюю веревку и повис на ней. А от новичка слышу: «Извините, Валерий Кузьмич, я вас случайно выщелкнул!» Но я понимаю, что его, перепуганного, надо как-то вниз спустить, поэтому говорю спокойно: «Да ничего, бывает!» В итоге вместе благополучно спустились…

При своем последнем восхождении на Монблан, когда Валерию Отчику было уже под 50, он тоже «случайно остался жив»:

– Как раз перед этим я схватил обширный инфаркт, но тогда еще не знал этого. Ехали до Италии долго на ломаной машине, в общем, был уставшим и плохо себя чувствовал. А еще началась страшная непогода – вытягиваешь руку, и не видишь своих пальцев. Поэтому в какой-то момент, когда шли по гребню, я начал задыхаться и отстегнулся от связки. Но одному идти невозможно, тем более такой ветер – вот-вот упадешь с гребня, в одну сторону – в Италию, а в другую – во Францию. Но, к счастью, скоро подошла другая связка, к которой я пристегнулся и благополучно добрался до вершины. А когда начали спускаться – тоже ничего не видно, и стали мы спорить, куда идти: вправо или влево. Но в итоге я решительно сказал, что идем по гребню. Потом спустились и проходим низом то место, по которому сначала хотели спускаться – а там обрыв! Мы бы точно погибли.

Валерий Отчик (на фото стоит) на вершине Чапдара. Фото: личный архив

ТИТАН МЕНЯЛИ НА ПЛАСТИК, ДЫНИ – НА АВИАБИЛЕТЫ

У советских альпинистов было много титановых крючьев, карабинов, которые делали сами. Титана в СССР хватало – из него строили подводные лодки. Доставали титан на военных заводах – покупали, брали за спирт, рассказывает Валерий Кузьмич:

– А на Западе титана не было, и такие вещи очень ценились. Зато у альпинистов из Западной Европы были пластиковые бутылки от колы, которые не выпускали в СССР. И вот когда пересекались в горах с иностранцами, приезжавшими в Союз, обменивались с ними – по курсу одна литровая бутылка на три-пять титановых крючьев. Как аборигены! В бутылки мы заливали бензин для примуса, незаменимого в походах – благодаря плотной пробке бензин не вытекал.

Гомельские альпинисты сами себе шили пуховые куртки. На местных предприятиях Валерий Кузьмич доставал пух, а каландрированный капрон – в Москве, на фабрике, которая выпускала одежду для космонавтов.

Или еще один из нонсенсов советской жизни. Для занятий альпинизмом были все условия: путевки, снаряжения, лагеря, а вот билетов на поезд или самолет – не достать, дефицит.

– Как-то возвращались мы из Душанбе в Гомель, прилетели в Москву, но билетов до Гомеля нет. Ну мы прямо в аэропорту расстелили коврики, расположились, потому что, сколько ждать билетов, никто не знал, – неделю, две… А с собой везли дыни из Таджикистана. Достали их нарезали, запах – на весь аэропорт. И вдруг подходит женщина с погонами: «Товарищи, куда надо лететь?» Собрала у нас паспорта, деньги и вскоре вернулась с билетами на рейс и говорит: «А вы мне дыньку, пожалуйста!» Мы отблагодарили двумя дынями и тут же улетели.

Даже в свои 76 тренер продолжает готовить скалолазов к соревнованиям

ЧЕМПИОНАТЫ МИРА ВЫИГРЫВАЛИ В ГАЛОШАХ

С 70-х Валерий Отчик параллельно начал вести группу по скалолазанию. Тренировались каждые выходные, лазая по разваленному зданию. Когда гомельчан допустили на чемпионат республики, который проходил в Крыму, они приехали за месяц до начала, тренировались каждый день с пяти утра до темноты, и в итоге команда стала чемпионом.

– Для всех был громадный шок. И с того времени на чемпионатах республики мы ни разу не упускали первого места. А вообще я подготовил около 45 чемпионов БССР по скалолазанию среди мужчин и еще 10 женщин. Среди моих воспитанников – участники чемпионатов мира, финалист чемпионата Европы.

Современные скалолазы занимаются в специальной обуви – скальных туфлях. Но для советских спортсменов это было диво невиданное, как и пластиковые бутылки.

– На Западе скалолазы давно уже имели «скальники». Мы же впервые их увидели, когда одна из чемпионок Союза попала в Америку, откуда привезла это чудо. А у нас в то время вся сборная СССР занималась и побеждала… в галошах! Но и они были в дефиците. Выпускали галоши в Гомеле на заводе химизделий, и я доставал их по блату для скалолазов со всего Союза. Так вот, когда мы увидели первый раз у нашей чемпионки «скальники», спросили презрительно: «Что это за туфли? Ты что, галоши достать не можешь?»

«РАДИ СТРОИТЕЛЬСТВА СКАЛОДРОМА СОБИРАЮСЬ ПРОДАТЬ КВАРТИРУ»

Активная спортивная жизнь не позволила Валерию Отчику создать семью. Вот и сейчас он весь в работе:

– За всю жизнь я был в доме отдыха только 12 дней – на реабилитации после инфаркта, того, что случился перед восхождением на Монблан. Я не представляю, как можно сидеть и ничего не делать. Это ж с ума сойдешь! Поэтому я всегда в делах, это мой образ жизни. Иначе, уверен, вы бы со мной уже не разговаривали!

Сейчас Валерий Кузьмич – тренер-преподаватель ДЮСШ «Омега» при профкоме Гомельского инженерного института МЧС Беларуси. Но готовить новых чемпионов – его не единственная цель.

– К сожалению, скалолазание у нас почти не поддерживается, Министерство спорта не включило его в список приоритетных видов спорта. Поэтому финансирования практически никакого, почти все поездки на соревнования, снаряжение – все за мои деньги, – не скрывает тренер. – А ведь недавно скалолазание внесли в олимпийскую программу, но в Беларуси нет даже самой примитивной базы. И сейчас цель моей жизни – построить современный скалодром для того, чтобы подготовить наших скалолазов к участию в Олимпиаде. А такие ребята есть, например мой воспитанник Никита Лагунов, призер чемпионата Беларуси, один из самых перспективных. Поедет на Олимпиаду за мои деньги – откуда у парня такая сумма, чтобы добраться до Токио, Парижа или Лос-Анджелеса? А потом собираюсь разменять свою квартиру, переселиться в более маленькую, чтобы на вырученные деньги построить скалодром. Ради дела своей жизни на многое готов – главное, все успеть…

Метки:

Обсуждение