Прокурор Гомеля о «мёртвых душах» в школах, наркотиках, амнистии и озеленении города

Прокурор Гомеля о «мёртвых душах» в школах, наркотиках, амнистии и озеленении города

09.08.2019 в 23:36

Прокуратуру Гомеля интересу­ет не только уго­ловное или граж­данское право, но и состояние городских пляжей, детских игровых площадок и даже компенсационные посадки деревьев. Каким темам уделяется пристальное вни­мание, городскому журналу “Белка” рассказал прокурор города Гомеля Юрий Булынко.

Юрий Булынко

О СОБЕСЕДНИКЕ. Юрий Булынко родился в 1978 году в Гомеле. После окончания юридического факуль­тета Гомельского государственно­го университета имени Ф. Скорины пришёл работать в прокуратуру Же­лезнодорожного района Гомеля. Прошёл путь от стажёра до старше­го следователя. Первое уголовное дело, расследование которого вёл, вспомнил без труда: «Сын убил от­ца. Накануне оба выпивали. Цинич­ное по характеру, при этом прими­тивное по сути выяснение отноше­ний». С более изощрёнными пре­ступлениями приходилось разби­раться, работая в отделе по борь­бе с коррупцией и организованной преступностью Гомельской област­ной прокуратуры, затем в должно­сти прокурора Советского района Гомеля. В 2017 году возглавил про­куратуру города Гомеля.


Корр.: Юрий Валерье­вич, в этом году проку­ратура проявила интерес к во­просам озеленения го­рода. Что показала проверка?

– В нашем городе учёт зелёных насажде­ний ведут предприятие «Красная гвоздика» и ад­министрации районов го­рода. Нас заинтересовало, как они это делают. Про­верка показала – плохо. Базы данных деревьев, растущих в коммуналь­ных зонах и на дворовых территориях, имеют су­щественные недостатки, а где-то и вовсе не ведут­ся. Проверить те же ком­пенсационные посадки в некоторых случаях оказа­лось невозможным. Ин­формацию о выявленных нарушениях мы напра­вили в Гомельский гори­сполком.

– В стране снова объявлена амни­стия. Как много гомельчан попали под неё? Кто их будет кон­тролировать по возвра­щении домой? Елена Фёдорова.

– Закон об амнистии вступил в силу только 25 июля. Посчитать число амнистированных, кото­рые приедут в Гомель, по­ка сложно. Функции кон­троля возложены на ми­лицию, но он нужен да­леко не всем амнистиро­ванным.

Есть примеры, когда амнистия применяется со снятием судимости. Эти люди вернутся домой и будут жить как обычные граждане.

Есть категория суди­мых, и их большинство, которым по амнистии уменьшат назначенный срок лишения свободы на год. У них останется суди­мость, и они будут состо­ять на учёте в милиции, а прокуратура проверит ка­чество осуществляемого за ними контроля.

Корр.: Какие меры по социальной реабилита­ции амнистированных лиц предпримет госу­дарство?

– Они определены давно и при чётком вы­полнении могут помочь человеку стать на но­ги и жить честной жиз­нью. Помощь в восста­новлении документов, временном предоставле­нии койко-места оказать легко. Главное, дать че­ловеку источник постоян­ного дохода, чтобы он мог сам себя обеспечивать.

В Гомеле с этим не всё благополучно. Каж­дый год устанавливает­ся бронь рабочих мест, на которые предприятия обязаны принять людей, отбывших наказание. Но при проверках выясняется, что из 150 выделен­ных мест хорошо если 10 занимают те, для ко­го они предназначались. В итоге люди вынужде­ны самостоятельно ис­кать себе работу, а на это уходят месяцы. Кто-то не выдерживает испытания и снова совершает пре­ступление.

Неоднократно прихо­дилось слышать возраже­ния нанимателей, что по­бывавшие в колонии ни­чего не умеют, а потому для них работы нет. Ни­когда в это не поверю. На любом предприятии есть места для неквалифици­рованного персонала, тех же дворников, разнорабо­чих и так далее. Ну а если человек чего-то не уме­ет – научите его.

Корр.: Гомельская область и областной центр постоянно на слуху из-за фактов кор­рупции. Хватает приме­ров в этом году?

– Увы, хватает. И здесь отрасль здравоох­ранения не на высоте. Комитет госбезопасно­сти вскрыл преступную схему поставки в учреж­дения антисептиков. Взятки должностным лицам, ответственным за проведение закупок, носили системный ха­рактер. Список учреж­дений длинный. За ре­шение в пользу кон­кретного поставщика люди брали по 100 или 200 рублей. Небольшие суммы, но ответствен­ность будет очень се­рьёзная.

Аналогичная схема применялась при по­ставке городским пред­приятиям подшипников. Сейчас выявляются все причастные лица, кото­рым впоследствии мо­жет быть предъявлено обвинение.

У всех на слуху скан­дал вокруг комбината школьного питания. Ма­териалы в отношении ди­ректора КШП уже пере­даны в суд, на очереди заведующие производ­ством школьных пище­блоков.

Поразительно, но по­сле столь громкого скан­дала работники уже са­мих столовых продолжа­ют воровать продукты из учреждений образования и попадаться на этом.

– В одной из город­ских школ разраз­ился скандал по поводу фиктивного трудоу­стройства работника. Мне, как родителю, из­вестно, что ни копейки из полученных таким образом средств дирек­тор себе не присвоила. Всё пошло на нужды школы. А раздули так, как будто расхитителя бюджета изобличили. Анастасия Ш.

