В Гомеле зарезали женщину и её троих детей, а потом сожгли в квартире. Ветеран угрозыска – о резонансных делах прошлых лет

28.04.2018 в 05:57
Алёна Епишева, "Правда Гомель", фото из личного архива Владимира Кима

Полковник милиции Владимир Ким отслужил в органах внутренних дел более четверти века. Ушел в отставку с должности начальника отдела по раскрытию преступлений против личности управления уголовного розыска УВД облисполкома. Возглавлял убойный отдел почти десять лет.

Говоря о себе, Владимир Ким немногословен: пришел работать в милицию после службы в армии. Начинал участковым инспектором по делам несовершеннолетних.

Развал союза и падение морали

— Уголовный розыск всегда считался элитным подразделением милиции, — отмечает собеседник. — Я, как и все мои коллеги из ИДН, мечтал перейти в розыск, рвался туда. Но брали не каждого сотрудника. Многим говорили прямо: вы не потянете. Ведь сыщик должен обладать определенным набором качеств, главное из которых — интеллект. При этом должен быть психически и физически выносливым.

Будучи инспектором по делам несовершеннолетних, Ким уже раскрывал преступления. На это обратили внимание старшие товарищи. Придя в уголовный розыск в 1983-м и отслужив до 2006 года, Владимир Антонович стал реальным свидетелем смены эпох. В убойном отделе довелось работать по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений против личности: убийств и изнасилований.

— В советские годы не было того вала преступности, с которым столкнулись после развала СССР, — вспоминает полковник милиции. — Крушение сверхдержавы, политические и экономические разногласия, падение морали и нравственности — всё отразилось на состоянии общества. Демократия трактовалась определенной частью населения как вседозволенность.

Криминальная динамика действительно ужасала. Если в 1985 году на территории Гомеля и области было 45 убийств и все раскрыты, то в 1995-м их произошло 175, из которых 25 преступлений остались нераскрытыми. К концу 90-х область захлестнула настоящая волна убийств. Впервые в истории счет нераскрытых дел доходил до сорока. Пика достигли в 2000 году — 223 убийства, включая покушения.

— На тот момент органы внутренних дел не совсем справлялись со сложившейся криминогенной обстановкой, — не скрывает ветеран уголовного розыска. — Не хватало транспорта, топлива, опытных кадров. В конце 90-х и не мечтали о том арсенале средств, которым обладают современные оперативники. Лучшие сыщики тех лет были патриотами своей Родины. Главная цель — помочь людям. Во времена перестройки не подались в бизнес или челноками в Польшу, остались преданными своему делу.

Нет тела, нет дела

За годы службы Владимир Ким участвовал в раскрытии, выезжал, непосредственно работал на месте преступления, общался с потерпевшими и подозреваемыми примерно по 300 убийствам. Какое из дел больше всего запомнилось?

— Что-то выделить очень трудно, — говорит сыщик. — Однако по своей жестокости и бесчеловечности поражали преступления, в которых число потерпевших доходило до пяти, а среди жертв были дети.

Одно из таких кровавых убийств произошло в областном центре на улице Богдана Хмельницкого. Неоднократно судимые гомельчанин со своей подругой по кличке Белка зарезали женщину, ее троих детей, в том числе совсем маленького, и случайного гостя семьи. Преступниками двигала жажда наживы. Чтобы замести следы, подожгли квартиру. Пять обгоревших тел обнаружили пожарные.

В лихие 90-е появилось такое явление, как сокрытие трупов. Их чаще всего закапывали. С подобным столкнулись в деле о таксисте. В 1999 году пропал водитель, который занимался частным извозом на своей «Ауди-80». Ни тела, ни автомобиля не нашли. Спустя четыре года начальник чечерского уголовного розыска получил информацию о лицах, причастных к исчезновению таксиста. К проверке подключились сотрудники всего убойного отдела. В работе возникли сложности. Как выяснилось, убийство организовала семейная пара чечерян со знакомым. Супруги как переселенцы получили квартиру в Минске, уже и думать забыли о совершенном преступлении. Тем не менее всех разыскали и привезли на допрос в Чечерск. Троица призналась в содеянном.

Но где же останки таксиста? Фигуранты привели правоохранителей на огромное поле на окраине Чечерска: «Закопали гдето здесь». Поиски вели с помощью спецтехники МЧС, перевернули горы земли. Через два дня нашли скелет с обрывками одежды, которые опознали родственники погибшего. Возник очередной вопрос: где машина? Тогда правоохранителей привели на берег Сожа. Уже при помощи водолазов разыскали и подняли части кузова пропавшей «Ауди».

В эпоху 90-х сыщики столкнулись еще с одной особенностью — преступники начали проявлять изобретательность в сокрытии улик. Некоторые убийства, совершенные в семейно-бытовых конфликтах, стали превращаться из рядовых в трудноразрешимые дела. Яркий пример — преступление в Ветковском районе. Житель одной из деревень в порыве ревности убил гостя. Ночью вместе с женой перетащил тело жертвы на мусорную свалку. Супруги развели костер, сожгли лицо и кисти рук убитого мужчины, чтобы его не опознали. Однако уйти от правосудия не удалось. Нашелся свидетель, который видел, как пара тянула труп на свалку.

