Большие сроки не пугают: 19-летней гомельчанке грозит 20 лет. Как борются с распространением наркотиков в Гомеле

21.05.2018 в 20:40
Елена Чернобаева, "Белка", фото носит иллюстративный характер

О том, какие наркотики рас­пространяются в Гомеле, кто ими торгует и что должно на­сторожить родителей под­ростков, городской журнал “Белка” поговорил с начальником от­деления по наркоконтролю и противодействию торгов­ле людьми Советского РОВД Алексеем Слесаренко.

Не для дохода, а интереса ради

С начала года возглавля­емое Алексеем Слесаренко отделение выявило 64 престу­пления, связанные с оборотом наркотиков: 33 из них подпа­дают под категорию «сбыт», 31 — под «хранение». При­чём совершались преступле­ния не только на территории Советского района. В борьбе с распространением наркотиков районные отделения милиции границ не проводят, уточняет Алексей Александрович. Как и торговцы, которых не пуга­ют даже большие сроки.

Как показывает практика, за хранение наркотических веществ суд приговаривает виновного к лишению сво­боды на 2-3 года с отсрочкой исполнения наказания. Это значит, человек находится на свободе, но под контролем. Если совершает что-нибудь противоправное, мера пресе­чения меняется, он начинает отбывать установленный срок. Если же два или три года ведёт себя хорошо, закон не нару­шает, считается, что он свою судимость погасил.

За употребление наркоти­ков в нашей стране уголовно­го наказания нет. Если чело­века поймали в обществен­ном месте и он в это время находится в состоянии нарко­тического опьянения, но при себе наркотиков не имеет, его привлекут к административ­ной ответственности по статье 17.3 КоАП «Административ­ные нарушения против обще­ственного порядка и нрав­ственности». Такой гражда­нин получит штраф или адми­нистративный арест. Если же при себе у него будут обнару­жены наркотики, то это уже, как говорится, совсем другая статья. А именно — хранение.

Сбыт от хранения отли­чается тем, что установлен факт передачи наркотическо­го вещества от одного лица другому. Это может быть и безобидное на первый взгляд «поделился с другом». То есть даже если наркотики не про­даются, а передаются безвоз­мездно, это уже сбыт. И совсем другие сроки — от восьми лет лишения свободы.

Часто, говорит Алексей Слесаренко, молодые люди ломают себе судьбы даже не из корыстных побуждений, а интереса ради:

— В этом году возбужде­но уголовное дело в отноше­нии 19-летней гомельчанки, которая являлась закладчицей интернет-магазина. Она вхо­дила в организованную груп­пу по сбыту наркотических средств, поэтому девушке сей­час грозит до 20 лет лишения свободы. А ведь в деньгах она, по сути, не нуждалась. Девуш­ка из очень благополучной семьи, работала секретарём, получала около тысячи бело­русских рублей. Почему реши­ла стать курьером по закладке спайсов, не смогла объяснить. Скорее всего, попала в опреде­лённый круг общения, кото­рый её затянул.

К слову, все психотропные вещества в основном распро­страняются через Интернет. Договариваются о способах оплаты и месте закладки в Telegram, VIPole, Brosseks, Jabber. Поэтому родителям следует насторожиться, если эти мессенджеры появились в телефоне их детей. А ещё лучше — просмотреть в них переписку.

Схема такая

Алексей Слесаренко замеча­ет — сейчас снова стали «под­нимать голову» спайсы, хоть и не в таких масштабах, как это было в 2014-2015 годах. Схе­ма обычно такая. Есть орга­низованная группа, где у каж­дого своя роль. Организатор является и оператором, прини­мающим заказы в Интернете. Он же покупает крупную пар­тию наркотика. Так называе­мые химики фасуют наркотик, раскладывают на более мел­кие партии и делают закладки для розничных закладчиков. А те уже разносят их по кон­кретным адресам. Причём все эти люди друг друга могут и не знать.

Организатор груп­пы знает и контролирует всех. От закладчиков при устройстве «на работу» требуется фото лица и паспорта. Это делает­ся для того, чтобы «работник» потом не скрылся вместе с нар­котиками. Таким образом моло­дых людей цепляют на крючок. В России, например, в органи­зованных группах обязатель­но есть те, кто с нарушителями правил разбирается по-своему.

Жить организаторы груп­пы могут где угодно, при этом руководить распространени­ем спайсов в Гомеле. Но есть и местные интернет-магазины. Один такой — «Ернесто» — в этом году был выявлен и закрыт областным управлением по наркоконтролю. Организовал его житель Новобелицкого рай­она. Название магазина проис­ходит от ника его организато­ра в чате, где тот вёл перепи­ску. И это распространённая практика.

