Суд над мозырянином, который ранил троих милиционеров: “Что бы вы сделали, если бы ночью увидели во дворе незнакомых в черном?”

16.01.2018 в 21:25
Павел Мицкевич, фото автора, "Комсомольская правда"

Чтобы задержать подозреваемого в краже Андрея, его ночью выманили из дома, а он подумал, что на него напали бандиты.

В Гомеле начали рассматривать, наверное, самое неоднозначное дело последних лет. В клетке – 31-летний Андрей, который чуть не убил троих милиционеров, изранив их ножом. Казалось бы, настоящий негодяй, опасный для общества, которого надо упрятать за решетку. Но при пристальном рассмотрении всех обстоятельств выясняется, что не все так просто, и на многие вопросы в суде ответы пока не прозвучали. Сам Андрей заявляет, что милиционеры на него напали, и он, думая, что это банда преступников, пытался защитить семью…

Итак, около 4 утра в дом семьи кто-то постучал. Андрей и его гражданская жена Алёна проснулись, мужчина вышел на улицу. Во дворе увидел человека в гражданской одежде, который сказал, что случайно зацепил машину, припаркованную на улице. Когда Андрей шел по своему двору к калитке вместе с незнакомцем, из-за угла дома выскочили двое мужчин в масках и набросились на хозяина. Из дома Андрей захватил с собой нож, подозревая неладное: почему ночью в его дворе оказались чужие люди, ведь калитка была закрыта изнутри? Отбиваясь от незнакомцев, мужчина поранил троих, пока его не скрутили.

«МЫ СПОКОЙНО ЖИЛИ, ГУЛЯЛИ ПО ГОРОДУ. ДЛЯ ЧЕГО БЫЛ ЭТОТ ЗАХВАТ?»

Вскоре выяснилось, что ночное происшествие было операцией по задержанию подозреваемого в… простой краже. В УВД Гомельского облисполкома тогда так объяснили ситуацию:

– Сотрудники ОМОНа и управления ГУБОПиК задержали опасного рецидивиста в Мозыре, которого разыскивали по подозрению в совершении нескольких преступлений. В местной криминальной среде преступника знали как наглого, беспринципного, дерзкого и грубого, он любил «поиграть» мускулами и владел навыками единоборств. Три милиционера подобрались к нему на максимально близкое расстояние, сзади одну его руку схватил омоновец, другую должен был зажать напарник, но в этот момент преступник достал нож и молниеносно ранил одного из омоновцев, начав затем беспорядочно размахивать клинком.

Возмущенная такой версией событий Алёна рассказала свое видение ситуации:

– Мы сразу насторожились: как кто-то проник на нашу территорию без звонка? Стало страшно. Когда муж пошел к калитке, я с крыльца увидела, что из-за угла выбегают люди в масках. Я закричала, муж обернулся и увидел силуэты людей. Что он мог подумать в этот момент? После обыска в доме ничего не нашли, и раньше Андрей не совершал тяжких преступлений. В розыске не был, не скрывался, мы спокойно жили, гуляли по городу. Для чего был этот захват?

Принципиальный вопрос в том, знал ли Андрей, что сопротивляется милиционерам и ранит ножом не грабителей, а правоохранителей. Те утверждают, что перед задержанием успели крикнуть: «Стоять, милиция!» Поэтому сейчас мужчину судят за «покушение на убийство двух и более лиц в связи с осуществлением им служебной деятельности», а также за «кражу группой лиц с проникновением в жилище» (ч.1 ст.14, п.п.1,10 ч.2 ст.139, ч.2 ст.205 УК Беларуси).

Суд над мозырянином, который ранил троих милиционеров: "Что бы вы сделали, если бы ночью увидели во дворе незнакомых в черном?"

Андрей и Алёна вместе растят дочь. Фото: соцсети

Кроме Андрея за кражу судят еще одного мужчину, который вместе с ним, по версии обвинения, похитил у местного жителя сварочный аппарат.

