“Только Победа, других вариантов не принимал” – историей фронтового пути отца поделилась гомельчанка

10.05.2020 в 12:29

Историей фронтового пути красноармейца Владимира Турбала с корреспондентом БелТА поделилась его дочь, гомельчанка Ольга.

В семье горожанки 9 Мая всегда было и остается особым праздником. “Когда был жив отец, всегда поздравляли его. Он был очень рад, видя большую семью рядом. Для него были лучшей наградой улыбки тех, ради благополучия которых проливал кровь. Его глаза светились в такие моменты. Не показывая излишней гордости, бережно хранил и собирал поздравительные треугольники от властей. Всегда верил в лучшее и тихо благодарил за внимание”, – рассказала Ольга Турбал.

Собеседница призналась, День Победы вызывает у нее смешанные чувства. Это одновременно гордость и горечь, радость и светлая грусть. Теперь, когда ее отца нет уже почти 20 лет, эти эмоции преумножаются с каждым годом: некого обнять, некому пожать стариковскую, но крепкую руку. Накануне или в День Победы, собравшись вместе, в семье Ольги Турбал достают бесценный сверток, доставшийся от ветерана. По старинке бережно обернута в несколько слоев газетной бумаги настоящая семейная реликвия. Это ордена и медали, потертые и пожелтевшие от времени документы, выписки из госпиталей. “И каждый раз, когда пересматриваешь их, читаешь содержимое официальных документов, мурашки бегут по коже. Все строго, по-отчетному и одновременно до боли трогательно”, – сказала дочь ветерана. Признается, что всегда испытывала гордость за отца, хоть ребенком до конца и не понимала, почему на их доме в сельской глубинке прикреплена пятиконечная звезда.

Красноармеец Владимир Турбал на фронте с 1941 по 1944 год. С первых дней войны 20-летний Владимир в Красной Армии – рядовой стрелок. Вместе с однополчанами прошли пешком многие сотни километров. Переступали через голод, холод, зной, через собственное “не могу”.

По словам дочери ветерана, он не любил говорить о войне. На просьбы рассказать замыкался. С одной стороны, не хотел, чтобы это казалось какой-то небылицей, с другой – боялся обжечь правдой близких людей. Порой уходил в себя, но глаза выдавали боль. И в почтенном возрасте помнил все маршруты, даты боев наизусть. “Изредка мог упомянуть, что от жгучих морозов ноги немели, от кровавых мозолей горели не только ноги, но и кожа на животе, когда приходилось ползти. Преодолевая боль, сжимали зубы и шли дальше”, – рассказала гомельчанка.

В перерыве между такими походами – бои. В одном из них пуля настигла односельчанина Владимира Турбала. Боевого товарища скосило сразу. Это была первая смерть на глазах красноармейца. Во всех сражениях в Орловской, Тульской, Калужской, Ржевской, Брянской областях нечто от всевышнего хранило и оберегало молодого стрелка, в то время как его отряд неоднократно менял состав. “Как будто ангел-хранитель вел его или само провидение оберегало”, – сказала гомельчанка.

Вспоминал Владимир Иванович и один запавший в душу случай в Тульской области. Когда квартировались в одном из сел, местные хозяюшки испекли для красноармейцев огромный каравай на соломе. Угощение шикарное по тому времени. Командир тогда женился на одной из красавиц, а в следующем бою погиб.

На волоске от смерти был и сам Владимир Иванович. 23 сентября 1943 года в бою под Климовичами Могилевской области его тяжело ранило. Осколок попал с правой стороны и прошел навылет. Затем последовали долгие месяца восстановления в военном госпитале.

В марте 1944-го стрелок Турбал по ранению уволен в солдатский состав запаса. За особые заслуги он был удостоен ордена Красной Звезды, медали “За победу над Германией в ВОВ в 1941-1944 годах”, а также более десятка юбилейных медалей. Через 40 лет, к годовщине Великой Победы, за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного совета СССР награжден орденом Отечественной войны I степени.

Молодой парень в 20 с небольшим стал инвалидом, но это не помешало ему встретить свою судьбу и создать семью. Буквально в паре километров от родного дома зашел в деревню. Захотел попить воды и узнать обстановку на родине. Там и встретил свою Марию Григорьевну. В ее присутствии скромная изба и от души накрытый тем, что было, стол показались раем.

Внешне ветеран всегда держался бойцом, о болезнях не любил говорить, не жаловался. После пережитого считал это мелочью. Ценил каждый момент жизни. Физические раны зажили, но до конца жизни в его памяти оставались снаряды. И только жена Мария Григорьевна, с которой прожили более 50 лет вместе, знает о головных болях и снах, не дававших покоя. Последствия контузии давали о себе знать, проходил реабилитацию в Гомельском областном клиническом госпитале инвалидов Отечественной войны. Всегда добрым словом отзывался о сотрудниках. Поддерживали морально и физически. С улыбкой отмечал, что “после госпиталя возвращался домой, как новенький”.

Всегда жил с верой в лучшее. “Рассказывал, что-то подсказывало – одолеем немца. Других вариантов, как и все советские люди, не принимал”, – рассказала собеседница.

После заветной Победы скромно, не напоказ прожил до 88 лет в деревеньке на Припяти. Работал в колхозе, вместе с супругой поставили на ноги четверых детей, дождались внуков и правнуков. Старались дать все самое лучшее. “Наверное, самое малое, что мы сейчас можем сделать – сохранить светлую память о людях того поколения. В каждой семье – свой герой, пусть даже у него не было высоких званий. Было и остается в них нечто большее. Этот полк действительно бессмертный, по крайней мере, пока мы живы”, – заключила Ольга Владимировна.

Метки:

Обсуждение