В Беларуси с 12 августа дорожает автомобильное топливо. «Белнефтехим» рассказал о причинах и ответил на вопросы

11.08.2018 в 17:36

С 12 августа стоимость автомобильного топлива вырастет на 1 копейку, сообщает пресс-служба «Белнефтехима»

Как сообщает ведомство, цена бензина АИ-92-К5-Евро составит 1,30 руб., АИ-95-К5-Евро  – 1,38 руб., АИ-98-К5-Евро – 1,59 руб., ДТ – 1,38 руб.

«За 7 месяцев 2018 г. по отношению к аналогичному периоду 2017 года цена нефти для белорусских НПЗ выросла на 35 процентов, при этом цены на нефтепродукты, реализуемые на внутреннем рынке, за указанный период выросли в среднем на 14 процентов. Текущий уровень цен на нефтепродукты на внутреннем рынке не компенсирует НПЗ обоснованные затраты на производство, в результате чего нефтеперерабатывающая отрасль по итогам работы за указанный период получила убытки», – поясняют причину решения в компании.

На основании мониторинга основных факторов, влияющих на стоимость моторного топлива, – цены на нефть, налоговой нагрузки, уровня цен в сопредельных государствах, курсов валют, других показателей, а также с учетом финансового состояния нефтеперерабатывающей отрасли Республики Беларусь, концерном принято решение о продолжении политики поэтапного повышения цен на автомобильное топливо.

Также в «Белнефтехиме» впервые официально ответили на ряд вопросов автомобилистов, заданных на различных форумах в интернете.

– Почему наши НПЗ получают нефть по низкой цене из России, а задирают цену на бензин выше российской?

– Во-первых, не получают, а покупают. Причем, по цене, составляющей сейчас около 75 процентов от мировой рыночной цены.

Такие условия приобретения нефти сложились в результате изменения с 2015 года налогового законодательства в РФ – так называемого «налогового маневра». Цена на российскую нефть для белорусских НПЗ определяется по специальной формуле, напрямую привязанной к мировым котировкам. С каждым годом налогового маневра стоимость нефти для белорусских НПЗ приближается к мировой.

При реализации своей продукции на экспорт белорусские НПЗ платят пошлину в бюджет нашего государства. Для бюджета страны пошлины – это выгодно. А для НПЗ в результате уплаты пошлин цена нефти при выработке экспортных нефтепродуктов практически сравнивается с мировой. То есть, на экспорт НПЗ уже сейчас работают в рыночных условиях.

На внутреннем рынке Беларуси концерн придерживается политики сдерживания цен. В настоящее время цена на моторное топливо в Беларуси ниже, чем в соседних странах, дотируется нефтеперерабатывающими заводами, которые несут убытки. Цена на топливо на белорусских АЗС должна превышать российскую за счет более далекого транспортного плеча поставок нефти.

– Всюду нефтепереработка – сверхприбыльный бизнес. Почему у нас убыток?

– Нефтепереработка сейчас не приносит сверхприбылей нигде. В мире существует перепроизводство нефтепродуктов. В Европе многие НПЗ закрываются или переходят на неполную загрузку.

Наши НПЗ получили убыток из-за того, что цена топлива на белорусских АЗС не соответствует цене сырья, выросшей буквально за несколько месяцев на 35 процентов.

Сейчас каждый белорусский автомобилист фактически дотируется на 20-30 копеек на каждом литре топлива в зависимости от его вида – больше, чем тратится заводами на его производство!

Так продолжаться не может. Заводам необходимы деньги на покупку и переработку нефти, чтобы рынок Беларуси вообще не остался без своего бензина.

Концерн считает обоснованным установление цены на моторное топливо, как минимум, на уровне, компенсирующим затраты НПЗ.

– Почему автомобилисты должны «складываться» на модернизацию НПЗ за счет повышения цен на топливо? Никто не заставлял брать кредиты…

– В себестоимость бензина кредиты, взятые на модернизацию, не включаются. Свою модернизацию заводы оплачивают сами. Но для привлечения кредитов НПЗ должны работать прибыльно. По таким правилам работает любой бизнес.

Если финансовая ситуация не изменится, НПЗ будут вынуждены приостановить все свои инвестпроекты. А это в перспективе может привести к невозможности обеспечить внутренний рынок нашей страны качественными нефтепродуктами.

– Правда ли, что в цене топлива 65% налогов?

– Эта цифра может быть применима для нефтедобывающих стран, которые имеют дешевое сырье. Ведь себестоимость добычи нефти, например, в соседней с нами стране, по сообщениям прессы, не превышает 20 долларов за баррель нефти, или 140-150 долларов за тонну. И правительство там регулирует налогами излишнюю прибыльность нефтяных компаний.

В Беларуси налоговая составляющая в цене топлива – а это налог на добавленную стоимость, акцизы и другие сборы, которые платят наши заводы, – сейчас занимает до 40 процентов.

Преобладающую долю в розничной цене бензина занимает стоимость сырья – нефти, которую мы покупаем за валюту по цене около 75 процентов от мировой.

В затратах НПЗ сырье еще более значимо, и его стоимость занимает более 80 процентов.

Поэтому рост стоимости нефти напрямую влияет на цену автомобильного топлива.

– Повышение цен пойдет на зарплату работникам НПЗ и особенно их руководителей? Пусть снижают зарплату.

– Уровень заработной платы коллективов НПЗ, как предприятий со значительной долей собственности государства, находится под контролем государства и может изменяться только при выполнении законодательных условий.

Заработная плата работников НПЗ учитывает сложность профессий нефтепереработчиков, взрыво- и пожароопасный характер производства.

