Что употребляют гомельчане. О воздействии спайсов, ответственности за действия с наркотиками и криминальной обстановке

11.05.2018 в 20:56
Любовь Валина, "Гомельские ведомости"

Несколько лет назад в Беларусь просочилось спайсовое безумие. Химические наркотики ломали судьбы, калечили и убивали людей. По сравнению с ними померкла даже проблема растительных наркотиков. На борьбу с опасным зельем бросили все силы. О воздействии спайсов, ответственности за действия с наркотиками и криминальной обстановке шла речь за круглым столом «Гомельских ведомостей».

– Насколько строго белорусское законодательство относится к деятельности, связанной с оборотом наркотиков?

Алексей Гавриков, заместитель прокурора города Гомеля:

– Ответственность за преступления, связанные с наркотиками, предусматривает статья 328 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Первая часть касается тех, кто приобретает, хранит наркотики у себя без цели сбыта. То есть если человек вёл законопослушную жизнь, нет повода опасаться, что он немедленно будет помещён в места лишения свободы. Есть наказание в виде ограничения свободы,  в том числе без направления в исправительное учреждение открытого типа. Судом может быть назначено от 2 до 5 лет лишения свободы, но в том числе условно и с отсрочкой исполнения наказания.

Если человек оступился, единично купил себе наркотик, например, через интернет, то это одно. Совсем другое дело – часть вторая, санкции которой предусматривают срок от 5 до 8 лет лишения свободы. Речь о хранении с целью сбыта и сбыте наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов.

Но вторая часть не касается особо опасных наркотических средств и психотропных веществ. Чаще всего здесь фигурирует марихуана. Но я бы не сказал, что ей массово торгуют и это большой бизнес.

Единичными являются случаи, когда преступники были осуждены по четвёртой и пятой частям (в составе организованной группы или с использованием лаборатории и за действия, повлёкшие по неосторожности смерть, соответственно).

Самая массовая часть 328 статьи – третья. Она, как и часть вторая, рассматривает вопросы, связанные со сбытом наркотиков и психотропов, но предусматривает серьёзные санкции – от 8 до 15 лет лишения свободы. В зависимости от мотивов – с конфискацией имущества или без.

Эта часть касается тех, кто уже ранее совершал преступления, связанные с наркотиками. Пускай даже это было хранение без цели сбыта. К ней же относятся преступления, совершённые группой лиц, и преступления, совершённые в отношении особо опасных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Поэтому третья часть касается действий со спайсами, веществами типа альфа-PVP и прочими. Также сюда относится распространение наркотиков должностными лицами или на территории учебных заведений, воинских частей, учреждений здравоохранения и так далее, а равно сбыт указанных запрещённых к обороту веществ несовершеннолетним.

Третья часть наиболее распространена, потому что в настоящее время больше всего сбывают именно спайсы, то есть особо опасные психотропные вещества. Кроме того, в последние годы чаще задерживают не одно лицо, а в составе группы. Нередки случаи и наличия у задержанных проблем с законом из-за наркотиков ранее.

Сроки за преступления с наркотиками всегда были большими. Изменения, которые были внесены в Уголовный кодекс несколько лет назад, коснулись появления 4 и 5 частей. Что касается третьей, то, на мой взгляд, дело не в повышении сроков. Да, по ней была поднята верхняя планка, но, опять же, она никогда низкой не была. Думаю, вопрос в другом. Вместе с изменениями в УК Главой государства было поручено и, на мой взгляд, успешно реализовано оптимизировать работу по выявлению этих преступлений и по борьбе с ними. Если в 2011 году в регионе было чуть меньше пяти тысяч преступлений, связанных с оборотом наркотиков, то в 2015-м – 8143. Затем борьба стала приносить эффект: в 2016-м число выявленных преступлений снизилось до 7748, в 2017-м – до 6965.

Александр Шашолка, старший оперуполномоченный управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД Гомельского облисполкома:

– Когда я пришёл в службу в 2007 году, в нашем регионе были характерны такие наркотики, как героин, опий, конопля. Появлялись амфетамины, но для большинства это было дорого. А потом пришёл синтетический  каннабиноид JWH-018 и его аналоги. Всплеск преступлений, который  пришёлся на 2012-2013 годы, был связан с тем, что незаконные действия с данными веществами не попадали под санкции имеющихся в Уголовном кодексе статей. Так называемые спайсы в большинстве случаев оказались незапрещёнными, фактически легальными.

Ввиду того, что не был проработан механизм действий, поначалу было так: ты видишь, что человека качает во все стороны, его поведение неадекватно, отвозишь на экспертизу, а вещество, которое у него в организме, незаконным не является. Постепенно их стали запрещать, однако гораздо быстрее производитель менял формулу, и смертельно опасный продукт снова легализовался. Впрочем, длилось это недолго. Законодательно были приняты соответствующие решения, благодаря которым заблокировали основную формулу химических наркотиков. И теперь, как её ни изменяй, конечный результат будет вне закона.

Вскоре наркодельцы ушли в интернет. Поначалу даже магазины, которые продавали спайсы, работали открыто в Сети. Правоохранители усилили работу, такие сайты стали блокировать. Торговля синтетическими наркотиками ушла в теневой интернет. Но мы ищем и находим способы этому противостоять.

– Можно ли попасть в такой магазин случайно, по незнанию?

– Не думаю. Ещё в самом начале нужно заполнить специальную форму, установить нужные программы, добавить контакты, получить прайс-лист. То есть человек действует целенаправленнно.

