PRO Гомель в соцсети ВКонтакте

И стало родным хмурое небо: грузинские переселенцы открыли в Гомеле кафе

27.08.2018 в 13:59
Мария Медведева, "Правда Гомель", фото из семейного архива Джобава

«Гомельская праўда» неоднократно писала о семье Джобава — вынужденных переселенцах из абхазского города Гали. В Гомеле они живут уже 23 года. Конечно, полюбили наш город, стали гражданами Беларуси. Но тоска по родине не оставляет. Я встретилась с Марине Колбая и узнала, как продолжается история их семьи.

Прощание с дорогими сердцу местами

Первое, что понимаешь, когда общаешься с семьей Джобава, — для них очень важно помнить о своих корнях. К слову, Марине, выйдя замуж, не сменила родовую фамилию — Колбая. Да и родной город Гали семья никогда бы не покинула, если бы не война. В 1992 году на территории Абхазии начался вооруженный конфликт. Молодежь стала уезжать из мест, где веками жили их предки. В городах и селах оставались в основном представители старшего поколения, в том числе родители Марине и ее мужа Тэнгиза.

— На этой войне я потеряла дедушку. Родственники увезли его в другой город, но он не смог там жить и вернулся в Гали. Когда люди в форме пришли к его соседу забирать пианино, дедушка стал сопротивляться, сказал, что на инструменте играют дети. Деда убили, а пианино все равно забрали, — рассказывает Марине. — Всех ужасов войны я не видела, мы жили на окраине Абхазии. Пока войска дошли до нас, мы с мужем и маленьким сыном Гиорги успели бежать.

Покидать Грузию не хотели — там был дом, любимая работа, родственники. Будучи учащейся музыкального училища в Сухуми, Марине всегда приезжала в Гали на выходные. — Некоторые мои одноклассники после окончания школы и университета мечтали уехать как можно дальше от родного города. У меня все было по-другому. После учебы я вернулась в Гали и преподавала в музыкальной школе, в которой сама когда-то училась. Мне никогда не нравились большие города, а в Гали все друг друга знали и уважали, — вспоминает женщина.

Но семья была вынуждена покинуть малую родину. Захватив только документы и детские вещи, Джобава отправились в город Сенаки к родственникам, которые их очень хорошо приняли. Однако жить на новом месте оказалось непросто — не было ни света, ни газа, в одном доме ютились 30 беженцев. Через четыре месяца семья переехала в другой грузинский город, но лучше не стало.

Встреча с Беларусью

В 1995 году Джобава решили выбрать для жизни другую страну. Тэнгиз предложил Беларусь, поскольку в то время учился на заочном отделении сельскохозяйственной академии в Горках. Марине согласилась, и семья приехала в Гомель — здесь их ждала хорошая подруга.

— Когда впервые увидела Беларусь, меня удивило хмурое ноябрьское небо. В Грузии такого нет даже в декабре. Тогда мне все показалось серым: погода, город, люди. Я поняла, что это совсем другая страна, со своим климатом. В Грузии три месяца зимы и девять месяцев лета, а в Беларуси — наоборот. Но я уже привыкла к этому, — рассказывает моя собеседница.

Тяжело было кардинально менять свою жизнь, поэтому быстро адаптироваться к новому месту не получилось. Вскоре после переезда по­явился второй ребенок — дочь Саломе. Марине растила дочку, а деньги в дом приносил только муж. В то время семье помогали многие люди, даже чужие — делились едой и одеждой.

Марине очень переживала из-за отсутствия документов, так как хотела жить легально. После рождения дочки обратились в миграционную службу, и вскоре им выдали удостоверения беженцев.

— Если честно, ненавижу слово «беженцы». Я бы хотела, чтобы нас называли вынужденными переселенцами. Это звучит достойнее, — признается Марине.

Связь с музыкой

В 1998 году дочери исполнилось три года, и женщине нужно было найти работу. Несмотря на высшее образование, была готова даже полы мыть. Но в первую очередь ей как педагогу по музыке хотелось развиваться в своей профессии, поэтому решила обратиться в музыкальную школу.

