Минута в минуту. Журналист провела один день с самой молодой в Гомеле сиделкой

29.09.2019 в 23:19
Юлия Цурко, "Белка", фото: Мария Амелина

Гомельчанка Екатерина Медведева выходит из подъезда, огибает пёстрый цветник у дома и направляется к оста­новке. Улыбается. Ей на работу в плохом настро­ении нельзя. Катя третий год работает сиделкой. Каково это – узнал городской журнал “Белка”.

— Будешь улыбать­ся — всё будет получаться, — делится своей теорией малень­ких побед моя новая знакомая. — Я как-то ухаживала за женщи­ной, которая перенесла три инсульта. Научила её пересаживаться в коляску. Держала за руки, она тихонечко семенила, и мы садились. Я человеку с улыбкой на лице внушаю, что он может. Это легко.

Сегодня Катя мчит в Любенский микрорайон к своей Манечке.

9:20

Двери автобу­са №1 закры­ваются, молодая женщи­на усаживается у окна и вспоминает, как впервые увидела свою подопеч­ную:

— К ней много людей приходило. И в част­ном порядке, и из цен­тра (Центр социально­го обслуживания Совет­ского района Гомеля — прим. авт.). Когда я при­шла на «смотрины», сра­зу ей понравилась. Она тогда сказала дочке: «О, смотри, какая молодень­кая. Её хочу». Я снача­ла колебалась. Бабуш­ке всё-таки 94 в январе будет. Думала, вдруг не справлюсь. Но они меня вдвоём уговорили.

— То есть вы можете выбирать друг друга?

— Конечно. Характер, возраст, внешность — всё имеет значение. Кто-то не переносит табач­ный дым, а у кого-то всегда плохое настро­ение…

9:41

В светлых кроссовках Катя обходит лужу. Ей надо забежать в мага­зин. Пятилитровая бутылка воды, глазиро­ванные сырки с шокола­дом и карамелью, тво­рог, йогурты, бананы — готово.

9:59

Лифт оста­навливается на 11-м этаже. Катя вынимает из кармана клю­чи. Тихо, чтобы не раз­будить пожилую хозяй­ку, открывает дверь.

Первым делом нуж­но приготовить завтрак. Сиделка негромко вклю­чает радио, аккурат­но достаёт кастрюлю. Будет каша.

— Я наловчилась, знаю вкус Манечки. Она сластёна. Любит мёд, бананы. Осо­бой диеты у неё нет, я досматриваю её просто по старости.

Завтрак готов. Пока каша остывает, Катя взбивает яйцо с моло­ком, добавляет муку. Ставит на плиту ско­вородку. Тесто расте­клось по дну тонким слоем. Первый блин­чик готов. Второй, тре­тий. В них можно завер­нуть любую начинку, но Манечка любит блины вприкуску с мёдом.

— В день сиделка должна приготовить два блюда, что-нибудь лёгкое и несложное. Но я люблю побаловать Манечку чем-нибудь вкусненьким.

10:28

«Солнышко, давай вста­вай», — Катя склоняет­ся над пожилой женщи­ной. Манечка открывает глаза, улыбается. Для неё утро только начина­ется. Опираясь на ходун­ки, женщина сама идёт в ванную. Умывается, при­чёсывается. Катя совету­ет выбрать одежду поте­плее: сегодня прохладно.

10:56

Манечка уса­живается за стол. Перед ней — тарел­ка с кашей, ложка, чай и блины с мёдом. Катя помогает одолеть беззу­бому рту приготовлен­ный завтрак. Аппетит ещё не пришёл.

— Попробуй, — уго­варивает сиделка.

Пробует.

— Вкусненько?

— Да.

— Возьми ещё ложеч­ку. Та-а-ак. И ещё. Оста­лось три ложечки.

Катя отвлекается на секунду: «Всегда угова­риваю её покушать. Но потом она вовлекается в процесс, доедает всё до крошки и даже облизы­вает пальчики. Для меня это лучшая похвала».

11:34

Старушка высвобожда­ется из-за стола и дви­гается к кровати. Ей надо вздремнуть. А Катя, которая за четыре месяца выучила при­вычки своей подопеч­ной, уже несёт грелку под спину. Без неё Манечке неуютно.