Вместе с тем, в цене одного литра автомобильного топлива заработная плата составляет 2 копейки. А все затраты НПЗ, за исключением затрат на приобретение нефти, в сегодняшней цене автомобильного топлива составляют до 10 копеек. Поэтому практически никакого влияния заработная плата работников НПЗ на розничную цену бензина не имеет.

Поскольку НПЗ сейчас убыточны, заводы максимально сокращают все свои затраты, и о повышении заработной платы речи не идет.

– Почему цена на нефть меняется каждый день, а Белнефтехим только повышает цены, не уменьшая при снижении цены нефти?

– Как показывает практика нынешнего года, уменьшает. Часто, к сожалению, изменения валютного курса нивелируют наше снижение цен.

Давайте также не забывать, что при росте стоимости нефти в белорусских рублях цены на АЗС не изменялись несколько лет.

– Почему не снижалась цена на бензин в 2016 году, когда нефть упала с 80 до 30 долларов за баррель?

– В долларовом эквиваленте – снижалась пропорционально снижению цены на нефть, которую НПЗ покупают за валюту. Цена на бензин снижалась бы и в белорусских рублях, если бы в это время не произошло падение курса белорусского рубля в отношении других валют.

– Почему стоимость бензина не увязывается с уровнем доходов населения?

– Увязывается. Концерн проводит политику сдерживания цен на топливо в Беларуси. Если бы цена определялась рынком, она была бы значительно выше.

Интересные цифры сообщает Белстат: в общих расходах жителей республики расходы на автомобильное топливо занимают всего лишь 2,2%. Для сравнения: на услуги связи белорусы тратят 3,3% – на 50 процентов больше! И цены на мобильную связь растут более активно, чем на бензин.

Кстати, в расходах транспортников стоимость бензина составляет также небольшую долю. Всего лишь 4,4 процента по статистике. То есть, при росте цены на топливо на 10 процентов расходы транспортников увеличиваются не более чем на полпроцента!

Не стоит забывать, что топливо – это товар, как и любой другой, и для его производства необходимы средства. Поэтому НПЗ, как и любой другой производитель товара, должны иметь возможность за счет цены покрывать затраты на его производство.

– Почему до сих пор не было никакого механизма зависимости цены бензина от цены на нефть?

– Механизм такой был и есть.

Уровень цен на нефтепродукты зависит от многих факторов: стоимости нефти, налоговой нагрузки, курса валют, уровня цен в сопредельных государствах, ряда других показателей. Концерн проводит ежедневный мониторинг всех факторов, влияющих на ценообразование, и на основании актуальной информации оперативно оценивает ситуацию на внутреннем рынке. Затем принимается согласованное решение об изменении цены.

Ранее, в начале 2010-х годов, до начала российского налогового маневра, когда цена российской нефти не превышала 50 процентов от мировой, у НПЗ была возможность помогать населению за счет более прибыльного экспорта. Сейчас такой возможности нет (см. ответ на первый вопрос).

Более того, в России принято решение о завершении в течение ближайших лет своего налогового маневра. Для Беларуси это значит с большой вероятностью, что с 2024 года у нас будут мировые цены на нефть и мировые цены на автомобильное топливо. Надо готовиться к такому ходу событий.

– Если цены на внутреннем рынке убыточны, почему нельзя все наши нефтепродукты направлять на экспорт, а в Беларусь завозить дешевое российское топливо?

– В Российской Федерации автомобильное топливо сейчас дороже, чем в Беларуси, и завозить его невыгодно. В других соседних странах автомобильное топливо еще дороже.

Есть и вопрос энергетической безопасности государства. Оказаться в ситуации одной из соседних стран, когда бензин собственных НПЗ занимает незначительную долю на внутреннем рынке, – это значит поставить под угрозу бесперебойное обеспечение белорусских автомобилистов, сельчан, транспортников и других отраслей экономики.

– Почему на некоторых АЗС дают скидки на топливо, если цена убыточная?

– Концерн устанавливает предельно максимальные цены на нефтепродукты. То есть – сетям АЗС поднимать цены выше нельзя. А вот скидку давать можно.

За счет чего? Принцип такой же, как в магазинах: за счет прибыли от других товаров.

Почему предлагаются скидки? Иногда АЗС проводят акции: для раскрутки нового вида бензина с присадками, к примеру. Либо у них есть необходимость быстро распродать один из видов топлива – например, летнее дизельное топливо перед холодным сезоном года.

– Некоторые экономисты говорят, что бензин в Беларуси можно бесплатно раздавать, всё равно экспорт покроет затраты…

– Это ошибочное мнение.

С учетом уплаты таможенной пошлины при экспорте нефтепродуктов поставки фактически идут в рыночных условиях, по ценам мирового рынка как нефтепродуктов, так и стоимости нефтяного сырья. А убытки НПЗ в настоящее время обусловлены именно низкими ценами на внутреннем рынке.

За 7 месяцев 2018 г. по отношению к аналогичному периоду 2017 года цена нефти для белорусских НПЗ выросла на 35 процентов, при этом цены на нефтепродукты, реализуемые на внутреннем рынке, за этот период выросли всего на 14 процентов. В сложившейся ситуации НПЗ при реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке несут убытки и не имеют возможности возместить возросшие затраты на приобретение нефти.

Цена нефти, стоимость электроэнергии для работы производственных установок, налоги, акцизы  – эти расходы оплачивают НПЗ, они присутствуют в себестоимости топлива, и оно не может быть бесплатным. 

Обсуждение

Загрузка...