«Путину звоните!»: через границу в Россию пропускают только россиян, с белорусскими паспортами из машин высаживают

18.03.2020 в 20:55
Павел Мицкевич, Наталья Партолина, "Комсомольская правда"

Журналисты “КП” съездили на границу. Придорожный сервис и страховщики грустят, а россияне наводят порядок на обочинах.

В РФ стали пропускать только россиян, для остальных граница закрыта. Фото: Павел Мицкевич

Под Лиозно пограничники стоят без масок и советуют звонить Путину

В сторону российской границы едут в основном большегрузы. От Лиозно и до самой Заольши мы – единственная легковушка. Подъезжаем к границе, останавливаемся. С российской стороны все по-серьезному: и пограничники, и транспортная инспекция. С белорусской – уютная кафешка и несколько будок страховщиков. Ни силовиков, ни контролирующих органов.

– Скоро будут, – переговариваются вышедшие покурить страховые агенты. – Приезжали люди в форме, осматривали все, что-то записывали. Наверное, и с нашей стороны посты поставят.

На белорусско-российской границе тучи ходят хмуро. А еще – пограничники и сотрудники транспортной инспекции. Фото: Наталья Партолина

Российские пограничники общаться не настроены. Их трое. Проверяют документы у всех желающих пересечь границу на автомобиле. Медицинских масок на них нет.

– Почему? Вы что, не боитесь, что мы на вас сейчас надышим?

– Ну, если пресса приедет, наденем, – отшучивается один из военных.

– Так мы и есть пресса!

– Вы белорусы, для вас не будем. И вообще, вот вам единый номер, звоните, задавайте все ваши вопросы. Мы не уполномочены.

– Путину, Путину звоните! – советует мужчина в светоотражающем жилете с бело-красным жезлом.

К пограничникам бросается парень хипстерского вида, протягивает раскрытый паспорт.

 – Я белорус, я домой иду!

– Проходите, – отвечает пограничник. – Но обратно в Россию вас не пустят. У вас ведь нет вида на жительство?

Парню подробно объясняют, как выглядит вид на жительство. Он слушает, кивает. К нему подбегает второй:

– Ну все, Никитос, пока!

Парни обнимаются, бородатый Никита, поправив рюкзак, топает по трассе в Беларусь. Его приятель садится в авто и уезжает по той же трассе в обратном направлении в Россию.

В одной из будок скучает страховщик Дима. С утра он продал только одну страховку.

– Обычно до обеда пять, а то и десять. А бывает, что и двадцать страховок продаю, – рассказывает он. – Плохо после закрытия границы. А будет еще хуже. В Лиозно, считай, полгорода на работу в Россию через границу ездили. Теперь как им?

В кафе малолюдно. Буфетчица Зоя Львовна радуется каждому посетителю.

Буфетчица Зоя Львовна в растерянности – за 12 лет работы в приграничном кафе так мало клиентов не было! Фото: Наталья Партолина

– Двенадцать лет тут работаю, ничего необычного. Вчера вечером было много людей, а теперь вот тишина. Все гадаем, что же дальше будет.

Маски Зоя Львовна и ее коллеги тоже не носят. Говорят, в интернете не читают, а потому коронавируса не испугались до такой степени, чтобы в масках работать. Но в туалете кафе рядом с дозатором жидкого мыла поставили бутылку с антисептиком.

– Что, закрытая граница? – удивляются дальнобойщики-узбеки. – Ехали в Россию из Казахстана, там температуру на границе измеряли, пистолет такой ко лбу приставляли. А здесь, говорят, границу закрыли, но ничего не проверяют.

Для дальнобойщиков после закрытия границы ничего не изменилось. Некоторые этого даже не заметили. Фото: Наталья Партолина

С полуночи российские пограничники не пустили в Россию несколько десятков машин, еще с десяток пропустили, высадив из них по одному-два человека с белорусскими паспортами, рассказывают страховщики.

– Казахи тут были, на четыре минуты всего опоздали. В 00.04 их не пустили через границу. Очень расстраивались, не знали, что делать, – рассказывают в кафе.

Корреспондент “Комсомолки” прогулялась в Россию пешком, метров на 500 вглубь страны. Никто не остановил. Фото: Наталья Партолина

Мы сходили через границу туда-сюда раза четыре. В сторону Смоленска мы прошли около полукилометра – никто не остановил и не спросил, куда. Говорят, где-то там дальше на трассе стоит пост, который таких вот пешеходов отлавливает. Сфотографировали дорожную технику, которая старательно утюжит обочины на российской стороне.

На российской сторонен много спецтехники – приводят в порядок обочины. Фото: Наталья Партолина

Гомельчане перестали возить в Россию на рынки белорусские товары

Из Гомеля основной и кратчайший путь в Россию – трасса на Брянск. Особенно оживлённой она была вечером 17 марта, когда белорусы спешили пересечь границу до полуночи. На работу, к родственникам – главные причины, которые подталкивали гомельчан успеть покинуть родину.

Трасса на Брянск опустела. Фото: Павел Мицкевич

Большие деньги могут потерять те белорусы, которые привозят в приграничные города России продукты и вещи на продажу. Житель города Клинцы рассказал «КП», что заметил, как опустел белорусский сектор городского рынка:

– Раньше вокруг базара стояло очень много машин с белорусскими номерами. А сейчас никого. И на прилавках пусто. А местные жители совсем не паникуют насчет коронавируса: всем все равно.

На границе в Ветковском районе выставили постоянный пост. Фото: Павел Мицкевич

В Новозыбкове, Злынке тоже торговали многие белорусы – там есть даже отдельные магазины с белорусскими продуктами, одеждой, обувью.

А из России гомельские предприниматели привозили на продажу технику. Сейчас, говорят, цены в интернет-магазинах взлетят из-за трудностей с поставкой товаров.

18 марта дорога к пропускному пункту заметно опустела – едут только фуры и машины с российскими номерами. Тем временем на ещё одном пункте пропуска, в Ветковском районе, совсем никого.

Белорусская граница – полностью открыта. Фото: Павел Мицкевич

У вагончика стоит «буханка» с одним пограничником и одним таможенником. Раньше контроль здесь выставляли только периодически, а сейчас – круглосуточно. При нас пограничник заворачивает машину на белорусских номерах – трое парней хотели попасть в РФ по работе:

– Мы знали о запрете, но срочно возникла необходимость. Позвоним начальнику, скажем, что не пускают. А что делать?

– С полуночи уже несколько белорусских машин заворачивали, – признается пограничник. – У некоторых дома в России, кто-то к родственникам хотел. Не знали, что запрет введен – пришлось объяснять.

Обсуждение