— Мне много раз предлагали работу соцработника. Это ког­да много подопечных, к каждому надо забе­жать на пару часов и оказать определённую услугу. Суп сварить, полы помыть, в апте­ку сходить. Много суе­ты, а пожилые этого не любят. С одним чело­веком работать спокой­ней. Виден результат. Я помогаю, ему легче ста­новится. У нас с Манеч­кой очень тёплые отно­шения. Мне это важ­но, — рассуждает Катя, пока пожилая женщина дремлет.

11:54

В раковине на кухне перестала литься вода. Сиделка уже вымыла посуду. Стоя у подоконника, вытирает руки и планирует уборку: про­тереть пыль, вымыть зеркало в прихожей, постирать носовые плат­ки Манечки.

12:49

Упали очки. Катя бежит к кровати. Старушка открывает свой молит­венник. Читает.

— Она любит молит­вы и что-нибудь научно-популярное. Про водный мир, например, или насекомых. Сказки Пушкина помнит, рас­сказывает иногда.

13:00

Катя снова у плиты. Разго­вариваем. Её голос ино­гда заглушает шурша­ние упаковки, стук ножа по деревянной доске, шипение масла на ско­вородке.

— После школы уеха­ла в Добрушский район. Там меня взяли продав­цом в сельпо. Сначала нравилось за прилав­ком стоять, с людьми общаться. Они добрые в основной массе. Рабо­тала в винно-водочном отделе. Покупатель своеобразный. Я нико­го не осуждаю. С ними иногда весело…

А в 18 лет Катю назначили заведующей. Магазин в деревне хоть и маленький, но рабо­ты было много. Моло­дой начальнице прихо­дилось и покупателей обслуживать, и ящики с товаром таскать. Не выдержала, вернулась назад в город.

— А в сиделки как попали?

— В детстве я мно­го времени проводи­ла со своей прабабуш­кой Марфой. Она меня научила по лесу гулять, грибы и ягоды соби­рать. Меня к ней всег­да тянуло, она была очень мудрой женщиной. Потом я ухажива­ла за своей бабулей. Так узнала о существова­нии территориальных центров социального обслуживания, а они — обо мне.

— Говорят, старики очень капризные…

— Есть немножко, но мне с ними всегда спо­койно.

14:09

На столе сно­ва появляют­ся тарелки и приборы. Катя включает на мобильном телефоне концерт Эдиты Пьехи. Манечка улыбается. Ложка за ложкой, и пюре из картошки и перетёр­того мяса съедено.

15:12

Манечка хохочет. Они с Катей нашли старый журнал с анекдотами.

15:33

Пенсионерка наблюдает за птицами из окон своей лоджии, Катя моет посу­ду. Есть минута погово­рить.

— В нашем городе очень много пожилых, которым нужна помощь. Плохо, что в сиделки не идёт молодёжь. Кажет­ся, я самая младшая (Екатерине 34 года — прим. авт.). Возможно, люди не знают об этой работе. Или боятся.

16:00

Катя помога­ет встать Манечке. Открыли скри­пучий шкаф, выбирают одежду для прогулки.

16:15

Прямо из-под ног пожилой женщины упорхнула пара голубей. Медленно «девочки» шагают к скамейке.

17:45

Ложка ударя­ется об опу­стевшую тарелку. Хозяй­ка доела последний кусо­чек своего ужина. Катя помогает ей вымыть руки и принимается складывать посуду. Рабочий день заканчивается.

— Скоро вернётся с работы дочь Манечки, и мне можно уходить. Но если я им понадоблюсь, то обязательно приеду.

17:58

В дверном замке отчёт­ливо слышен поворот ключа.

— Катенька, привет! — кричит с порога дочь хозяйки.

— Здравствуйте, — отвечает сиделка. — Чайник поставить?

18:24

Лифт спуска­ется на пер­вый этаж. Катя выходит из подъезда, выбрасыва­ет мусорный пакет в бак и шагает к остановке. Пока ждёт автобус, сно­ва откровенничаем.

— Я бы своих родите­лей в дом престарелых никогда не отдала. Луч­ше родственников никто не досмотрит. Но бывают ситуации, когда работу нельзя бросить или здо­ровье не позволяет. Тог­да без сиделки не обой­тись. Да, сложно впу­стить в дом посторонне­го. Но, поверьте, хоро­ших людей больше. Надо просто искать друг друга.

Минута в минуту. Журналист провела один день с самой молодой в Гомеле сиделкой

18:36

Подъезжает автобус. Катя ищет глазами свободное место, людей много, всё занято. Покупает билет и едет стоя. Улыбается. К мужу возвращаться надо тоже в хорошем настроении.

Метки:

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...