Где народ научился криминальным методам? Одни насмотрелись боевиков по телевизору, другие наслушались знакомых с преступным опытом.

К слову, как сам ветеран уголовного розыска относится к модным нынче криминальным сериалам?

— Я их не смотрю, — говорит Ким. — Поскольку смерть и горе людей часто подаются с юмором, совершенно неуместным. Некоторые фильмы даже учат, как избегать наказаний. Лучше бы создатели таких сериалов сняли кино о людях других профессий, например учителях, рабочих. Вечером, как ни включишь телевизор, — одни убийства.

В Гомеле зарезали женщину и её троих детей, а потом сожгли в квартире. Ветеран угрозыска о резонансных делах прошлых лет

На месте преступления начальник убойного отдела Владимир Ким и старший оперуполномоченный Виктор Чикунов, ныне начальник управления уголовного розыска УВД облисполкома. 2003 год

От авторитетов до младенцев

Еще одно из новых явлений 90-х — преступления, совершенные с применением огнестрельного оружия. «Пушки» расходились по странам бывшего Союза из горячих точек. Цинично и беспощадно автоматной очередью расправились с гомельским авторитетом по кличке Кабан. Убийц не остановило даже то, что мужчина держал на руках маленького сына. Ребенок также погиб от выстрелов.

Отдельная категория дел, с которыми не доводилось сталкиваться советской милиции, — заказные убийства. Хотя случай случаю рознь, подчеркивает сыщик. Например, жительница Костюковки заказала бывшего супруга, который только освободился из мест лишения свободы. Не могла простить многолетние издевательства и унижения со стороны мужа. Спланировала убийство, пока экс-супруг отбывал наказание. Исполнитель согласился выполнить заказ за две бутылки вина и сто тысяч рублей (менее 100 долларов).

Убийство совсем другого плана произошло в августе 2000 года. Выстрелами из пистолета был убит директор Гомельского стеклозавода Владимир Запольский. Мужчина погиб в подъезде своего дома. В тот день приехал домой на обед, поднимался в квартиру по лестнице, где поджидал киллер. В заказном характере преступления милиция не сомневается. Однако оно до сих пор не раскрыто.

Огромный пласт уголовных дел конца 90-х — начала 2000-х — убийства младенцев. На свалках, в мусорных контейнерах, заброшенных сараях было обнаружено более 20 детских трупов. Видавшего виды оперативника поразил случай в Гомельском районе. На свалке за поселком Большевик нашли тело задушенного младенца. Мать-убийца из Еремина обмотала шею ребенка проволокой 20 раз.

Строго, но заслуженно

В последние годы правовая культура населения выросла, подчеркивает Владимир Ким. В этом немалая заслуга средств массовой информации и, конечно, милиции. Правоохранители показали, что большинство преступлений раскрывается. К тому же в 2000 году вступил в силу новый Уголовный кодекс, в котором все наказания ужесточились. К примеру, за такое убийство, за которое сегодня «светит» пожизненное заключение или расстрел, по старому кодексу 1961 года давали максимум 10 лет.

Что касается высшей меры наказания, у ветерана уголовного розыска четкая позиция: «В нашем обществе она должна существовать, что бы ни говорили правозащитники и псевдогуманисты. Некоторые аргументируют, мол, высшая мера лишает человека возможности исправиться. Я с этим не согласен. Опыт многих лет показывает, что безнаказанность порождает серию убийств». На допросе с серийными убийцами милиционер порой интересовался: что толкает их на зверство? Классический ответ: «Раз крови попил, снова хочется»…

Пожизненное наказание отбывает маньяк Фагиров из Калинковичей. В 2003 году он жестоко расправился с тремя молодыми женщинами. Прямо в центре города убил студентку, на ступеньках подъезда жилого дома — продавщицу с рынка, на обочине лесной дороги — сельчанку. Тогда весь город гудел: преступник не давал спокойно жить. Милиция в усиленном составе патрулировала улицы Калинковичей в темное время суток, пока маньяк-насильник не был пойман. Сегодня по городским улицам не страшно ходить ночью, как еще пару десятков лет назад. Если раньше микрорайон Сельмашевский славился дурной репутацией, то нынче самым тихим в городе. По сравнению с лихими 90-ми криминальная статистика снизилась в разы. В прошлом году на Гомельщине зафиксировано 67 убийств, наблюдается тенденция к дальнейшему снижению.

К столетнему юбилею уголовный розыск подходит с неплохими результатами, считает Владимир Ким: «У нынешнего поколения сотрудников есть почти всё, чтобы сдерживать преступность: народная поддержка, совершенные законы, последние достижения науки и техники, талантливые отцы-командиры».

Метки:

Обсуждение

Новости партнёров