МИД занимается возвращением детей умершей в Египте белоруски

23.11.2017 в 10:48

Год назад гродненка Ольга Чернецкая с двумя приемными детьми уехала на постоянное место жительство в Хургаду. Там женщина купила три квартиры, а два месяца назад вышла замуж — вернее, заключила орфи-контракт (договор о временном браке. — Прим. TUT.BY) с египтянином Ахмедом. Живи, казалось бы, да радуйся, — но 18 ноября женщина вдруг умерла.

МИД занимается возвращением детей умершей в Египте белорускиДрузья Ольги подозревают, что в смерти женщины может быть криминальный след: якобы её квартиры и другое имущество могли приглянуться новоиспеченному мужу.

 — Друзья видели заявление, написанное кем-то в местную полицию, где орфи-мужа сестры подозревали в мошенничестве, — говорит брат женщины Александр.

Мужчина замечает, что пока это все домыслы и слухи, главное же сейчас — вернуть на родину, в Беларусь, детей Ольги. Саму женщину похоронят в Египте — у семьи нет денег на перевозку тела: страховка у гродненки оформлена не была.

Что известно об Ольге?

В Гродно женщина работала экспедитором и имела свой небольшой бизнес. В какой-то момент решила, что не хочет дальше жить со своим белорусским мужем, и уехала в Египет с детьми, где продолжала вести свое дело.

К тому времени она уже купила там, в Хургаде, однокомнатную квартиру. Затем, посчитав, что жилплощадь для троих человек маловата, купила вторую — двухкомнатную. Для этой сделки она взяла кредит, надеясь, что быстро продаст прежнее жилье. Однако квартиру покупать никто не спешил. Стоимость двух этих квартир, по словам Александра, не превышает 12 тысяч долларов. Потом женщина купила в рассрочку третью квартиру, собираясь продать две предыдущие и погасить долг за это жилье.

На что «претендует» Ахмед?

По орфи-контракту, как утверждают друзья женщины, ее недвижимость отходит ее орфи-мужу. Однако видов таких контрактов в Египте как минимум два — и один из них не накладывает никаких обязательств на стороны

Орфи-контракт — временный брак в Египте.

Первый вид договора нигде не регистрируется и в любой момент может быть прекращен. Бумага дает право встречаться с любимым человеком «официально». В обратном случае, например, при проверке документов, если орфи-контракта не окажется, все может закончиться выяснением в полиции, легально ли человек находится в Египте. При этом таких контрактов у одного человека может быть сколько угодно

Есть другой вариант орфи-контракта. Он легализуется в суде и считается официальным «свидетельством о браке». Жена-иностранка, предъявив эту бумагу в миграционную службу, может получить визу для долгосрочного пребывания в Египте.
Какой именно контракт заключила Ольга с египтянином Ахмедом — пока не ясно. Однако ее брату известно, что у мужчины есть официальная жена — россиянка. Знала это и Ольга. Она, кстати, и сама до сих пор состояла в официальном браке со своим белорусским мужем.

— Ахмед появился в жизни Ольги не так давно. Она рассказывала, что они с ним и его женой ездили на экскурсию в Каир. Да и вообще много времени проводили вместе. В социальных сетях стали появляться совместные фотографии. Но много она мне не говорила, хоть мы и достаточно плотно общались, — вспоминает Александр.

О смерти сестры мужчина узнал в тот же день: ему позвонил Ахмед, рассказав, что Ольге стало плохо и она скоропостижно скончалась в больнице. В справке из учреждения здравоохранения написано (Александр отдал ее переводчику. — Прим.), что причина смерти женщины — ишемическая болезнь сердца.

А дальше у семьи возникли проблемы с перевозкой тела женщины в Беларусь.

— У сестры не было страховки. В нашем консульстве в Каире сказали, что перевозка тела будет стоить 3?5 тысяч долларов. Таких денег у нас попросту нет. Остановились на том варианте, что Олю похоронят на православном кладбище в Египте. Всем этим там занимается консул, — говорит Александр и добавляет, что сейчас главное — вывезти детей, которые остались у практически незнакомых людей и находятся, по словам мужчины, в опасности.

Справка о смерти Ольги. Фото: из личного архива

Что будет с детьми?

— Детей Ольга и ее белорусский муж усыновили несколько лет назад, — рассказывает Александр. — У ее супруга были проблемы с алкоголем, сестра не могла с ним жить, поэтому и уехала в Египет вместе с сыном и дочерью. Там они жили год. Сейчас в ситуацию с возвращением детей в Беларусь вмешались наши органы опеки. Еще я написал три письма — в Министерство образования, в Администрацию президента и в прокуратуру, чтобы нам поспособствовали в вывозе детей, потому что, по сути, они находятся там одни. Ахмед, по его словам, возит их в русскоязычный садик, а на ночь забирает домой, но дети — а им 4 и 5 лет — остались без мамы.

Сотрудник белорусского консульства в Египте встречался с детьми, а также беседовал с заведующей детским садом, куда ходят 5-летний сын и 4-летняя дочь скоропостижно скончавшейся женщины, сообщили в пресс-службе Министерства иностранных дел.

“У бывшего супруга — гражданина Беларуси — есть права на опекунство над детьми. Наш консул связывался с ним, разговаривал. Мужчина высказал готовность прилететь и забрать детей. Предполагалось, что 22 ноября он будет в Египте. Однако, по нашей информации, он не вылетел”, — рассказали в МИД.

Белорусский консул в Египте также встретился и пообщался с детьми. Они находятся в нормальном физическом и сносном — с учетом того, что потеряли мать, — психологическом состоянии, рассказали во внешнеполитическом ведомстве. Пообщался консул и с воспитателями в детском саду, которые также заявили, что детям ничего не угрожает.

В МИД уточнили, что посольство РБ в Египте с первого дня, как стало известно о трагедии, поддерживало контакт с властями Египта и братом погибшей, находящимся в Беларуси.

Обсуждение