Счёт шёл на дни. У охранника одного из гомельских банков произошёл цитокиновый шторм

23.03.2021 в 23:38
Юлия Андреева, "СБ. Беларусь сегодня", фото Гомельского государственного медицинского университета

Как врачи Гомельского медуниверситета сражаются с ковидом.

Когда в феврале я беседовала с ректором Гомельского государственного медицинского университета Игорем Олеговичем Стомой, он попутно рассказал мне о том, как он сам и сотрудники занимаются лечением ковида. Он упомянул и о мобильных бригадах, помогающих медикам на местах, и о том, как специалисты вуза чуть ли не круглосуточно выполняют в университетской лаборатории сложнейшие анализы для определения тактики лечения.

Я решила, что эта тема явно требует продолжения. Так я познакомилась со старшим преподавателем кафедры фтизиопульмонологии с курсом ФПКиП Гомельского государственного медицинского университета Светланой Владимировной Гопоняко. Врач высшей квалификационной категории по специальности «фтизиатрия», вплоть до весны 2020 года она занималась преимущественно диагностикой туберкулеза, а сейчас, как и многие наши врачи, по собственной воле оказалась на переднем крае борьбы против ковида.

– Работа в медицинском университете – это триединство, – рассказывает она. – Это учебная, научная и лечебная работа, которые друг с другом тесно переплетены, но во многом отличаются друг от друга. Наша специальность – это респираторная медицина. Мы учим студентов и тут же идем лечить больных – иногда со студентами, иногда без них. У каждого из нас есть своя научная тема, но если в нашей лечебной работе встречается ситуация, которую хочется проанализировать, мы обрабатываем этот материал и представляем его в виде научных изысканий. 

Ковид внес в учебный процесс свои коррективы. 

– В связи с тем, что это заболевание заразное, мы со студентами в красную зону не ходим, – говорит Светлана Владимировна. 

По ее словам, студенты сражаются с ковидом в составе волонтерских отрядов.

– Мы видим результаты их работы. Они создают информационные ресурсы, готовят листовки и плакаты, которые мы можем пациентам передать. 

Особенность медицинского вуза еще и в том, что даже в разгар пандемии он не может целиком перейти на дистанционное обучение.

– У нас только лекции проводятся дистанционно, – рассказывает Светлана Гопоняко. – Практические занятия как были, так и остались. Весной 2020 года были попытки перевести их в онлайн, но медицина – это практическая специальность. 

Светлана Владимировна постоянно подчеркивает, что преподаватели медицинского университета – прежде всего врачи.  

– Оторваться от практики легко, а вернуться трудно, – признается она, – поэтому у нас лечебная работа всегда занимала очень значительное место. Многие наши преподаватели, в том числе и я, пришли из практической медицины и никогда от практики не отрывались. У нашей кафедры очень серьезная клиническая база. Сейчас у нас не то чтобы стало больше лечебной работы, но она так или иначе вышла на первый план. Но все равно мы лечим и анализируем. Наверное, уже такой склад ума. 

Одним из важных и абсолютно новых направлений в лечебной работе стали мобильные бригады, которые выезжают в том числе в отдаленные районы Гомельской области. 

– Медицина  – это помощь пациенту, а здесь медицинская помощь самим врачам, – рассказывает Светлана Гопоняко. – Это, по сути, бригада быстрого реагирования, в которую входят инфекционисты, пульмонологи и реаниматологи. 
Светлана Владимировна как пульмонолог – регулярный участник этих бригад. Тут есть график, иногда подменяют друг друга, иногда выезжают дополнительно. 

– Вызовы, как правило, формируются во второй половине дня, – поясняет она. – Врач провел обход, посмотрел вчерашние анализы и понимает, что ему нужна помощь. Где-то к часу или к двум часам дня он выходит на связь, объясняет ситуацию. Мы быстренько собираем бригаду и выезжаем. Такая помощь очень важна, потому что оказаться один на один со сложной ситуацией  – самое неблагоприятное, что может быть в работе врача. Последний раз были в Речице. Несмотря на то что это был вечер пятницы, нам однозначно надо было выезжать. Случай был непростой, и надеемся, что благодаря нашей помощи он успешно разрешился.

Непростые случаи бывают и в гомельских больницах, где преподаватели университета непосредственно ведут больных как лечащие врачи.

Так случилось, например, с работником охраны одного из гомельских банков.

– Это одна из многих историй, в чем-то одинаковых, в чем-то отличающихся, – рассказывает Светлана Владимировна Гопоняко. – Пациент – практически здоровый человек, бывший военный, ведет здоровый образ жизни, не привык болеть. Он, как абсолютное большинство наших пациентов, поступил в больницу после нескольких дней температуры. Мы назначили ему лечение, и температура 38,5, которая была у него в понедельник, в среду снизилась до 37,5, а в четверг вечером опять поднялась. В пятницу, перед выходными, мы поняли, что никакого улучшения у него не было и нет, а есть двухфазное течение болезни. Первая фаза – нарастание интоксикации, повышение температуры  – связана с активным размножением вируса. Потом кажущееся улучшение, а после 10-го дня болезни гипервоспалительная реакция организма – так называемый цитокиновый шторм. В такой ситуации счёт идёт на дни. Провели консилиум, сделали повторную компьютерную томографию и увидели нарастающее поражение легких  – с 20 до 70 процентов за пять дней. Согласовали лечение. Если бы мы не вмешались, после выходных у него было бы поражено до 90% легких!

– Причем сатурация у пациента все то время была нормальная, – подчеркивает Светлана Владимировна. – Он даже не был у нас на кислороде! Этот пациент был физически очень сильный, что тоже осложняло диагностику. Непросто было понять, насколько стремительно прогрессирует процесс. Помню, я ему сказала: «Вы пойдете на КТ», – он встал, оделся, как в строю, и пошел.

К счастью для больного, врачи поняли, что с ним происходит, и назначили ему лечение, которое останавливает цитокиновый шторм.

– Буквально через несколько часов стало понятно, что мы все сделали вовремя, – говорит Светлана Гопоняко. – В понедельник, когда я пришла его смотреть, он мне сказал: «У меня такое ощущение, будто я заново родился». Это была его фраза. И это было видно невооруженным глазом. Он даже выглядел по-другому! Другой цвет лица, другое выражение глаз, в них больше нет лихорадочного блеска. До этого он выглядел бодрым, бодрящимся, сражающимся, но больным, а тут сидит уже расслабленный и улыбающийся.

Спрашиваю, что почувствовала Светлана Владимировна в этот момент.

– Огромную радость! Когда у пациента что-то не так, он у тебя все время в голове, ни на минуту тебя не отпускает. А когда понимаешь, что у тебя получилось хорошо, и угроза миновала, у тебя как будто выключают напряжение, и ты говоришь: «Ну хорошо, пойдемте дальше!» Это не облегчение, а нечто гораздо-гораздо большее!

Наверное, ради таких моментов и работают врачи на земле.

Метки:

Обсуждение