“Цунами высотой в 20 метров”. Россия начала испытания оружия Судного дня

28.07.2020 в 21:37
Сергей Андреев, L!FE

Интерес вызывает не только новинка, но и подлодка-носитель.

Что может царь воды?

В большинстве публикаций “Посейдону”, об испытаниях которого в конце июля 2020 года отчиталось Минобороны России, отводят роль “уничтожителя американских городов”. По сути, такое утверждение верно — после доставки в нужную точку глубоководный аппарат может перейти в “спящий режим” и на неопределённое время перестать контактировать с операторами. Однако в нужное время человек с особым допуском может нажать “красную кнопку”, и “сахаровский сценарий”, в котором термоядерный заряд взрывается у берегов США, будет приведён в исполнение.

Двухмегатонная боевая часть, которая взрывается в море, — самый экологичный боевой заряд в мире. Большая часть радиации, которая выделится при взрыве, поглотится водой и растворится. А наземной инфраструктуре, кораблям, базам и городам в непосредственной близости придётся несладко. Океанолог Владимир Югай, 25 лет изучающий цунами и последствия землетрясений в океане, отмечает, что сам взрыв — это половина беды для вероятного противника.

Если сопоставить примерные значения по магнитуде и подрыву боеголовки в две мегатонны где-нибудь рядом с побережьем, то последствия будут тяжелее, чем после цунами в районе “Фукусимы”. Две мегатонны, в зависимости от места подрыва, — это волна не меньше 25 метров высотой. В Японии в 2011 году волна была от пяти до восьми метров, в отдельных районах 10–12. Что будет с прибрежными районами, представить себе нетрудно. Всё будет зависеть от рельефа местности. Если гор и возвышенностей немного, то ущерб будет критический, – Владимир Югай, океанолог.

Ядерный кораблик Сахарова

Стоит заметить, что в России даже с учётом современных технологий к идее “торпеды Судного дня” отнеслись не со всей серьёзностью. Проект академика Лаврентьева, впервые предложившего взорвать у побережья США 100-мегатонную бомбу, и академика Сахарова, через некоторое время предложившего практическое решение этой задачи, реализовали лишь частично. Причин для этого несколько.

Во-первых, построить компактный ядерный заряд на 100 мегатонн — та ещё задача. 58-мегатонная “Царь-бомба”, взорванная на Новой Земле, получилась настолько большой, что не влезла в бомболюк самолёта-носителя. Во-вторых, нет смысла строить один заряд на 100 мегатонн или более и обрекать на гибель десятки миллионов людей, когда можно аккуратно нейтрализовать весь вражеский флот в любой точке Мирового океана, даже у причальной стенки военно-морской базы. Физика ядерного взрыва устроена таким образом, что количество тепла и энергии, освобождённое из оболочки ядерного устройства, конечно, не испарит огромный авианосец, но вполне может его перевернуть. Тогда авиакрыло и весь экипаж окажутся погребёнными в океане, и флот вероятного противника не сможет действовать.

В данный момент американские ВМС располагают флотом из 12 авианесущих кораблей. Вполне вероятно, что к тому моменту, как “Посейдон” встанет на боевое дежурство, количество плавучих аэродромов увеличится до тринадцати кораблей. В советское время наряд противокорабельных ракет на каждый корабль считался просто: для того чтобы гарантированно пустить такой корабль ко дну, нужно пять-шесть прямых попаданий или два попадания ракет с ядерной боевой частью. Исходя из мощности противокорабельных ракет, можно сделать вывод, что на один авианосец и корабли сопровождения (которые всегда идут рядом) будет достаточно одного “Посейдона”. Но для того, чтобы взорвать авианосец, двухмегатонный блок нужно каким-то образом доставить к “месту встречи”.