Суд начался с заявления обвиняемого об отводе судье. Он считает, что тот уже предопределил исход дела:

– Когда я был в СИЗО, сотрудники УБОП приходили ко мне и угрожали, что если я не признаю вину и не скажу, что слышал крики «Стоять, милиция!», они сделают так, что меня посадят на 20 лет. Дело было сфабриковано для того, чтобы прикрыть милиционеров, которые сами совершили преступление, напав на меня, – заявил Андрей. По его версии, милиционеры его никак не предупредили о том, что они – работники правоохранительных органов, поэтому он был уверен, что отбивается от грабителей.

«ПРОВОДИТЬ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ВЫЕХАЛИ ПОЧТИ ВСЕМ ОТДЕЛОМ»

Потерпевшие по делу – те самые трое раненных милиционеров: двое омоновцев и один работник УБОП. Все они примерно ровесники с обвиняемым, но он заметно крупнее всех троих. В суде выяснилось, что Андрей действительно раньше сидел за грабеж и разбой, но после того, как в 2012 году освободился, не нарушал закон.

– Когда я вышел, мне сразу стали угрожать с УБОП, что скоро снова посадят меня надолго, – заявил в суде обвиняемый. – Я уехал в Германию, жил там, был прописан, собирался получать вид на жительство, но приезжал к своей жене и дочери.

Комментируя это после суда, мать Андрея говорила, что давно просила его уехать из города:

– Нам как-то гадалка говорила, что не будем ему здесь счастья, не дадут ему жить спокойно. Но он вернулся из Германии, потом что не мог жить без Алёны. Потом собирался ехать в Россию на заработки…

Человек, у которого украли сварочный аппарат, в суд не явился, объяснив это тем, что у него нет денег на дорогу из Мозыря в Гомель, и что надо сидеть дома с ребенком. Но обвиняемые, которые утверждают, что ничего не крали, настаивают на том, чтобы хозяин сварочного аппарата приехал, и судья поручил прокурору доставить потерпевшего в суд.

А пока показания дал потерпевший от Андрея работник УБОПа. Он рассказал, что из Гомеля в Мозырь проводить оперативно-розыскные мероприятия выехали почти всем отделом по поручению следователя. Но почему задерживать предполагаемого вора решили глубокой ночью и такими силами, на каждую ли банальную кражу из Гомеля выезжает столько людей, почему все были в обычной одежде без опознавательных знаков, и на многие другие вопросы милиционер не ответил. Возможно, об этом расскажет работник ГУБОПиК Волосевич, который руководил операцией и выступит в суде свидетелем.

Потерпевшие – трое раненных милиционеров

Потерпевший милиционер настаивал на том, что омоновцы кричали «Стоять, милиция!», и уже во время борьбы с Андреем все тоже говорили ему, чтобы сдавался, что они из органов. Сам Андрей спрашивал у милиционера и о том, что на основании какого закона сотрудники милиции не обязаны представляться сразу при задержании. Тот ответил: на основании внутренних документов МВД.

И еще одна интересная деталь – отец Андрея, по его словам, сам какое-то время служил в органах.

В суд также пришли матери – Андрея и Алёны, которые то и дело возмущенно вздыхали, когда милиционер давал показания:

– Андрей молодец, он действовал, как настоящий мужчина, защищал свою семью. Что бы вы сделали, если бы ночью увидели в своем дворе неизвестных людей в черном? И даже если бы была кража, зачем надо было ночью вот так захватывать простого вора?

Оба обвиняемых полностью отрицают свою вину в краже. Где в итоге оказался сварочный аппарат, в суде тоже будут еще выяснять, заседания продолжатся допросами потерпевших.

По неофициальной информации, такой интерес милиции к Андрею был вызван оперативными сведениями о том, что он якобы собирается создать в городе и возглавить организованную преступную группу. Но никаких доказательств этому в суде пока тоже не прозвучало.

Обсуждение