– «Мёртвые души» периодически выявля­ются. В одной из школ Центрального района такой фиктивный работ­ник числился на протя­жении десяти лет. При этом директор утвержда­ет, что ничего об этом не знала. Ответственность понесла её заместитель по административно- хозяйственной части. Та­кой же скандал потряс Новобелицкий район, где привёл к кадровым перестановкам в отделе образования.

Не нужно выступать общественным адвока­том человека, совершаю­щего преступление. Се­годня из похи­щенных денег он купит рукомой­ники в школьный туа­лет, а завтра – себе путёвку на бе­рег тёплого моря.

В нехорошо помяну­том комбинате школьно­го питания тоже числи­лись две «мёртвые души».

– Внук увидел рекламу развлекательной про­граммы на ночном бату­те. Ограничения «18+» там нет. Просит купить ему билет. Я не возра­жаю, но как отпустить его одного ночью? На­дежда Фёдоровна.

– Пребывание несо­вершеннолетних вне дома без сопровождения взрос­лых после 23 часов запре­щено. Если желаете сделать внуку подарок, иди­те на мероприятие вместе.

– Смотрю видеоро­лики, которые сбрасывают в интернет правоохранительные органы. Милиция про­сит узнать на изображе­ниях людей, которые в магазине или другом об­щественном месте схва­тили забытый другим покупателем пакет или кошелёк, забрали его се­бе. Какие же они пре­ступники? Раньше гово­рили, что упало – то пропало. Потерял, зна­чит, сам виноват. Кон­стантин.

– Мы стали прин­ципиально относиться к оценке таких действий. Человек понимает, что присваивает заведомо не принадлежащее ему иму­щество. А это не что иное, как кража.

Если вы сами нашли чужое имущество и не можете идентифициро­вать хозяина, отдайте его администрации магази­на или отнесите в мили­цию. Человек вспомнит, где примерно забыл свой пакет с колбасой или мо­бильный телефон, и обяза­тельно вернётся за ними.

– В своё время с удовольствием перешла на расчёты по банковской карточке. Одним из её преиму­ществ посчитала то, что карманники уже не смо­гут вытащить у меня ко­шелёк с настоящими бу­мажными деньгами. А как посмотришь телевизор, так оказывает­ся, что и с карточки могут снять деньги. Причём хозяин их ещё и не сра­зу хватится. Мария Ивановна.

– Могу посоветовать только повысить бдитель­ность. Число преступле­ний в сфере высоких тех­нологий постоянно ра­стёт. Из кримноваций нашего времени мож­но отметить облапоши­вание клиентов velcom. Преступник подходит к жертве на улице и про­сит на несколько минут мобильный телефон. Ни­кому он звонить не соби­рается, но в течение ми­нуты подключает услу­гу и сразу пе­реводит себе на счёт кре­дитные 100 рублей. Або­нент узнаёт об этом толь­ко через месяц, когда ему приходит смс с прось­бой погасить долг с про­центами. Таких ловкачей уже задерживали. На сче­ту одного – 20 эпизодов.

Ещё один пример. Под разными предлогами у пользователей интернета просят фотографию их банковской карточки с двух сторон. Обычно на эту уловку попадаются покупатели интернет- магазинов. После отправ­ки такой фотографии мо­жете смело считать, что карточка вам уже не при­надлежит. Вы сами отда­ли преступнику в руки всю идентификацион­ную информацию.

Корр.: Юрий Валерье­вич, почему при всех принимаемых мерах преступлений по «нар­котической» статье ста­новится только боль­ше? Что не так?

– Ставлю высокую оценку гомельскому нар­коконтролю, который вы­являет и задерживает не только рядовых потреби­телей, но и закладчиков, и крупных дилеров, ко­торые втягивают детей в это дурное дело. До по­ры до времени они чув­ствуют себя в безопас­ности, но наша милиция показала, что это ложное чувство.

Печально, что в рас­пространение наркоти­ков вовлекаются под­ростки. Им обещают зо­лотые горы и полную безопасность, но в ито­ге они не видят ни того, ни другого. Видят казён­ное учреждение. Ещё не было суда над девочкой из новобелицкой шко­лы, которую в этот биз­нес втянул её парень, то­же несовершеннолетний. Девочка из благополуч­ной обеспеченной семьи. Когда решался вопрос об аресте, я спросил, че­го же ей не хватало. Ока­залось, денег на наращи­вание ногтей.

Мама в кабинете пла­кала. И есть отчего. Мно­жественные эпизоды сбыта наркотического средства, группа лиц… При таком раскладе ма­ма не увидит дочку мно­го лет. Но она и сама от­части виновата в случив­шемся. Нужно больше внимания уделять своим детям и не кивать на шко­лу. Образование как раз всю нужную информа­цию до своих воспитан­ников доводит. И на жи­вых примерах, и с при­глашением сотрудников милиции, готовых отве­тить на вопросы. Дети знают об ответственно­сти, но не осознают её тяжесть.

Родители должны кон­тролировать круг обще­ния детей. Начать хотя бы с изучения их телефонов. Тревожным сигналом должна стать иконка программы Vi­Pole. Кроме как для связи курьера с наркодилером этот мессенджер особо не используется. Заставь­те показать переписку в Telegram. Если найдёте там фотографии закла­док, бейте в набат.

Метки:

Обсуждение