13-часовой рабочий день, пыль столбом и почти тысяча зарплаты: как на Гомельщине комбайнёры убирают хлеб

25.07.2020 в 18:02
Павел Мицкевич, "Комсомольская правда", фото автора

Механизаторам привозят еду на поле дважды в день, мужики говорят, что зарплату вложат в семью, а проводить отпуска будут дома (фото).

Комбайны в поле работают допоздна

На днях Александр Лукашенко высказался о том, что «Комсомолка» не пишет про комбайнеров-тысячников и посоветовал – «расскажите об этих простых людях – работягах, которые кормят страну». Нужно отметить, что мы регулярно пишем о тружениках села и снова выехали на репортаж.

Поля в этом году действительно золотые. Благоприятная погода дала возможность вызреть колосу и налиться зерну – аграрии этому очень рады. В южных районах Беларуси закипела работа по уборке урожая, под Гомелем почти все поля вдоль трасс уже убраны. Но вот, проезжая сельхозугодья, замечаем вдалеке будто облако дыма. Пожар в поле?

Поля в этом году действительно золотые

Сворачиваем с трассы, приближаемся и понимаем, что ошиблись: это не дым, а пыль, как вихрь, преследующая комбайн. Пелену пыли оставляют за собой и грузовики, которые вывозят собранное зерно. Неудивительно – на Гомельщине очередной период засухи, дождей не было уже очень долго.

Стать тысячниками комбайнеры еще не успели

Подходим к комбайну, который остановился в поле: водитель с помощником что-то вытаскивают из жатки – оказалось, туда попала проволока. Ждем, пока мужики закончат ремонт, но как только все сделано, они быстро запрыгивают обратно в кабину:

– Извините, нет времени! Ехать надо, и так сколько минут потеряли! У нас же зарплата зависит от того, сколько сожнешь – вот и спешим больше убрать зерна!

Помощник комбайнера все же спрыгивает и остается с нами, чтобы ответить на вопросы:

– Каждый день с семи утра мы уже на работе. Готовим комбайн и ждем, пока роса спадет. И в поле до восьми-девяти вечера. Когда начинает темнеть, зерно становится влажным, нельзя молотить. Получается, 13-часовой рабочий день, и почти все время в поле. Обед привозят, потом ужин. Дают макароны, картошку, котлету, булочку, компот, минералку – хватает, наедаемся. Долго на обеде не сидим: ведь время – деньги!

Комбайны сопровождают столбы пыли

Стать тысячниками комбайнеры еще не успели, жатва только недавно началась. Местный передовик намолотил уже больше 500 тонн, и его комбайн прочесывает поле, не останавливаясь ни на минуту. Из кабины жестами мужчина объясняет, что у него нет времени на разговоры и фотографии, надо работать.

Зато к нам подходит мужчина, который представляется агрономом. С подозрительностью рассматривает удостоверение, расспрашивает, на чем мы приехали, почему ищем простых комбайнеров, а не разговариваем с руководством хозяйства. В итоге звонит директору и докладывает, что на поле прибыла пресса. «На всякий случай, мало ли что». И просит не фотографировать комбайнеров, потому что они работают не в той, что положено, одежде.

– В прошлом году у нас даже тысячников не было – такой плохой урожай был из-за погоды. А этим летом зерна крупные, налитые, гораздо выше урожайность. Поэтому тысячники должны появиться, комбайнеры больше соберут и больше денег заработают, – объясняет агроном.

“В поликлинике платили 340 рублей, а здесь не жалуюсь”

На другом поле комбайнер, узнав, для какого издания готовится статья, обрадовался:

– Я так люблю вашу газету! Спасибо, что приехали!

Оказалось, 32-летний Андрей Пикта работает на уборочной впервые. Он недавно пришел в хозяйство, а до этого трудился подсобным рабочим в районной поликлинике:

– Но там совсем мало платили. А у меня права есть на трактор, на комбайн, поэтому решил пойти на уборочную, чтобы подзаработать денег. Знаю, что за жатву платят хорошо, не обижают. Мне дали комбайн, я сам его отремонтировал. Вчера он поломался, я снова починил – сегодня, видите, работает.

