На двоих не делятся: двенадцатилетняя гомельчанка рассказала, как заботится о брате в детском приюте

17.08.2018 в 02:20
Александр Евсеенко, "Белка", фото: Вячеслав Коломиец

С двенадца­тилетней Настей и её семилет­ним братом Артёмом городской журнал «Белка» встретился в Гомельском городском социально-педагогическом центре. Больше известном гомельчанам как приют, куда времен­но помещаются дети, признанные нуждаю­щимися в государствен­ной защите. Правда, для Насти и Артёма времен­ное пребывание здесь растянулось уже на год. С небольшим и абсо­лютно безрадостным недельным перерывом.

Воспитатель Насти Виктория Яковенко сра­зу же предупредила: с девочкой не нужно сюсюкать, разговари­вайте с ней как со взрос­лой. Ведь в свои двенад­цать лет она по сути, заменяет брату маму.

При личной встрече Настя произвела благо­приятное впечатление. Остаётся только удив­ляться, как девчонка, не видевшая в жизни прак­тически ничего хороше­го, привыкшая к регу­лярным попойкам мамы и отчима, к постоян­ным визитам нетрезвых дядь, до сих пор не разо­чаровалась в людях. Хотя, что тут стран­ного: ребёнок просто по-детски рад любому человеку, который готов выслушать её и подбо­дрить тёплым словом. О себе Настя говорить не очень любит, но расска­зать может:

— Какая я? — этот вопрос отчего-то очень её развеселил. — Да обыкновенная. Каприз­ная бываю, упрямая. Нет, в группе ни с кем не ссорюсь, живём дружно. Ну и что, что у нас интересы раз­ные? Всегда ведь мож­но общий язык найти. Я, например, люблю всякие поделки делать. Цветы, заколки в воло­сы. Это называется … Да, правильно, хенд­мейд. Правда, краси­вое слово?

Ещё люблю паз­злы собирать. Кото­рые посложнее. Угадай­те, какой самый боль­шой? Из тысячи дета­лей! Чуть-чуть оста­лось.

Учусь как? Мож­но, конечно, и лучше. (Задорно смеётся).

Между шестёркой и семёркой. Сейчас вот Артёмку к школе готов­лю. Он каждый вечер ко мне прибегает, мы с ним уроки делаем.

Настя показывает две тетрадки, где мальчиш­ка решает примеры на сложение и вычитание и пишет прописи. Уве­ряет, что Артём очень старается. После выпол­нения каждого задания она ставит ему оценку. Десяток нет, всё больше семёрки и восьмёрки. Встречаются и пятёрки с четвёрками.

— Ого, какая ты строгая! — замечаю. — Даже брату поблажек не делаешь.

— А в школе ему кто их делать будет? Пусть привыкает, что в жиз­ни надо только на себя надеяться. Что заслу­жил, то и получишь. Он же военным стать меч­тает, а там требования ого-го какие.

— А ты учительни­цей, наверное, хочешь быть?

Настя отрицательно качает головой и вновь заливается смехом:

— А вот и не угада­ли! Кем? Не скажу, а то не сбудется…

И уже более серьёзно добавляет:

— Если честно, я ещё не знаю, кем буду. Хочу мамой быть. Хорошей… Которая не пьёт.

При воспоминаниях о маме у Насти на гла­за наворачиваются слё­зы. Она низко опускает голову и надолго замол­кает. Потом, не ожидая вопроса, заговарива­ет сама.

— Она вообще-то хорошая, только водка её сгубила. Раньше меж­ду запоями. она хотя бы за нами ухаживала. А сейчас совсем переста­ла. Я уже давно сама готовлю, было бы из чего. Мы маме совсем не нужны стали…

Я как-то позвонила ей из приюта, спрашиваю, почему не приезжаешь? А она чуть языком шеве­лит: отстань! Папа с заработков вернулся, не до вас. Конечно, надо ж всё пропить… Нас когда зимой домой вернули, они с 23 февраля пить начали. Полную кварти­ру каких-то дядек наве­ли. Я в школе рассказа­ла, надо же было Артём­ку оттуда вытаскивать. Они ж никому не откры­вали. Даже милиции. Я тогда им сказала, чтоб они отошли подальше, а я позвоню. Мне откро­ют. Так и получилось. Я Артёмку забрала и маме сказала, что больше к ней не вернёмся.

Картина, описанная Настей, языком мили­цейского рапорта выгля­дела следующим обра­зом: «В квартире присут­ствовал стойкий запах алкоголя, вещи разбро­саны, продукты питания в минимальном количе­стве. В комнате с Артё­мом находились четве­ро неизвестных мужчин с признаками алкоголь­ного опьянения, которые вели себя неадекватно, выражались нецензур­ной бранью».

Почти первоклассник Артём — это человек-радость. Щербатая улыбка практически не сходит с его лица. Он готов, перебивая сестру, с ходу рассказать все свои секреты. При этом, как водится, малость привирает. Когда заме­тил в его тетрадке при­меры, решённые в стол­бик, он гордо заявил, мол, его работа.

— Чего врешь-то? — возмущённо одёр­нула сестра. — Это я просто показывала, как ещё считать можно. Ну и сама тренировалась. А ты вон, полчаса пых­тел, пока к трём пять прибавлял.

— Ну и что? — ничуть не смущается Артём. — Я когда вырасту, тоже в столбик считать нау­чусь. Подумаешь… Зато у меня вон какая машинка-первёртыш есть! Никогда не упа­дёт. Дядя, а почему она по стене не едет?

Вот это поворот! При­шлось включать фанта­зию:

— А ты по потол­ку ходить умеешь? — пытаюсь провести ана­логию.

— Нет, — радостно рапортует мальчуган. И не успеваю я продол­жить мысль о невозмож­ности движения автомо­биля по вертикальной стене, как тут же приле­тает «ответка». — А вы?

— Артём, — прихо­дит на выручку сестра, — хватит глупости говорить, не малень­кий. Беги лучше к себе, вечером придёшь на занятия.

Когда Артём убежал, Настя грустно вздох­нула. В её глазах опять сверкнули слёзы.

— Знаете, я всё-всё понимаю. Жалко маму, но она сама так захо­тела. С ней нам толь­ко хуже будет. Особен­но Артёму. Он сам это знает. Мы с ним домой уже не хотим. Я только об одном мечтаю: чтобы нас с братиком не разде­ляли. Он же маленький, пропадёт без меня.

Что тут скажешь… На прощание мы подарили брату и сестре игру­шечного мамонтёнка. Ну, того, который маму искал. И нашёл. Пусть не родную, зато любя­щую. Может и этим славным ребятишкам повезёт? Тем более что мамонтёнок-то один, пополам не делится…

Если вы хотите стать приёмными родителями для Артёма и Насти, обращайтесь в отдел опеки и попечительства администрации Советского района (Речицкий проспект, 6, каб. 503) или звоните 40-66-65.

НАША СПРАВКА

В 2004 году мать Артёма и Насти реше­нием суда Советско­го района была лише­на родительских прав на двух своих старших детей, рождённых вне брака. За то, что вос­питанием не занима­лась, об их полноцен­ном развитии и обу­чении не заботилась, часто оставляла без присмотра, злоупо­требляла спиртными напитками, вела амо­ральный образ жизни. Сами Артём и Настя с 2011 года состоят на профилактическом учёте, с августа 2017 года официально при­знаны нуждающими­ся в государственной защите. В настоящее время соответствую­щими органами ини­циирована процедура лишения матери роди­тельских прав в их от­ношении.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...