У каждого своя правда. Как визит директора гомельской школы в семью стал достоянием общественности

19.05.2018 в 19:33
Светлана Коломиец, "Белка"

Нешуточная риторика разгорелась в социальных сетях в отношении директора гомельской школы № 3 Нины Стороженко, которая посмела посоветовать матери своих учеников усыпить больную собаку. С чего вдруг вообще руководитель приходит в семью и даёт подобные советы? Городской журнал «Белка» попробовал разобраться, выслушав обе стороны конфликта.

Многодетная мать Антонина Шайнюк: «Если бы со мной разговаривали по-человечески, о конфликте никто не узнал бы»

Звоним Антонине Шайнюк договориться о встрече. «Только в понедельник, сейчас абсолютно нет времени», – просит войти в положение многодетная мать (на том конце провода слышны голоса детей и лай собаки). Впрочем, героиня взбудоражившего соцсети видеоролика не против ответить на вопросы по телефону.

По словам Антонины, вечером 14 мая в квартиру на улице Оськина пришла директор школы №3. До сих пор женщины не были лично знакомы, многодетная мать видела её пару раз на школьных мероприятиях.

– Директор первым делом спросила о задолженности за газ. Я ей объяснила – вопрос с этой службой решён, часть долга погашена, поэтому я не понимаю, с чего вдруг ко мне снова претензии, – вспоминает тот диалог Антонина Шайнюк.

Многодетная мать-одиночка к визитам школьных учителей давно привыкла, но тут, говорит, опешила.

– В этот раз со мной разговаривали в приказном тоне. Я была в шоке, слушая команды директора: поклеить обои во всех трех комнатах, усыпить собаку и так далее. Ещё и сроки установила – сначала до пятницы, потом подумала и сказала – «недели вам хватит». В противном случае детей поставят на учёт в СОП. Поверьте, если бы со мной разговаривали по-человечески, о конфликте никто бы не узнал. Как многодетная мать я часто общаюсь с социальными службами, ежегодно получаю адресную помощь. Всегда везде ко мне относились по-человечески.
Антонина говорит, что дети живут с ней, к бабушке переезжают только на холодное время года.

– Бабушка живёт недалеко от третьей школы, – делает важное уточнение многодетная мать. – Более того, у меня очень хорошие отношения с учителями третьей школы, поэтому я отправила детей туда учиться. Я не сдаю никакие деньги в фонд школы, потому что у меня нет такой возможности. И со стороны учителей по этому поводу прессинга в мой адрес никогда не было.

Собака болеет с зимы, в ветеринарной клинике диагностировали онкологию. Делать операцию не рекомендовали, так как в силу возраста животное может её не перенести.

– Кристи ходит, ест, пытается играть с детьми. Мы её лечим, просто сейчас перерыв в приёме лекарств, – описывает хозяйка состояние домашнего питомца.

Претензии к запаху в квартире Антонина и вовсе не поняла:

– В любой квартире, где есть животное, присутствует определённый запах. Но он же не ужасен? Правильно?..

В заключение Антонина спешит сказать главное:

– Я не тот человек, который любит жаловаться. Неужели вы думаете, что мне приятно напоказ выставлять свою семью? Поверьте, мне такое внимание не нужно.

Директор школы №3 Нина Стороженко: «Мать лукавит, речь о постановке в СОП не шла»

Руководитель учреждения образования утверждает, что трое детей Антонины Шайнюк проживают с бабушкой на улице Барыкина. Причин посещать квартиру в 104-м микрорайоне, где они прописаны, не было.

– В нашей школе обучаются дочери Антонины Шайнюк, в первом и третьем классе. Они живут с бабушкой на улице Барыкина, вместе с братом-дошкольником. Обычные дети, в особом педагогическом контроле не нуждаются, – отмечает Стороженко. – Но все трое зарегистрированы в квартире на улице Оськина, построенной с господдержкой.