Андрей впервые участвует в уборочной, в работе ему нравится азарт

Слушаем Андрея сквозь грохот техники. Он говорит, что вся получка за уборочную кампанию пойдет в семейный бюджет:

– В поликлинике мне платили всего 340 рублей в месяц. Что на это купишь в наше время? Говорят, у нас в стране зарплата 500 долларов – да, может, где-то она есть… Ну а сейчас получка хорошая, я не жалуюсь – немного меньше тысячи вышло. Спасибо руководству нашего хозяйства! Стараются, чтобы мы нормально заработали. Не платят только тем, кто ничего не делает.

Отложить заработанные за жатву деньги вряд ли получится: молодой семье надо хоть немного обставить дом. Скоро пара планирует завести детей.

– Надо заплатить за коммунальные, вложиться в машину, купить еды, одежды. На отдых куда-то поехать не получится. Да и у нас тоже можно неплохо отдохнуть. Отпуск, наверное, только зимой. В свободное время режу по дереву, участвую в конкурсах, призовые места занимал.

Пока работа комбайнера Андрею нравится:

– Интересно, азарт: кто больше нажнет. От этого и зарплата зависит. Ну а самое трудное – это жара и пыль. Ты же едешь, нюхаешь, чтобы ремень какой не загорелся. Смотришь по сторонам, чтобы не забило ничего. Дверь открываешь, чтобы выскочить, посмотреть что-то – сразу кабина пылью наполняется. Кондиционер есть, да, но когда большая жара, не особо помогает. Конечно, трудновато.

“Заработать, чтобы рассчитаться с долгами и собрать ребенка в школу”

Из другой машины к нам вышел помощник комбайнера. Молодой мужчина тоже впервые участвует в уборочной. Говорит, что на предприятии в городе платили копейки, а семья – многодетная, старшего ребенка надо в школу собрать:

– Плюс с долгами рассчитаться. На тысячу получки, конечно, не рассчитываю, но, надеюсь, рублей 600 – 800 за месяц дадут.

Вдруг в поле на легковушке приезжает руководство хозяйства: директор в стильном костюме и белой рубашке. Ему уже доложили о приезде прессы. Руководитель просит не снимать, как комбайнеры ужинают в поле: мало ли что, вдруг какие нарушения найдут и накажут.

Жара и пыль – самое трудное в работе комбайнера

С кандидатами пока не определились

Уже на закате замечаем на другом поле работающие комбайны. Осталось всего несколько неубранных полос, и мужики задержались, чтобы закончить работу на участке. Начальства рядом нет, комбайнеры и водители выходят, чтобы пообщаться, рассуждают о происходящем в стране – как и всех, их тоже волнуют грядущие выборы. Почти все уклончиво отвечают, что еще не определились с кандидатом:

– С одной стороны, понимаешь, что если перемен не будет, вряд ли нас ждет что-то хорошее. Прожить становится все тяжелее, – рассуждает самый смелый, водитель грузовика. – С другой стороны, немного пугает неизвестность в случае перемен. Больше всего волнует, чтобы выборы прошли честно, чтобы наши голоса не пропали.

– Новости читаем в интернете, а на агитации ходить не получается. Недавно в городе был концерт «За Беларусь», но мы же до восьми-девяти вечера в поле, поэтому на концерт не успели, – добавляет помощник комбайнера.

Уборочная – почти единственная возможность заработать в деревне

Еще около месяца механизаторы в поле будут работать почти без выходных, пока не уберут зерновые, затем перейдут на кукурузу. Уборочная – считай, единственная возможность хорошо заработать в деревне, некоторые даже берут отпуска на основной работе и садятся на комбайн. Мужики говорят, что вакансии помощников комбайнера еще есть, так что в хозяйствах ждут желающих поучаствовать в страде.

Обсуждение