К слову, через обычные бра­узеры «Гугл» или «Оперу» на такие сайты гомельчанам попасть сложно. В Беларуси они заблокированы. Но есть специальные программы, кото­рые меняют ip-адреса и кото­рыми подростки очень хоро­шо умеют пользоваться. С их помощью заходят на нуж­ные сайты, находят ник рас­пространителя, а потом в мес­сенджере списываются с ним, просят выслать прайс. Дальше выбирают наркотик, перево­дят деньги на указанный счёт через инфокиоск, фотографи­руют копию чека, высылают и получают сведения о том, где искать закладку.

Если спайсы везут из Рос­сии, то другие наркотики про­изводят прямо в Гомеле. В про­шлом году была закрыта лабо­ратория по производству амфе­тамина, которая находилась в частном доме на улице Зайцева. Занимались этим два родствен­ника. Один при этом работал автомехаником, а второй был безработным. Прекурсоры для производства возили из Рос­сии, где покупали их в магази­нах «Юный химик». Там про­давцы всё прекрасно понимают и даже могут посоветовать, что ещё надо взять. Распространя­ли амфетамин эти товарищи в кругу своих знакомых. Ещё раньше, в 2012 году, амфета­мин в более крупном масшта­бе производил их брат. Он тоже был задержан.

Ещё в Гомеле увеличилось количество марихуаны, кото­рую выращивают местные и распространяют через знако­мых. В этом году, например, попался гражданин Азербайд­жана, который выращивал нар­котик в Западном микрорай­оне. Продавал, опять-таки, через знакомых.

Что касается распростране­ния более тяжёлых наркотиков, такие факты в Гомеле единич­ны, но случаются.

— Буквально на прошлой неделе пресечён ввоз в Бела­русь со стороны Украины круп­ной партии кокаина. Скорее всего, его хотели переправить транзитом в Россию. Но вво­зили сюда гомельчане. Наше подразделение в последний раз изымало кокаин на террито­рии Советского района в 2015 году у одного из организаторов интернет-магазина «Абрахам Линкольн». У него тогда изъ­яли много разных наркотиков, в том числе один грамм кокаи­на, — уточняет Алексей Сле­саренко.

Мак заменили психотропы

— Часто нас обвиняют в том, что ловим мелких сбыт­чиков, а не крупных распро­странителей. Но ведь друго­го способа на них выйти, как через потребителя и курье­ров, нет. Обычно достаточно одного-двух потребителей, чтобы доказать, что имело место распространение. Зада­чи привлечь как можно боль­ше покупателей мы себе не ставим, — объясняет Алексей Слесаренко.

Иногда от задержанных за хранение требуется проведе­ние проверочной закупки, ког­да они под наблюдением мили­ции приобретают наркотик у своего поставщика. Сотруд­ничество со следствием при­ветствуется и засчитывается в суде как смягчающее вину обстоятельство.

— Всем хорошо известно, что за распространение нарко­тиков в Беларуси дают реаль­ные сроки, и сидеть придётся от звонка до звонка. Почему-то людей это не останавливает. Думают, что такое может слу­читься с кем угодно, но только не с ними. Точно так же дума­ют и родители, которые недо­статочно контролируют своих детей-подростков. Считают, их дети хорошие, а наркотики распространяют какие-то дру­гие «плохие» ребята, — уверен Алексей Слесаренко.

Хотя несовершеннолетние в последнее время с наркоти­ками не попадаются. В Совет­ском РОВД в этом году таких случаев не было, в прошлом был один факт. Но по срав­нению с 2016-м, когда имели место 16 случаев, это мало. А вот студентов «в статистике» по-прежнему хватает.

— Школьники стали мень­ше интересоваться спайсами. Сейчас некоторые синтети­ческие психотропы активно покупают заядлые наркома­ны. Раньше они употребляли экстракционный опий, кото­рый варили из маковой солом­ки. Мак приобретали на Цен­тральном рынке у проверен­ных поставщиков. Но сбытчи­ков «обезвредили» ещё в 2016 году. И теперь купить мак в Гомеле, чтобы сварить нарко­тик, негде. Вот наркоманы со стажем и нашли замену. Поку­пают в интернет-магазинах синтетические психотропы и колются ими, — приводит доводы начальник отделения по наркоконтролю.

По словам Алексея Слеса­ренко, стало меньше и нарко­притонов. Раньше наркома­нам нужно было место, чтобы варить опий, а теперь — толь­ко для того, чтобы уколоться. Часто делают они это пооди­ночке или вдвоём, разделяя дозу. Своих «подопечных» милиционеры знают в лицо и проверяют в первую очередь, если встречают где-нибудь в городе прогуливающимися без дела.

Метки:

Обсуждение