Секретный спецназ ВМФ

У Военно-морского флота России есть особо секретное подразделение. Точнее, оно лишь формально числится в составе флота, однако подчиняется только министру обороны и Верховному главнокомандующему — президенту России. Называется оно просто и не вполне обычно — ГУГИ. Главное управление глубоководных исследований. Появление кораблей ГУГИ в нейтральных водах всегда вызывает лёгкую панику у США и НАТО. Сначала исследовательские корабли “Янтарь”, принадлежащие ГУГИ, принимали за корабли-шпионы, потом им приписывали роль охотников на подводные кабели. Однако с технической точки зрения надводные корабли крайне ограничены в своих возможностях по сравнению с “главным калибром” ГУГИ — атомными подлодками специального назначения.

Известных носителей глубоководных аппаратов “Посейдон” три. Первый — АПЛ К-329 “Белгород”, второй — БС-64 “Подмосковье”. Третий носитель только строится — им станет атомная подводная лодка “Хабаровск” проекта 09851. Новейшая и самая современная атомная подводная лодка с ядерным дроном на борту. С учётом того что прогнозируемая серия “Посейдонов” примерно 24/32 аппарата, можно сделать вывод, что “Хабаровск” — не последняя подлодка-носитель, которую специалисты ГУГИ научат ходить далеко и глубоко, минуя системы слежения вероятного противника.

Военный эксперт журнала “Арсенал Отечества” Алексей Леонков отметил, что в большинстве случаев “Посейдон” воспринимают неправильно.

“Посейдон — это оружие, которое стоит наравне с ракетными войсками стратегического назначения. Его цель — это не просто какие-то объекты, это вся береговая инфраструктура. После того как будет нанесён ответно-встречный ядерный удар, “Посейдоны” довершат дело и сместят береговую линию противника поглубже на материк. Для того чтобы доставка “Посейдона” состоялась максимально оперативно и скрытно, создаются подлодки специального назначения”, – Алексей Леонков, военный эксперт журнала “Арсенал Отечества”.

По мнению Леонкова, “Посейдон” разрушит всю промышленную цепочку такой страны, как США.

“Если лишить противника возможности применять флот, то вся боевая машина в такой стране, как США, окажется обездвижена. Средств для ведения войны нет, ресурсы подвезти возможности нет. Что дальше? Правильно, коллапс”, – Алексей Леонков, военный эксперт журнала “Арсенал Отечества”.

Помимо “Посейдонов” в распоряжении ГУГИ находится и глубоководный аппарат АС-12 “Лошарик”, который подсоединяется к подлодке-носителю в нижней части корпуса и может быть использован для проведения особо сложных задач на глубине. Спасать ценный груз со дна или доставить смертельно опасное взрывное устройство, способное стереть с лица Земли небольшой штат, — особенной разницы для АС-12 нет. Субмарина, испытания которой, по данным собственных источников Лайфа в ВМФ России, завершены, может погружаться на глубину до пяти-шести тысяч метров.

Точечный массаж океаносферы

Эксперт РСМД Илья Крамник пояснил, что возможности атомного подводного флота специального назначения, создаваемого в России, могут быть направлены на решение нескольких задач.

“Строительство носителей для таких аппаратов, как “Посейдон”, обусловлено попыткой нивелировать проблемы с флотом общего назначения. И хотя “Посейдоны” создаются как оружие “последнего шанса”, в перспективе просматривается их потенциал в локальных конфликтах. Сам по себе форм-фактор аппарата позволяет создать на его основе аппараты для беспилотной разведки на больших глубинах, установщики минных заграждений”, – Илья Крамник, военный эксперт РСМД.

Такое оружие, по словам экспертов, обладает избыточной мощностью и, скорее всего, не будет использоваться даже в учебных целях на регулярной основе, хотя его применение, вне всяких сомнений, будет отработано в ближайшее время. Вполне вероятно, что для постоянного присутствия подводных кораблей-носителей может быть разработан глубоководный аппарат с ядерным зарядом меньшей мощности, необходимый для “обозначения присутствия” подводного флота ВМФ во всех точках Мирового океана.

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...