Оглушающая тишина. Как решать проблемы железнодорожного шума в Гомеле?

21.09.2018 в 10:32
Виолетта Дралюк, "СБ. Беларусь сегодня"

Городскому жителю трудно абстрагироваться от шума. Предприятия, улицы, общественный транспорт создают фон, который дает передышку ушам только ночью. Однако для тех, кто живет вблизи особо активных участков железной дороги, и часы всеобщего покоя не гарантируют тишину. Движение поездов, формирование вагонов, громкоговорящая связь обостренно воспринимаются именно ночью. Реально ли совместить решение экономических задач и интересы здоровья?

Спорные ситуации, навеянные жизнью у железной дороги, периодически выходят на поверхность в разных точках страны. И вот очередное письмо в тему — из Гомеля от жителей улиц Старочерниговской и Кирова.

В их дворовом пространстве станция Гомель–Сортировочная появилась не сейчас. Еще многих домов в здешней округе не было, а станция уже работала полным ходом. Среди «ветеранов» микрорайона — двухэтажка № 51 по улице Старочерниговской, которая возводилась как общежитие для путейцев. В наши дни железнодорожников в этих стенах не осталось. Да и сам дом из общежития трансформировался в двухэтажный дом с приватизированными квартирами. Те, кто в них теперь живет, крайне болезненно воспринимают шум сортировочной станции с горочной системой, расположенной в считаных метрах. Александр Щудло, владелец одной из здешних квартир, излагает суть проблемы:

— Самое тяжелое — это ночь. Возвращаешься домой, чтобы отдохнуть после рабочего дня, а в итоге практически лишен такой возможности. Жильцам мешает даже не грохот грузовых вагонов, их торможение. Главная проблема — громкоговорящая связь, когда среди ночи переговоры работников станции через динамики разносятся на всю округу. 

В Гомельском городском центре гигиены и эпидемиологии подтверждают, что проблема шума не надуманна. После того как жители домов на протяжении последних двух лет особенно настойчиво стали обращаться в разные инстанции — горисполком и облисполком, санитарная служба неоднократно проводила измерения уровней шума в квартирах. Большей частью они показывали превышение установленных санитарных норм. Уточняю в городском ЦГЭ:

— И какой результат?

— Гомельскому отделению Белорусской железной дороги были направлены требования об устранении нарушений санитарно–эпидемиологического законодательства, — конкретизирует заместитель главного санитарного врача города Светлана Степовикова. — Предприятием принимались меры. Последние измерения, проведенные в августе, показали, что дневные нормы соблюдаются, а вот ночные пока превышают пределы. 

Судя по переписке, в Гомельском отделении БелЖД на требования реагируют. Однако для полной ясности объясняют. Например, дом № 51 строился тогда, когда никаких «шумовых» норм не было. Теперь же выдержать современные требования в тех условиях, которые уже сложились, непросто. Начальник отдела пути Юрий Мищук по пунктам перечисляет, что сделано:

— Установили глухой бетонный забор вместо сквозного. Горочные громкоговорящие устройства оборудовали отражающими экранами. Также установили шумозащитный экран вдоль тормозных позиций горочного комплекса…

— Скажите, действительно не придумано иного вида связи, кроме как переговоры вслух?

— Сегодня это единственная технология на сети железных дорог СНГ, которая позволяет обеспечить безопасность работников. Сейчас общий уровень громкости парковой связи на станции снижен до минимально допустимого уровня. Кроме того, с персоналом проведена работа по рациональному использованию связи.

В процессе разбирательства и общения с разными специалистами для себя выясняю, что многие способы, которые сейчас предпринимают гомельские железнодорожники для защиты от шума грузового транспорта, нарабатываются в рабочем режиме. Оказывается, не так уж богата накопленная в этом деле практика на постсоветском пространстве. Однако судя по тому, что подобные вопросы напрямую задевают здоровье людей, может, стоит ими задаться системно и комплексно, подключив науку, местные органы власти? Создание пространства, комфортного для жизни, — дело не только нужное, но и общее.

В ТО ЖЕ ВРЕМЯ

Письмо на эту же тему в редакцию прислала и Светлана Филенко, жительница дома № 9 по минской улице Лынькова. В администрацию Фрунзенского района она обращалась с просьбой установить шумозащитное ограждение вдоль железной дороги в молодечненском направлении. Получила ответ: оснований нет. Дескать, жилой дом построен позже, чем железная дорога… А перед началом проектирования и строительства заказчиком и проектировщиком должны проводиться соответствующие замеры и именно на их основании при необходимости выполняться шумозащитные мероприятия.

«В сентябре исполняется 40 лет со дня ввода нашего дома в эксплуатацию, — эмоциональна в своем письме Светлана Леонидовна. — Представить только можно, где эти заказчики и проектировщики и как изменилась за эти годы наша жизнь и все вокруг. Мы слышим каждую электричку по ее сигналам, особенно в 6 утра. А про ночные поезда в 2 и 3 часа ночи и говорить не надо…»

В телефонном разговоре Светлана Филенко сетует: раньше шум от дороги поглощала лесополоса. Однако при прокладке третьего пути для городской электрички ее вырубили. И предлагает варианты: в соседнем доме № 7 (к слову, построенном позже) в 2011 году окна заменили на стеклопакеты. Может быть, если бы так сделали и в их доме, рассуждает она, и слышимость бы уменьшилась?

КСТАТИ

Как сообщили в Гомельском горисполкоме, в качестве дополнительных мер защиты Гомельское отделение БелЖД планирует увеличить высоту шумозащитных экранов вдоль тормозных позиций и применение шумозащитных шин из композиционных материалов. Срок разработки проектной документации — 30 сентября.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки на первоисточник.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...