Я сейчас не имею в виду такой вид распространения, когда сосед соседа угостил высушенной коноплёй. Хотя и такой человек при задержании получит от 5 до 8 лет. В таком случае возможно и есть характер неосведомлённости. Но как можно назвать случайными действия, когда лицо пошагово выполняет множество непростых операций для получения закладки, которую потом употребит или сбудет?

Ситуации, конечно, разные. Но случайного в них крайне мало. Например, человек хочет купить наркотик, но не знает как или боится. Находит более смелого знакомого. Тот на покупку вещества собирает деньги с нескольких желающих, а за свои труды берёт чуть больше, чем требуется отдать магазину. Здесь важно понимать, что как только он начинает делить покупку на всех, автоматически попадает в категорию сбытчиков. А потом мы слышим, мол, я ни в чём не виноват, покупал для себя. Если бы это было так, на других бы не делил.

К сожалению, сегодня ещё есть те, кто продаёт наркотики, и те, кто покупает. Буквально на Пасху «закрыли» довольно крупный интернет-магазин в нашем регионе. Хотя мы ушли с того пика, на котором были в начале популярности курительных смесей. Думаю, можно назвать это результатом проведённой работы. Например, помните, все писали про интернет-магазин Today-gg? Тогда более 10 человек попали на скамью подсудимых, организатором выступил гражданин России, который, к слову, сам спайсы не употреблял. Сказал, что попробовал один раз, понял, что это ад. И больше не прикасался. Но продавал другим, хорошо зарабатывал. Есть торговые точки, которые переехали в Россию, хотя собранную об их деятельности информацию мы передаём российским коллегам. Чтобы вы понимали масштаб: в списке одного из последних закрытых интернет-магазинов в Гомельской области было пять тысяч адресов за год. 

Игорь Луханин, заведующий диспансерным отделением областного наркологического диспансера:

– Моя уже достаточно длительная практика позволяет говорить о том, что у человека всегда есть выбор. Хотя пациенты отделения часто заявляют, что выбора у них не было, что они оказались загнанными в угол. Это не так.

Рассуждая о последствиях, связанных с употреблением наркотиков, хотелось бы начать с более глубоких вещей. Что лежит в основе нашего опыта? Мы знаем радость, потому что в состоянии ощутить боль. Это чувство разницы. Ребёнок, впервые ожёгшись, будет плакать и убирать руку, если вы начнёте только имитировать его движение к пламени. Почему? Его останавливает опыт. Я не встречал пациентов, которым бы насильно вводили наркотики или заставляли пить алкоголь. Выбор всегда человек делал сам.

Само стремление к употреблению наркотиков в медицине определяется как аддиктивное поведение (выражается в стремлении к уходу от реальности посредством специального изменения своего психического состояния – прим. ред.), которое ведёт к зависимости.

Было отмечено, что лица, которые делали выбор в сторону наркотиков, чаще всего уже имели проблемы: совершали административные правонарушения, наблюдались в подростковом возрасте в инспекции по делам несовершеннолетних и прочее. Кто-то скажет, что это обычное поведение подростка. Но мы знаем, что существует категория, которая обладает большей степенью риска и не всегда укладывается в среднестатистическое понятие нормы. Эти вещи могут способствовать выбору тех или иных действий. Но выбор всё равно остаётся за человеком.

– Проблеме спайсов несколько лет, уже есть определённый опыт работы с ними. Спустя время мнение по поводу опасности этих веществ не изменилось?

– Примерно до 2014 года у нас были определённые успехи в борьбе с употреблением растительных наркотиков. Появились альтернативные способы, например, заместительная терапия. То есть был нанесён удар по главной – материальной составляющей наркотрафика. Вы думаете, почему появляются новые наркотики? Деньги. Только они здесь всё решают.

Тем, у кого есть спрос на изменение своего сознания, рынок предложил новую категорию веществ – химических, которые законом изначально не были определены как наркотические. Пошли случаи интоксикации, нелепых смертей, чудовищных повреждений.

Поначалу доктора не всегда понимали, как себя вести. Даже опытные психиатры, которые не раз встречались с шизофреническими психозами, видя клинику этого страшнейшего поражения центральной нервной системы, не сразу приспособились, как действовать. Более того, химия была такой, что она не поддавалась воздействию лекарственных средств.

Этот вброс  просуществовал недолго – законодатель оперативно сработал, введя понятие общих формул и их аналогов.

Что касается медицинского аспекта, то сегодня можно говорить, что пик преодолён. Ситуация относительно напряженная, но стабильная. Идёт снижение употребления опиоидных наркотиков. В общей картине сейчас превалируют  именно синтетические наркотики. Это амфетамины, экстези, вещество альфа-PVP, известное под сленговым названием «скорость».

Медицинский ущерб здесь очевиден – в первую очередь это психические последствия. Даже при однократном приёме химических наркотиков. Внешне человек этого может не заметить: прошла клиника опьянения и нормально. Но человеческая психика такова: если происходит хоть малейшее изменение сознания, оно в таком состоянии остаётся. Впоследствии будет появляться желание повторно испытать изменения.

В отдельных случаях однократный приём спайсов провоцировал серьёзные психические нарушения. Человек мог бы прожить здоровую жизнь, а у него после первого приёма дебютировала шизофрения. И таких случаев десятки! Нужно ли говорить о смертельных последствиях употребления?

О вреде наркотиков широко известно, как и об ответственности за действия с ними. Эти знания – тот опыт, которым человек пользуется, когда выбирает, как поступать. Каким будет этот выбор, зависит от самого человека.

Метки:

Обсуждение

Новости партнёров