“Семь лет провёл на игле, от смерти спасла тюрьма”: монолог бывшего наркомана

06.11.2019 в 21:12
Роман Вежновец, "Правда Гомель"

Виктор худощавого телосложения, носит потертые джинсы, кепку, которая скрывает часть лица. Семь из 43 лет он провёл на игле. В анонимной беседе с корреспондентом «Гомельскай праўды» мужчина рассказал, почему бывших наркоманов не бывает и какую цену заплатил за желание «улететь» от проблем.

Одна инъекция — и нет нормальной жизни

Если говорить откровенно, то я потерял более 10 лет жизни из-за наркотиков: семь — принимал, три года провел в колонии. Хотя прямой связи у заключения под стражу с запрещенными препаратами нет, есть косвенная. Шел по улице в поисках дозы, в состоянии ломки, в этот момент наркоман испытывает сильную раздражительность. Меня задел какой-то парень, мы перекинулись парой фраз, в итоге я его избил. Так и попал за решетку, но это мне помогло. Из пяти человек в бывшей компании трое друзей — в могиле, а мы с приятелем живы благодаря тому, что вовремя угодили в тюрьму.

Признаюсь, никогда не думал, что окажусь в такой ситуации: вырос в совершенно обычной семье среднего достатка, семь лет занимался боксом, был спокойным и тихим мальчишкой. Отец работал в автосервисе, дядя вел бизнес в этой сфере. Как и многие, я мечтал о профессиональном спорте и счастливой семье. Так или иначе, свернул с намеченного пути из-за знакомых: попал в круг общения, где молодежь считала нормальным алкоголь и любила «повеселиться». Наркотики в такой среде были обыденностью, но до 30 лет мне удавалось избегать запрещенных веществ. Отец был строгого нрава, нагружал с детства делами, контролировал нас с братом. Но потом из-за инсульта мы его потеряли. В этот непростой момент я в первый раз попробовал опий. Товарищи на улице, так сказать, решили утешить и предложили препарат, который избавит от всех проблем. Для тех, кто не знает, его колют. Сам инъекцию ставить боялся, помогали «друзья». Позже понял, что новички очень выгодны наркоманам, таких на первых порах воспринимают как открытый кошелек: если дилетант захотел дозу, деньги найти ему будет проще.

Признаюсь, опий отвлек от смерти отца. Так и начал употреблять: пожалел себя и поддался влиянию знакомых. Также распространенный сюжет, при котором лестницей на следующий уровень становится марихуана. В какой-то момент наркоману становится скучно, и он находит что-то новое. Такие ребята среди моих знакомых тоже были.

Как потерять всё: простая формула

Первый раз закончился рвотным рефлексом, как оказалось, это нормальная практика для тех, кто только начинает пробовать героин и опий. Через месяц я повторил прием. Это был чей-то день рождения, «друзья» предприимчиво позаботились о нашем досуге — взяли каждому по шприцу.

Сейчас правоохранители точки продажи прикрыли, но раньше наркотики было проще достать, покупали у представителей одной из этнических диаспор (речь о начале нулевых годов — прим. автора). Доза стоила немало, но как подсел — не заметил, стал спускать все финансы на наркотики. Жене врал, говорил, что в этом месяце зарплаты лишили. Мало беспокоило то, что во мне нуждалась маленькая дочь.

Вначале тратил свои деньги, потом стал воровать или придумывать ложные поводы: «на цветы любимой» или «сладости для ребенка». Работал у дяди в автосервисе, был неплохим механиком. Помню, как ради дозы продал запаску и набор ключей. Разумеется, в какой-то момент все догадались и, учитывая, что я плотно подсел, уволили. Матери обо всем рассказала жена. Близкие собрали семейный совет и пытались мне помочь. За столом я сидел смирно, одобрительно кивал, делал виноватый вид, но затем выходил на улицу и об этом не думал — находил других наркоманов, жалел себя, вновь и вновь «улетал» от проблем.

Считаю, самый простой способ всё потерять — это попробовать наркотики. Вначале эффект кажется забавным, да и есть ощущение, что всё под контролем, но это не так.

Что такое наркоманская жадность

Из семи лет на игле я многое видел и попробовал: спайс, амфетамин, ЛСД и прочее. Считаю, что новые наркотики опаснее, вызывают привыкание быст­рее. Помню, как в погоне за кайфом попал домой к молодой матери: квартира по мусору внутри и бардаку была мало похожа на жилье нормального человека. Но самое грустное и страшное, что во всем этом жил маленький ребенок. Мамаша рылась в пакетиках со спайсом, а ее сын в это время делал первые шаги.

Далее от меня ушла жена: много ссорились, я злился на то, что она пыталась все изменить. К тому моменту аппетиты выросли, и мой день сводился к одной цели — сделать пару инъекций. Просыпался в состоянии ломки, отходил, воровал и кололся. В фильмах порой наркотики показывают романтично: играет музыка, все смеются, веселятся. Но в жизни все происходит иначе — из-за того, что стерильности мало, зачастую наркоманы начинают банально гнить. Нескольким знакомым ампутировали конечности. Я наблюдал, как наша компания редела: не у всех организм выдерживал. Тот, кто дошел до двух-трех инъекций в день, больше года не протягивал.

Но самый ужасный момент произошел из-за наркоманской жадности. Варит, как правило, один человек, дело это не самое легкое. И доверять ему сложно: мы же не в аптеке, с точностью до грамма рецепт никто не сверяет. Все делается на глаз, я это трезво оценивал и старался не принимать дозу первым. Никто не знает насколько сильным или слабым получится раствор. Но в компании всегда есть те, кто не может удержаться, готовы пробовать все. Тем более первый мог рискнуть вобрать в шприц на грамм больше. Хотя обычно за такое избивали.

Знакомый укололся первым и стал синеть. Мы поняли: у парня передозировка, но скорую помощь вызывать не стали. В квартире стоял едкий запах растворителя, и по обстановке все было бы понятно. Нас волновала доза, человечности в таком самочувствии мало. Поэтому вынесли парня на лестничную клетку и оставили там. Считали, что кто-то из жильцов вызовет медиков, так и произошло. Но лишь потом я узнал: до больницы молодой человек не доехал. Умер в 25 лет, у него была любимая девушка. Вообще, если кто-то отключается, то наркоманы, как правило, не пытаются ему помочь, а проверяют карманы, кошелек, снимают драгоценности. «Друзей» в таком притоне нет — каждый сам за себя.

Бывших не бывает: о желании уколоться

В тюрьме первое время было тяжело, состояние при ломке сложно описать. Понемногу в колонии стал выходить из пике: посещать тренажерный зал, заниматься спортом. По опыту скажу, без вмешательства со стороны с зависимостью никто из знакомых не справлялся.

Когда вышел на свободу, вернулся к обычной жизни: устроился в автопарк, встретил женщину. С женой не сошлись, но она разрешает видеться с дочерью. Чтобы восстановить доверие, потребовалось около года. Наркотики не принимаю уже пять лет и держусь от зависимых людей как можно дальше. Поверьте, наркоман наркомана в толпе узнает из тысячи прохожих.

Сейчас у меня практически нет своих зубов. Само собой проблемы со здоровьем начались из-за давних привычек. Я периодически испытываю боли в районе почек, печени. Но мысль о наркотиках не выходит из головы и сейчас, останавливает лишь желание жить.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...