При образовании задолженности за газ в школу зимой поступил сигнал: есть долг, в квартире затхлый запах, антисанитария, а в ней зарегистрированы четверо детей (старший сын живёт с мамой). Зная, что дети фактически находятся у бабушки, мы не отреагировали на сообщение. Повторный сигнал оставить без внимания уже было нельзя, и я выехала по адресу лично, потому что соцпедагог сейчас находится в отпуске.

В квартире действительно было грязно. Это я говорю вам не как должностное лицо и не как представитель санстанции, а как женщина. Я не имею сейчас в виду оборванные или обрисованные обои. Шестнадцать лет работаю в образовании, так что могу отличить, где самовыражались дети, а где обои просто грязные и нуждаются в замене. В одной из трех комнат их вообще не было. Посоветовала хозяйке навести порядок, переклеить сорванные обои. Возможно, выбрала неверный строго «наставнический» тон по отношению к взрослому человеку. Но от сути высказанного не отказываюсь и сейчас.

В квартире присутствовал запах от больного животного. Овчарка лежала на грязной тряпке, жалостно скулила, на полу были следы крови, шерсти и песка. И я действительно высказала мысль об усыплении страдающей собаки. Ни в коем случае это не стоит рассматривать как ультиматум.

А теперь главное: ни до моего посещения семьи по месту регистрации, ни после, ни сейчас вопрос о придании семье статуса социально опасной не рассматривается. Поступил сигнал об антисанитарии в квартире, где зарегистрированы дети, и школа обязана была его проверить. Рада, что до привлечения блогера к съёмкам в квартире хотя бы в прихожей поклеили обои и вымыли полы.

Отдельно директор остановилась на школьных поборах (эта тема тоже стала поводом для резких высказываний в соцсетях):

– Все родители в нашей школе знают, что многодетные семьи от участия в сборах на ремонт школы освобождены. Кроме того, попытки упрекнуть кого-либо в том, что он не хочет помогать школе деньгами, строго пресекаются.

Надеюсь, что в семье Шайнюк всё будет хорошо, девочки будут радовать всех нас отличными результатами в учёбе вплоть до выпускных классов.

НАША СПРАВКА

В службу опеки Советского района Гомеля за прошлый год поступило около 2 тысяч сигналов о социально опасном положении детей. От соседей, бывших супругов и даже случайных прохожих. Больше всего сообщений принято от медиков, милиционеров, коммунальников и работников соцзащиты.

По всем сигналам были проведены, говоря официальным языком, социальные расследования. Отработали их действующие при РЭУ смотровые комиссии, а также рядовые работники образовательного фронта: воспитатели и классные руководители.

Соцрасследование не является основанием ставить семью в СОП, но все сигналы без исключения проверяются.

В ТЕМУ

В недавнем интервью газете «Советский район» заместитель прокурора города Гомеля Алексей Гавриков перечислил основные критерии, по которым признаётся факт соци­ально опасного положения детей. Это уклонение родителей от выполнения своих обязанностей и систематическое пьянство с их стороны.

Зампрокурора не припомнил ни одного случая, чтобы педа­гоги угрожали родителям постановкой в СОП.

– Первый раз о подобном слышу, хотя не исключаю и такого развития событий. В конце концов, эту работу выполняют люди, которые опираются на свою интуицию и житейский опыт. Нет инструментария, способного с точностью установить, является вот этот родитель ответственным, а этот – безответственным.

Но одно дело – угро­зы, а другое – их реальное воплощение. Для этого необ­ходимо, во-первых, иметь веские основания, во-вторых – соответствующие полно­мочия. Ни один педагог, даже директор школы, не вправе решать подобные вопросы единолично.


Помощь многодетной маме.
5435-5310-9532-8728, до 09.20.
Шайнюк Антонина
СВЯЗАТЬСЯ С МАМОЙ:
https://vk.com/id102077035

Метки:

Обсуждение

Загрузка...