— Поначалу очень боялась. Во-первых, у меня не было трудовой книжки, только диплом. А во-вторых, я не была уверена в том, что смогу преподавать на русском языке, — вспоминает собеседница. — Много раз подходила ко входу в школу, сомневалась и возвращалась домой. Не могла преодолеть психологический барьер, ведь меня здесь никто не знал. Нужно было заново доказывать, что я что-то могу.

Однажды Марине всё-таки решилась и зашла. Директор её хорошо принял, поинтересовался, готова ли работать в другой школе. Она ответила «да!», а он обещал перезвонить. Только спустя полгода раздался звонок из музыкальной школы № 3 (сейчас — детская школа искусств № 6), которая находится в Новобелицком районе. Уже почти 19 лет Марине Колбая преподает здесь вокал. И очень успешно: у ее учеников множество наград с международных конкурсов, двое получили премии специального фонда Президента Беларуси по под­держке талантливой молодежи.

В 2005 году у семьи Джобава появилась возможность получить белорусское гражданство. Но они не теряли надежды, что на родине все успокоится и они вернутся домой. Через четыре года, когда нужно было определиться с вузом для Гиорги, семья решила получить гражданство и остаться в Гомеле.

К слову, сын уже отучился на юридическом факультете, а дочка в этом году окончила экономический. Оба получили образование в ГГУ имени Ф. Скорины.

Уголок солнечной Грузии над Сожем

— Тэнгиз уже много лет работает водителем машины скорой помощи. А мы с детьми занимаемся семейным бизнесом — развиваем кафе грузинской кухни. Открыть свое заведение предложила я. Из-за этого в школе меня называют ненормальной. Может, они и правы, — смеется Марине.

— Но, во-первых, я сильно тосковала по родине. Во-вторых, в Гомеле плохо знали грузинскую кухню, хотелось это исправить. В-третьих, я умею хорошо готовить. Всё это и подтолкнуло к созданию уголка солнечной Грузии над Сожем. В 2013-м мы купили кафе, однако через несколько лет вынуждены были закрыть заведение. В прошлом году решили вернуться к этой идее и переехали на новое место. Хотя и сейчас развивать бизнес непросто.

По словам Марине, готовить блюда грузинской кухни в Беларуси нелегко. Например, нужен специальный домашний сыр сулугуни, которого на наших прилавках нет. Из-за климата в Грузии совсем другие специи, мясо, зелень, мука. К слову, в семье готовят в основном грузинские блюда. Но и белорусская кухня им нравится, любят колдуны, драники.

Культура и традиции

Джобава часто ходят в гости к друзьям. Если навещают грузин, обязательно общаются на родном языке, произносят грузинские тосты. Также стараются чаще встречаться с родст­венниками. К слову, дедушка Марине прошел Великую Отечественную войну, 9 мая было для него особой датой. Поэтому до трагических событий в Абхазии, когда деда убили, вся их большая семья 9 мая собиралась за одним столом. Сейчас двоюродный брат Марине хочет возродить эту традицию.

— В Беларуси мы отмечаем все православные праздники, особенно Рождество и Пасху. Ваша культура мне нравится, но часто замечаю, что многие коренные жители не любят родной язык. Считаю, что это неправильно. Язык — источник духовности, он отражает самые главные для каждого человека понятия, хранит твои корни и истоки. Я хорошо понимаю белорусский, потому что мои дети изучали его в школе. Им, как иностранцам, разрешали не учить, но я сказала: «Каждый должен знать язык той страны, которая кормит», — подчеркнула Марине.

В Гомеле у семьи Джобава никогда не было проблем из-за того, что они принадлежат к другой национальности, — ни с работой, ни с милицией, ни с устройством детей в школу и их поступлением в университет. К ним всегда относились с уважением.

Марине была во многих больших городах Беларуси, больше всего её впечатлили Гродно и Мозырь. Последний напомнил Грузию. У нее есть сравнение, которое объединяет две наши страны: Тбилиси как мать, свободная и ласковая. Минск — строгий отец, когда случится беда, он всегда подставит плечо.

— Благодарна за то, что я здесь. Хочу сказать Беларуси спасибо за спокойную жизнь, — со слезами на глазах произнесла Марине Колбая. — Но все 23 года меня ни на минуту не оставляет мысль, что когда-нибудь мы вернемся на малую родину — в Гали…

Обсуждение

Загрузка...