Закопал живьём подругу и новорождённую дочь: в милиции рассказали подробности жестокого убийства в Глуске

23.09.2019 в 11:02
Анастасия Парахневич, Progomel.by, фото Владимира Синкевича

Осенью 2013 года в Глуске разыгралась трагедия, обстоятельства которой взяли за душу даже многое повидавших оперативников. Подробности рассказали в УВД Могилёвского облисполкома.

Без вины виноватые

Воскресным утром городской поселок облетела тревожная новость: накануне вечером бесследно исчезли местная жительница и её новорожденная дочь. В частном доме молодой женщины обнаружили двухлетнего сынишку, очевидно, всю ночь проведшего в одиночестве. Обеспокоенные родственники в унисон твердили: по доброй воле любящая мама не оставила бы чадо без присмотра. Вскоре к глусским сыщикам подключились могилевские коллеги. Оценив ситуацию, ни на миг не усомнились: с пропавшими Оксаной Лоевой* и маленькой Ангелиной* стряслась беда…

С чистого листа

– Подозрения зародились не на пустом месте, – говорит начальник информационного центра УВД Могилевщины подполковник милиции Вячеслав Манюков (в 2013-м – старший оперуполномоченный по особо важным делам УУР облуправления). – В доме не обнаружили ни следа спешных сборов: нашлись и аккуратно сложенные детские вещи, и документы хозяйки. Стоило набрать номер её мобильного телефона, как мелодия входящего звонка донеслась из кухни. Казалось, будто владелица отлучилась ненадолго.

Возможно, мама с младенцем на руках заплутала в лесу неподалеку от дома? Высказав эту догадку, оперативники привлекли к поискам военнослужащих бобруйской в/ч 5527 и волонтеров.

– Не исключали, что хрупкая женщина и ребенок показались легкой добычей грабителям или пострадали от рук душевнобольных людей, – продолжает Вячеслав Станиславович. – Досконально изучив алиби всех судимых и состоящих на учетах у нарколога и психиатра горожан, отбросили не получившие подтверждения версии. Пропавшие могли стать и жертвами похитителей – в поисках свидетелей и подозреваемых поговорили едва ли не с каждым местным жителем и гостем региона, сопоставив бессчетное множество фактов. Уловив малейшую недосказанность или противоречие, тщательно проверяли показания собеседников. В поле зрения попали даже случайные прохожие и автомобилисты, в роковой вечер замеченные вблизи дома Оксаны Лоевой. Например, ее сосед рассказал о притормозившей неподалеку легковушке со слуцкими номерами. Вскоре коллеги из УВД Минщины предоставили сведения о владельце той самой машины и установили его непричастность.

Сыщики продолжали теряться в догадках: кто мог приложить руку к исчезновению малышки и женщины? В рассуждениях все чаще фигурировал ее ухажер Андрей Мотыгин* – работник местного банковского отделения.

– Мужчина проживал в съемной квартире и иногда забирал к себе сына, – вспоминает офицер. – Именно он обнаружил пропажу Оксаны Лоевой и обронил в разговоре с соседями: «Неужели она втайне решилась на спешный отъезд?»

Встревоженный глусчанин со слезами на глазах твердил о нежных чувствах, которые питал к возлюбленной, и клялся: ему ничего не известно о судьбе спутницы.

Чужая кровь?

Однако мать Оксаны Лоевой открыла правоохранителям горькую правду: отношения молодых людей дали трещину после рождения сына. Перемены шли вразрез с планами новоиспеченного отца. Желая избежать трат на содержание малыша, он изводил женщину обвинениями в неверности: она, мол, приписывала родство в расчете на алименты. Переубедить ухажера не смогли, даже предъявив ему результаты генетической экспертизы.

– Раздосадованный мужчина уличил вторую половинку в желании жить за его счет, – подчеркивает полковник милиции в отставке Евгений Ковалёнок (в 2013-м – замначальника криминальной милиции облуправления). – Патологически жадный кавалер требовал передать сына ему на воспитание, ведь лишнюю копейку спутница, по мнению Мотыгина, могла потратить на личные нужды. И известие об очередном пополнении в семействе вызвало у него лишь новый приступ ярости.

Из распечатки телефонных звонков пропавшей горожанки оперативники почерпнули: поздним вечером она беседовала с сестрой. Тогда и пожаловалась на экс-ухажера, не желавшего признавать кровные узы с новорожденной дочерью.

– На прощание женщина проронила: «Андрей только что постучал в дверь», – утверждает Евгений Евгеньевич. – Очевидно, именно горе-кавалер последним говорил с женщиной… Приняв во внимание новые обстоятельства, вместе с экспертами вернулись в дом пропавшей и обнаружили следы затекшей между половицами крови. С этого момента уже не сомневались: здесь и оборвались жизни девочки и ее мамы.

Страшная исповедь

Не переставая искать иных подозреваемых, оперативники задержали Андрея Мотыгина. Поначалу тот умолял поскорее отыскать близких, однако постепенно тон высказываний изменился.

– Он вдруг поинтересовался о грозящей убийце ответственности, – вспоминает Вячеслав Станиславович. – Очередная фраза и вовсе заставила похолодеть: собеседник предложил указать место, где покоятся несчастные, и тем самым… надеялся выторговать себе свободу. Поскольку он постоянно менял показания, предстояло подготовить безупречную доказательную базу. Но как сделать это, не отыскав тела погибших?

В долгой беседе опытный оперативник сумел вывести мужчину на откровенность. Душегуб на долю секунды почувствовал укол совести, когда Вячеслав Манюков положил перед ним снимок бывшей возлюбленной. Мужчина изливал душу, не отрывая взгляда от портрета – и леденящие подробности убийства чередовал с попытками оправдать бесчеловечные поступки.

…В роковой вечер в голове Андрея Мотыгина уже созрел чудовищный план расправы: к дому экс-спутницы он подъехал с лопатой в багажнике, оставив машину подальше от соседских глаз. Завидев знакомую легковушку, хозяйка появилась на пороге с младенцем на руках. Однако это не остановило изувера. Он кулаками сшиб несчастную с ног и ударил отверткой. Затолкав крепко связанную женщину в мешок, рядом положил и малышку. Пока мучитель уничтожал следы, в соседней комнате в одиночестве играл сынишка. О его состоянии убийца побеспокоился лишь следующим утром… после поездки на рынок.

– Под покровом ночи он в багажнике привез жертв к заброшенной ферме, – добавляет подполковник милиции. – Окровавленную одежду выбросил на загородной свалке – позже оперативники смогли найти вещи. В квартире подозреваемого обнаружили носки с едва заметными пятнышками крови убитой.

Злоумышленник показал сыщикам и место захоронения – лишь к вечеру его отыскали в высокой траве. Извлечь тела сразу же помогла новейшая передвижная лаборатория, оснащенная электрогенератором. Взмывший в небо фонарь на выкидной мачте осветил поляну, позволив сделать страшное открытие: беспомощных жертв душегуб обрек на мучительную гибель, закопав живыми.

Точка поставлена

В течение полугода Андрей Мотыгин пытался пустить оперативников и следователей по ложному следу, отказываясь от признательных показаний.

– Убийца лихорадочно просчитывал варианты, при которых мог ускользнуть от расплаты, – констатирует выступавший по этому делу гособвинителем бывший старший прокурор прокуратуры Могилевщины Александр Белозоров. – Он то давил на жалость, рассказывая об осиротевшем сынишке, то бросал обвинения в адрес бывшей возлюбленной, якобы приписавшей ему родство с Ангелиной из корысти. Составив психологический портрет образованного и успешного человека, разгадал в нем эгоиста, готового идти по головам. Циник не считал женщину достойной спутницей жизни, а в новорожденной девочке видел лишь угрозу финансовому благополучию.

Мотыгин хладнокровно выслушал судью, огласившего приговор о пожизненном лишении свободы. Не дрогнул изувер и вчитавшись в заключение экспертов: с малышкой его связывали кровные узы…

* Имена и фамилии изменены.

Обсуждение